Годовщина «долгожданного» воссоединения Крыма с Россией. Именно в эти дни год назад произошло «знаменательное» историческое событие. Впрочем, с какой интерпретацией оно войдет в историю, нам еще предстоит увидеть, но сегодня на головы простодушного российского обывателя потоком льется патока из хвалебных од в адрес российского президента, сумевшего «восстановить историческую справедливость», вернуть Крым на родину. Даже фильм про Крым сняли, на радость непретенциозной публике.

Российская общественность, ликующая под мантру «крымнаш» совсем забыла о том, что год назад вслед за Крымом возвратиться в лоно русской цивилизации захотел и Донбасс. События на Юго-Востоке Украины разворачивались аналогичным образом: протесты, лозунги, риторика – все как под копирку совпадало с крымскими. Был даже свой референдум, на котором большинство жителей проголосовало за отделение от Украины, но далее дело не пошло. Россия отказалась принимать в свой состав нового члена в виде Донбасса. Причин этому масса. Основная из них в том, что убыточный Донбасс является неподъемным для слабой экономики России. Построить там сеть элитных барделей как в курортном Крыму, она не может, добывать уголь, опять таки – убыточное дело, стратегической ценности в отличии от полуострова регион не представляет. По всем параметрам, Донбасс России не нужен. Но, как оказалось, нужна война, непрекращающаяся там несмотря на многочисленные перемирия. Возможно, ради этой войны и была начата в свое время компания по заведомо проигрышному претворению в жизнь крымского сценария на Донбассе. Как бы там ни было, сейчас с подачи России идет война. Хочется показать на простом бытовом примере весь трагизм ситуации, в которой оказался обманутый народ Донбасса после абсурдной «крымской компании».

Данный пример из жизни, конечно же, не отражает общей тенденции, но позволит российскому читателю немного понять происходящее. Есть у меня в Луганской области дальние родственники, в частности троюродный брат, о котором речь пойдет ниже. Это обычные мирные граждане, довольно аполитичные, и в недавнем прошлом представляющие собой среднестатистический электорат Януковича и Партии регионов. На референдуме по отделению региона от Украины они голосовали «за», чему была масса причин, и негативное восприятие происходящего на киевском майдане, и специфическая обстановка в регионе на тот момент, но самое главное, это пример Крыма, обещающий золотые горы. Сепаратистами их назвать нельзя даже с натяжкой. В формировании их мировоззрения большую роль сыграла российская пропаганда. Сутки напролет несчастные жители Донбасса слушали сладкие речи Путина и его штатных подпевал о прелестях жизни в России и ужасах жизни в стране, где правит хунта. Неудивительно, что все это сформировало определенные настроения. Многие, и в том числе мои родственники, мечтали о том, что Россия присоединит их территории к себе. Во всяком случае, разговоры о том, что «мы скоро станем для вас заграницей» тогда велись. Но мечты о райских кущах после референдума, так и остались мечтами. Русская весна и долгожданное воссоединение вслед за Крымом, успешно провалилось. Вместо обещанного пропагандистами возвращения в лоно русского мира, началась война. Даже не война в классическом виде, а бессмысленная кровавая бойня внутри одного народа… Украина двинула войска на подавление мятежного региона. Когда на слуху появилась страшная аббревиатура «АТО», и с обоих сторон полетели снаряды по мирным домам, вернуть назад уже ничего было нельзя. Донбасс медленно погружался в трясину войны. В один из злополучных осенних дней, поле артобстрела, мои родственники остались без жилья. От кого прилетел снаряд, сказать трудно. Был ли это обстрел со стороны войск хунты или это «подарок» от своих, нельзя судить, не располагая объективными данными. Сами они уверены в том, что это хунтовские снаряды оставили их без крыши над головой. Дом оказался наполовину разрушенным, возможности его отстраивать, а главное смысла – не было. Родственники вынуждены были переехать в другой регион Украины. Однако произошедшее заставило их несколько иначе взглянуть на вещи. В итоге мой троюродный брат решил вступить в ополчение ЛНР. Мотивы вполне понятны. Месть, злоба на хунту, желание «защищать родной Донбасс», ну и заодно надежда хоть куда-то устроиться, т.к. в данном военизированном формировании все же платят деньги. Надо отметить, что мой троюродный брат, программист по образованию, 28 лет, в армии никогда не служил, особых физических данных не имеет, в целом, довольно типичный житель своего региона, заурядный молодой человек из провинциального городка Луганской области. Очень часто можно услышать о том, что в ополчении воюют жители Донбасса, вчерашние шахтеры, инженеры, фрилансеры, и прочие представители «мирных» профессий. Безусловно, определенный процент таковых имеется. Но костяк составляют вовсе не они. Каким же было удивление моего троюродного брата, когда его не приняли в ополчение. Совершенно без видимых причин отказали в законном праве «защищать родной регион». Как оказалось, просто так придти с улицы, выразив желание бороться против хунты, недостаточно. Для этого нужно еще что-то. Что именно, можно лишь догадываться. Все закончилось тем, что несостоявшийся «сепаратист» уехал в Россию, где сейчас пребывает в активном поиске работы по специальности, но пока безуспешно. Естественно, ведь там он «человек второго сорта». Особенности жизни в России донбасских беженцев – тема отдельно невеселого разговора. Весь трагизм ситуации состоит в том, что люди оказались никому не нужны. От них отказалась Украина, для нее они враги и сепаратисты, их не хочет видеть Россия, в собственных самопровозглашенных ЛНР и ДНР – тоже невозможно устроиться. И все это плата за путинскую «крымскую весну», сделавшая миллионы людей изгоями в собственной стране. Не слишком ли высокая плата?

