На прошлой неделе в Киеве состоялось «эпохальное» событие. Первый в новейшей истории постмайданной Украины легальный гей-парад. Данное событие анонсировалось за несколько месяцев, однако точное место и время его проведения сохранялось в тайне. Мероприятие должно было стать тестом на европейскость страны, которая полтора года назад ступила на путь евроинтеграции. О том, что из этого вышло, известно всем. И тем не менее, событие подвело итог многим общественным процессам, инициированным «революцией достоинства». Одним из положительных моментов случившегося можно считать очередное развенчание мифа об отсутствии фашизма на Украине. Стоит признать, что только ради одного этого время от времени должны проходить гей-парады. Между тем, проблема гомосексуализма во многом спорная и требующая тщательного беспристрастного анализа. Здесь недопустима категоричность ни с той, ни с другой стороны. Попытаемся объективно рассмотреть данный вопрос в контексте украинских политических реалий.

Как известно, в современном мире страна, заявляющая о своей приверженности европейским ценностям обязана проводить гей-парады. Гей-парад или гей-прайд как способ выступления сексуальных меньшинств за легализацию однополых браков и предоставление равноправия всем членам общества вне зависимости от сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в странах постсоветского лагеря превратился в разновидность политической борьбы. Нередко выступления гей-активистов сопровождаются социальными требованиями наравне с политическими, носящими правозащитный характер. Представители ЛГБТ-сообщества требуют от государства и общества прекращения дискриминации по признаку половой ориентации не только на бытовом уровне, но и в трудовой сфере. Тема гомосексуализма стала основой для пиара разного рода общественных и политических организаций. Открытые публичные дебаты о гомосексуальности превратились в источник множества спекуляций. Считается, что отношение к правам сексменьшинств определяет степень демократичности государства, его готовность предоставлять равные социальные гарантии для всех граждан. В свою очередь, преследования по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности характеризует общество как тоталитарное, наравне с такими явлениями как сексизм, расизм и религиозная нетерпимость. Сегодня, идеология ЛГБТ-движения прочно укоренилась в общественную мысль ряда европейских стран. Украина, как страна выбравшая евроинтеграционный вектор, должна сказать свое слово по данному вопросу.

Так, на прошлой недели, 6 июня на Оболонской набережной Киева, собрался т.н. «марш равенства», хотя промаршировать сторонникам однополой любви удалось не более 300 метров. На место проведения гей-парада прибыла разъяренная толпа вооруженных праворадикалов. В итоге мероприятие было сорвано. Радикалы забросали участников марша дымовыми шашками и слезоточивым газом. Через полчаса после начала парад был распущен милицией с целью предотвращения дальнейших столкновений. Все закончилось привычной для Украины потасовкой радикалов с правоохранителями, в которой, к слову, ни один гей не пострадал. Срыв гей-парада произошел несмотря на поддержку президента Украины и присутствие двух депутатов ВР от блока Петра Порошенко. За день до мероприятия глава государства выступил со словами поддержки «марша равенства», добавив, что сам лично на параде присутствовать не будет, поскольку придерживается традиционной ориентации, но как президент демократической страны, считает, что это конституционное право каждого гражданина и он не видит препятствий для его осуществления.

Что же произошло на самом деле. Если абстрагироваться от темы ЛГБТ, то 6 июня произошел не столько разгон гей-парада, сколько разгон мирного публичного собрания. Для постмайданной Украины стали нормой срывы выступлений ряда политических сил. Можно привести массу примеров, когда праворадикалы срывали мирные акции оппозиционных, пророссийских и левых сил. Сейчас на Украине действует фактический запрет на свободу слова и мирных собраний, попирание конституционных прав граждан. На фоне этого активно проводятся митинги и шествия ультранационалистов под откровенно фашистскими лозунгами. Все это как ничто другое свидетельствует о наличии на Украине тоталитарной националистической диктатуры. Не важно кто проводит собрания и шествия, умеренная оппозиция, левые, пророссийские силы или активисты ЛГБТ, любое проявление протеста находится под неофициальным запретом. На Украине разрешена только одна идеология – радикальный национализм, а все что не идет в полное соответствие с ним, преследуется и подавляется самым жестоким образом. В связи с этим, срыв гей-парада в Киеве можно считать окончательным отказом украинского общества от построения демократического правового государства европейского образца.

