Только что прошло экстренное сообщение, что в Москве на Большом Каменном мосту четырьмя выстрелами из пистолета убит Борис Немцов. По русскому обычаю о покойниках либо хорошо, либо ничего. Поэтому начнем с минуты молчания. И соболезнований семье. Любая смерть – трагедия. Убийство – тем более. Убийство же одного из лидеров оппозиции накануне объявленного массового антиправительственного митинга 1 марта – гнусная, замешанная на крови провокация.

Кому это выгодно, объяснять не надо. То, что не Кремлю, понятно всем. Но именно на него покажут пальцем,  тем более, что сам Борис Ефимович недавно заявил, что по предчувствиям его мамочки Дины Яковлевны Эйдман, “Путин тебя убьет за твои выступления”.  Делать, конечно, Владимиру Владимировичу больше нечего, как с Немцовым разбираться, а выпущенная по неосторожности фраза дорого обошлась оппозиционному политику, дав прекрасный повод кукловодам для утверждения кандидатуры на роль сакральной жертвы.

Вообще, планировавшийся на 1 марта “Российский Майдан” никто всерьез не воспринимал, и заявленные 100000 участников ничего, кроме скептической улыбки, не вызывали. Считалось, что если 10000 придет, то это будет большой успех.  И хорошо, если реальная цифра окажется большей, чем у коммунистов, которые в этот же день соберутся требовать отставки правительства Медведева. Теперь соберут больше. Сакральная жертва принесена и повестку дня попытаются переформатировать.

Шествие оппозиции по всем признаком должно было нести на себе печать фарса. О маргинальности либерального протестного движения не писал только ленивый. Теперь будет предпринята попытка его реанимировать и превратить во что-то более значимое. Реанимация через смерть.

Подобные вещи не новы. Помнится, год назад искали сакральную жертву для Майдана. Есть основания полагать, что на эту роль был назначен популярный в определенных кругах журналист Виталий Портников. Его, правда, предупредили, и он вовремя скрылся в Польшу. Портников незадолго до этого засветился в скандальном, разошедшимся по сети видеороликом, где была запечатлена его гомосексуальная связь с человеком, похожим на лидера Автомайдана. Ролик продержался в сети достаточно долго и несколько сотен человек с ним успели ознакомиться, после чего в качестве одного из оппозиционных лидеров его использовать уже не представлялось возможным, а вот на роль сакральной жертвы в силу своей известности и раскрученности он подходил идеально. Тогда у куловодов не срослось. Виталик всех переиграл, скрылся. Не иначе как “cвои” предупредили. Пришлось снайперов нанимать и в качестве сакральной жертвы аж целую сотню оформить.

В России сакральной жертвой назначили Немцова.  Борис Ефимович давно уже свою харизму растерял несмотря на высокое звание одного из лидеров оппозиции. Типичный плейбой с соответствующей внешностью и бурной неоднозначной биографией скорее компрометировал либеральную оппозицию, чем добавлял популярности. И убрав Немцова пытаются убить сразу двух зайцев: убрать вышедшую в тираж фигуру и приписать власти невинно убиенного оппозиционера. Ну а убийство накануне оппозиционного шествия только подчеркивает сакральность происходящего.

Можно себе представить, какой вой подымут российские либеральные СМИ завтра. Какую “озабоченность” будут высказывать западные лидеры.  Ситуацию попытаются отыграть по полной. В этом нет никаких сомнений. Только будет ли от этого толк? Ну придет 1 марта на либеральный оппозиционный митинг не десять тысяч, а двадцать. И все. Раскачать лодку не получится. Все уже давно все поняли, и подобные вещи не сработают.

Р.S. Кстати, в момент убийства Немцов прогуливался по Москве с девушкой, уроженкой Киева 1991 года рождения.