Сегодня по некоторым данным, количество беженцев с Донбасса насчитывает около 1,8-2 млн человек. Эти цифры продолжают увеличиваться едва ли не с каждым днем. Особенно интересно отметить отток молодых мужчин призывного возраста из Донбасса в Россию. Возникает закономерный вопрос, если в регионе происходит массовое бегство населения, то кто же продолжает столь успешно отражать натиск украинской армии? Не свидетельствует ли это о том, что вместо них воюют другие, более профессиональные, более подготовленные, с опытом ведения боевых действий в нескольких горячих точках? Вот здесь и напрашивается вывод о том, кто на самом деле воюет в ополчении. Вероятнее всего, сегодня нет нужды в наборе добровольческого «мяса» из местных. Т.к. для того, чтобы привести это «мясо» в нормальный боевой вид, его нужно долгое время обучать, иначе доверить оружие будет невозможно. Донбасс – криминализированный регион с высоким уровнем преступности и наркомании. Давать в руки оружие человеку под дозой, слишком рискованная затея. Гораздо удобнее набрать профессиональных военных из России. И это далеко не «единичные граждане РФ» и «отпускники», скорее всего, контингент наемников составляет большинство. О том, что на Донбассе в составе ополчения воюют не только местные жители восставшего региона, а и наемники из других стран, говорится много. Существует ряд доказательств пребывания в составе армии Новороссии российских военных и добровольцев. Без этой помощи, по словам глав самопровозглашенных республик, им бы не удалось столь длительное время вести боевые действия. Или может быть, в ополчение не берут простых парней Донбасса, по той причине, что сейчас началась игра по крупному, где в ход пущены серьезные силы? А несостоявшимся «ополченцам» остается лишь бежать в Россию, где их никто не ждет.

Радуется «Крымской весне» российский плебс, радуется верхушка. По рассказам крымчан, там стало довольно неплохо жить, и возвращаться назад в состав Украины они в большинстве своем не хотят. Только стоило ли их благополучие всех тех жертв, которые понес восток страны? Россиянам нет никакого дела до разрушенного Донбасса, им никогда не осознать своей вины в этой войне, той подлости, которая после слов российского президента о «помощи русским Донбасса» вызвала кровавый конфликт. Есть мнение, что крымский сценарий был невозможен на Донбассе, из-за того, что там якобы не могло набраться достаточного процента голосовавших «за». Тогда зачем вообще надо было лезть со своим «русским миром» туда, куда в общем-то все 23 года никто никого не звал? В Крым полезли ради собственных геополитических интересов, изначально наплевав на возможный конфликт. О том, что конфликт в другой части Украины, после отхода Крыма возможен, не раз предсказывалось разного рода аналитиками. Знали, и все равно полезли. Нагло, по-азиатски, не спросив разрешения войти. В результате, десятки тысяч людей убиты, сотни тысяч остались без жилья. А такие как мой брат, которые могли нормально жить и работать на своей земле, сейчас выброшены на улицу. Спасибо Крымской весне! В какой степени все-таки надо быть подлецом, чтобы воспевать прошлогоднюю трагедию как великое достижение правящей российской элиты.
А. Вольф

AGg4SjHt2Hc

.