Так ли страшны геи и лесбиянки в действительности, как рисует их националистическая пропаганда? Консервативная мысль опирается на доводы, что однополое партнерство наносит вред демографической ситуации, нивелирует традиционные ценности, разрушает институт семьи, прививает аморальность, и.т.д. Но многое становится понятным, если попытаться объективно взглянуть на проблему. Спад демографии за последние 50 лет наблюдался практически во всех европейских странах, что является следствием сочетания комплекса факторов. Согласно статистике, гей-браки в странах, где легализованы однополые союзы, составляет не более 2%. Пока эта цифра не может оказывать статистически достоверного влияния на спад рождаемости. Ожидать того, что на Украине после принятия закона о гей-браках, на второй день выстроятся километровые очереди из однополых пар, желающих узаконить отношения, по меньшей мере несерьезно. С точки зрения социальных аспектов, за проблему гомосексуализма удобно прятать другие проблемы, ведущие к падению рождаемости, в частности экономические проблемы, не позволяющие молодым украинским семьям обзаводиться достаточным для увеличения популяции количеством потомства. Абсурдно искать причину падения рождаемости в нравственной сфере, в популяризации феминизма, половой свободы, идей чайлдфри и прочих новомодных течений, противоречащих традиционному укладу семьи. Спад рождаемости на Украине в современных условиях является неотъемлемым следствием отсутствия социальной защиты. Какими бы ни были мотивы, побуждающие людей отказываться от деторождения, первопричина лежит исключительно в экономической сфере. Государство, в котором отсутствуют социальные гарантии, обречено на демографический кризис. Но все это можно спрятать за ширму, переключив внимание обывателя на борьбу с гомоэпидемией, вместо решения социальных проблем, которыми обязано заниматься государство.

С точки зрения традиционной украинской сексуальной культуры, гомосексуальность и бисексуальность – это отклонение от нормы. А что говорит на эту тему наука? В современной медицинской трактовке гомосексуальность не является патологией или сексуальной девиацией, ее принято считать разновидностью полового поведения, одним из вариантов психологической нормы. Вместе с тем гомофобия наряду с сексизмом и расизмом классифицируется западными психологами как личностное расстройство. Наличие гомофобии у индивида считается признаком подавляемой гомосексуальности, следствием разлада между желаниями и моральными установками. Та или иная сексуальная ориентация объясняется биологическими особенностями, сложным взаимодействием генетических и средовых факторов. В пользу того, что гомосексуализм не является сугубо человеческим «изобретением» и результатом «пропаганды извращений», а продуктом эволюции, свидетельствует животный мир, где гомо- и бисексуальное поведение играет не последнюю роль в выживании вида. Существует концепция, согласно которой гомосексуальное поведение обусловлено природными процессами сдерживания численности популяции, бесконтрольный рост которой может привести к вытеснению других видов из их экологических ниш. С помощью этого механизма природа страхуется от неконтролируемого распространения вида и самоистребления его в условиях нехватки ресурсов. Гомосексуальное (нерепродуктивное) поведение подчинено задаче выживания популяции и поддержания биоразнообразия видов. Это вполне оправданный, выработанный за миллионы лет эволюции живых существ инструмент сохранения равновесия. Можно также предположить, что посредством активации нерепродуктивного гомосексуального поведения выбраковываются мутантные гены. В биологическом смысле, данная проблема не является проблемой, а искусственное вмешательство в названый процесс, рискует нарушить естественные механизмы саморегуляции живых организмов.

Отчего же вокруг киевского гей-парада возникло столько шума? Очевидно, что власти очень выгодно переключить внимание общества на ЛГБТ и связанные с ним вопросы. Но представляет ли на самом деле гомосексуализм столь важную проблему для Украины сегодня, на которой следует заострять внимание? В свете надвигающегося дефолта, гражданской войны на востоке, социально-экономического кризиса и доминирования праворадикальных идей в обществе, проблема ЛГБТ-движений представляет собой жалкий фарс. Во всяком случае, для нас, гетеросексуального большинства, это и вовсе не проблема. Однако, дискуссию вокруг киевского гей-парада активно нагнетают и усиливают. Особенно примечательно то, что украинские геи и лесбиянки, которые вместе с радикалами свергали режим «кровавого диктатора», боролись «за демократию», сегодня оказались не у дел. Они пытаются как бы на законных основаниях требовать признания своих прав, но их при этом подвергают обструкции. За что же тогда стоял майдан, справедливо недоумевают украинские ЛГБТ, если коррупция не «подолана», олигархи не сброшены, честные суды и соблюдение конституции так и осталось фикцией. При этом ряд высокопосталенных лиц из числа «лидеров майдана» и руководства «добровольческих батальонов» являются реальными, но неафишируемыми гомосексуалистами.

