19 марта 2015 года по решению Печерского суда г. Киева был арестован и предварительно заключен в следственный изолятор на 2 месяца Александр Васильевич Бондарчук — лидер левой организации «Рабочая партия Украины», в прошлом народный депутат Верховной Рады III и IV созывов. Бондарчука обвиняют в посягательстве на территориальную целостность Украины по статье 110 п.1 криминального кодекса. Поводом послужило размещение материалов антиукраинского содержания в оппозиционной газете «Рабочий класс», главным редактором которой на протяжении 15 лет является А.В. Бондарчук.

Со страниц «Рабочего класса» регулярно высказывалась критика в адрес новой украинской власти, в частности по поводу проводимого курса евроинтеграции, а также против антитеророрестической операции на востоке страны. Как многие украинские левые, организация возглавляемая Бондарчуком, крайне негативно отнеслась к происходящему на киевском майдане в ноябре 2013 года. Отрицательная оценка событиям давалась на страницах газеты, что вызвало негодование со стороны националистических сил. Бондарчуку грозит от 3 до 5 лет лишения свободы. Шансов откупиться или «замять дело» с помощью связей у него практически нет. Вот такую цену сегодня приходится платить за неосторожность в высказываниях…

В защиту Бондарчука выступили такие украинские левые организации как ПСПУ, КПУ, Боротьба, и др., обещая оказание юридической помощи. Лидер ПСПУ Наталья Витренко призвала международные правозащитные организации обратить внимание на арест оппозиционера и факты нарушения свободы слова на Украине. Народный депутат VII созыва Александр Зубчевский призвал левые силы консолидироваться вокруг борьбы за освобождение Бондарчука. Секретариат КПУ также выразил солидарность и поддержку, находящемуся в киевских застенках бывшему народному депутату. Однопартийцы Бондарчука по РПУ называют задержание своего лидера ярким проявлением репрессий по отношению к инакомыслящим. Коммунисты требуют немедленного освобождения задержанного и прекращения судебного преследования. Случай Бондарчука не единичен. Сейчас, в условиях, когда идет переформатирование информационного пространства на Украине, повсеместно практикуются преследования работников СМИ, нелояльных к власти. Соратники по борьбе оценивают задержание Бондарчука как политически мотивированное, считают это нарушением основных прав и свобод человека – свободы слова и мировоззрения. Однако, нельзя не отметить, что немного странно слышать от коммунистов призывы к соблюдению демократических принципов, т.к. сами коммунисты в своей не столь далекой практике отрицали данные «буржуазные свободы». Но когда дело касается непосредственных интересов, коммунисты взывают к соблюдению буржуазной демократии. Впрочем, бывают и более удивительные метаморфозы. Например, когда российские нацболы-лимоновцы на несанкционированном митинге попадает под раздачу ОМОНа, они тут же превращаются в либералов и начинает требовать соблюдения человеческих прав и свобод. По логике вещей, те, кто отрицают «свободу», должны быть готовы к тому, что окажутся в ситуации, когда этой свободы нет и в помине, а потребность в ней есть. Хотели тоталитаризм – получите и распишитесь. То, что сегодня имеет место цензура и контроль над СМИ, является повторением недавнего прошлого. Невозможно, к примеру, было бы представить в Советском Союзе официальное существование оппозиционных изданий, призывающих к изменению государственной границы и свержению существующего режима. В те годы подобная деятельность преследовалась жесточайшим образом и разговоров о недемократичности данного поведения властей не велось. Безусловно, сегодня преследование за взгляды противоречит принципам демократического общества.

Коммунисты называют А.В. Бондарчука узником совести, считают, что политические репрессии против левых и несогласных с постмайданной властью, будут усиливаться. В этой связи хотелось бы порассуждать на тему, стоит ли подобная «борьба с режимом» на страницах малоизвестной газеты того, чтобы платить за нее столь высокую цену. Не нужно быть особо прозорливым, чтобы предвидеть, чем такая борьба в нынешних условиях может закончиться. Противодействовать тому или иному режиму, особенно в стране, находящейся в состоянии военного конфликта, невозможно с помощью газетных дискуссий. Вероятно, в сложившейся ситуации было бы разумнее вести скрытую агитацию против власти, не давая повода к открытию уголовного производства, в то же время, делая реальные шаги по противостоянию. Время размеренной борьбы в теплых парламентских креслах прошло. Бондарчуку наивно было рассчитывать на то, что этот по его словам «антинародный режим» с его «фашистской сущностью» отнесся бы с пониманием к резкой критике в свой адрес. Пришедшая после майдана власть рассчитывает укорениться надолго и для усиления своих позиций прибегает к жестким решениям политических вопросов. В условиях необъявленного военного положения, репрессивные меры – единственное, что способно удержать правящую элиту у руля. Репрессиями по отношению к нелояльным политикам и общественным деятелям, власть дает понять, что раскачивать лодку в столь сложный период, никому не позволит. Это чревато серьезными последствиями для разного рода борцов и нулевым результатом самой борьбы. Говорят, история движется по спирали, к сожалению, сегодня мы снова оказались в ситуации, когда за каждое необдуманно сказанное слово приходится отвечать. Возможно, через некоторое время подобные тенденции пойдут на спад, и ради формального соблюдения принципов демократии, власть начнет считаться с оппозиционной деятельностью левых организаций. Ведь западный мир, на который ориентируется украинский политикум, способен уживаться с левой оппозицией. Но это возможно только при отсутствии военного конфликта, экономической и политической стабильности. Пока такого нет, рассчитывать на соблюдение демократических прав и свобод – абсурдно. Пример А.В. Бондарчука, ставшего пленником собственной иллюзии о том, что нынешняя власть будет закрывать глаза на проявления инакомыслия, наглядное тому подтверждение. Похоже, эта иллюзия может слишком дорого обойтись бывшему депутату. Во всяком случае, если старые друзья по фракции не поспособствуют его освобождению и бегству из страны.
А. Вольф

.