Аваков3

Министра внутренних дел Арсена Аваков подчиненные ласково кличут «пидорок»

нищук

Министр культуры Украины Сергей Нищук своей нетрадиционной ориентации не скрывает. Открытый гей.

 

портников

 Основной майданный журналист Виталий Портников. Порнопленка о его гомосексуальных похождения обошла весь интернет.

Только одним придерживаться нетрадиционной ориентации «можно», а другим «нельзя». Это очевидное противоречие и двойные стандарты постмайданной Украины приводят в замешательство рядовых поборников «свободной гей-любви». На что надеялись майдановские ЛГБТ-активисты, забыв исторический опыт о том, что национал-радикализм, не признает свобод, свойственных демократическому обществу, непонятно. Свобода совести, свобода слова, свобода собраний, половая свобода, отсутствуют в жестких рамках тоталитарной националистической идеологии. Какие бы демократические и псевдолиберальные лозунги не поднимал на свои знамена национал-радикализм, он не изменит от этого своей сути. А суть любой тоталитарной идеологии в подавлении инакомыслия, унификации общества, в неприязни к индивидуальности. Тоталитарная националистическая идеология построена на ненависти, диктате, вмешательстве в частную жизнь, подавлении инакомыслия, отрицании демократических свобод. Украинские нацисты и прочие сторонники агрессивного ультрапартиотизма никогда не допустят либерализации украинского законодательства в вопросе уравнивания ЛГБТ в правах с гетеросексуальным большинством.

На сегодня мнения ЛГБТ-сообщества по поводу проведенного гей-парада разделилось на два лагеря. Одни считают сорванный гей-парад предательством «идеалов майдана» в деле построения европейской демократии. Другие считают случившееся достижением, т.к. сексменьшинства впервые сумели публично заявить о себе при фактической поддержке президента страны и защите правоохранителей. Но за всем этим скрывается обман. Как бы Украина не старалась выглядеть по-европейски, примеряя на себя демократические одежды, вряд ли у кого-то обладающего здравым рассудком повернется язык назвать демократической страну, которая уже год ведет войну с собственным народом в восточных регионах. Если цель Украины во всем подражать Европе, то можно ли представить, чтобы в какой-нибудь из европейских стран, к примеру в Великобритании, где тоже ведутся определенные территориальные споры, проходила бы своя «АТО»? Там, как известно, власть разговаривает с народом не с позиции силы, а с позиции диалога, и добивается взаимовыгодного компромисса.

Националистическая истерия вокруг гей-парада, это попытка отвести внимание от катастрофических последствий госпереворота. Пока украинский обыватель пребывает в ужасе от надвигающейся «гомодиктатуры», в стране растет и крепнет диктат национал-радикалов. Деструктивная идеология национализма, как и прочие тоталитарные идеологии, основанные на ненависти и насилии, ставящие целью единоличное доминирование в обществе, представляют гораздо большую опасность. Нацизм более противоестественен, чем гомосексуализм.

В глобальном плане нетрудно спрогнозировать, что проблема гомосексуализма исчезнет сама собой, возможно уже к концу нынешнего столетия. Население планеты будет неуклонно увеличиваться. Поскольку у человека вследствие развития медицины практически отсутствует давление естественного отбора, как инструмента контроля над численностью, чем не может похвастаться ни один вид живых существ, в силу вступят другие механизмы саморегуляции вида, одним из которых является гомосексуализм. Гомо- и бисексуальность станут столь же естественными формами половых отношений, как сейчас естественно наличие добрачных гетеросексуальных половых связей или связей с несколькими партнерами. При этом надо помнить важнейший принцип построения взаимоотношений в цивилизованном демократическом обществе: твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода других.

Каким бы неприемлемым ни казался гомосексуализм, существенно большую угрозу обществу и его стабильности представляют радикальные течения, антидемократичные по своей сути, а потому наиболее опасные как для существования отдельного государства, так и для цивилизации в целом.

А. Вольф
Центральная Украина

uXISXp9ZLck
1TQeXSVmFOs
Xdsd5xCOHPE

.