На Украине появился узник совести, журналист Руслан Коцаба. Тема отсутствия свободы слова для постмайданной Украины приобретает все более острое звучание. И если преследования откровенных «врагов Украины», сочувствующих сепаратизму еще можно как-то понять, то преследование патриотов, критически настроенных по отношении к власти, уже выходит за рамки установленного жанра. Однако, в этом нет ничего удивительного. Усугубление ситуации на фронте ведет к ужесточению внутренней политики, направленной на подавление инакомыслия.

     7-го февраля этого года арестован украинский журналист из Ивано-Франковска Руслан Коцаба. СБУ обвиняет его в государственной измене и попытке срыва мобилизации по 111 и 114 статьям УК (препятствование  деятельности Вооруженных сил и государственная измена). Согласно этим статьям, ему грозит от 12 до 15 лет заключения. К слову, срок за уклонение от мобилизации – 2-5 лет. Преследование началось после того как журналист разместил на Ютубе ролик с призывом к гражданам Украины отказываться от мобилизации, как таковой, что проводится вопреки действующему законодательству, т.е. без объявления в стране военного положения. Появление ролика вызвало бурную реакцию в сети. Еще бы, украиномовный журналист из Западной Украины высказывается в противовес с официальной политикой, называет конфликт на Донбассе «братоубийственной гражданской войной», говорит о том, что скорее готов отсидеть за дезертирство, чем идти воевать с собственным народом. Вскоре после появления ролика Коцаба дал интервью нескольким российским каналам. Сейчас по решению Ивано-Франковского городского суда Коцаба будет содержаться под стражей 60 дней. Его также обвиняют в сотрудничестве с российскими СМИ. По словам Коцабы на заседании суда, он готов нести ответственность за срыв мобилизации, но не признает себя виновным в государственной измене. Он заявил, что «чувствует на улице 1937 год и нападки на свободу слова».  

     Во всем этом примечательно то, что Коцаба придерживается умеренно националистических взглядов. По сути, он один из тех, кто свергал режим «тирана» Януковича, рвался в Европу, ругал москалей за оккупацию Крыма, голосовал за действующего президента. Но в сложившейся ситуации, когда приоритет в украинском политикуме остается за радикальными националистами, любое отклонение от генеральной лини должно пресекаться. На Украине запрещено думать в диссонанс с официальной позицией. Лучше не думать вообще, а молча принимать полуправду в готовом виде. Стоило лишь один раз открыто высказаться против участия в гражданской войне, пойти против течения и в мгновение ока националист Коцаба в глазах соратников стал зрадныком батькивщины и агентом москалей. Неизвестно, работал ли он по заказу российской стороны или руководствовался личными мотивами, ясно одно, вся вина журналиста состоит в нежелании ехать на Донбасс и бездарно погибнуть там под пулями сепаратистов. К этому же он призывает и своих соотечественников. Как ни странно, наиболее активными «уклонистами» от четвертой волны мобилизации являются жители Западных регионов. Постмайданная власть загнала страну в экономический тупик, лишила большинство граждан привычного уровня жизни, растеряла территории, теперь свои просчеты пытается компенсировать за счет военных действий. Эта власть готова посылать десятки тысяч своих солдат под нож Путина, чтобы продержаться еще какое-то время. Ведь пока идет война на Востоке, на нее можно бесконечно списывать социальный кризис и растущий спад экономики.

     Как ни парадоксально звучит, сейчас Украина постепенно начала превращаться в Россию, точнее в ее уменьшенную карикатурную копию. Именно в ту Россию, которой украинские националисты уже ни одно десятилетие пугают электорат, в «государство-деспотию» где нет прав и свобод. Для самой России подобный случай, когда журналиста арестовывают за политические взгляды – не удивителен. Вряд ли российского читателя возмутит сам факт преследования за высказывания против власти и нарушение свободы слова. Среднестатистический россиянин, напичканный официальной пропагандой, не считает, что в его стране подобное имеет место быть. А если и есть, то значит «так и надо». Украина после майдановского переворота все больше начинает напоминать ельцинскую Россию. Теперь у нас есть своя Чечня в виде воюющего Донбасса, тотальный контроль над СМИ со стороны органов власти, чекистский террор, давление на политическую оппозицию, отсутствие демократических прав и свобод, одна доминирующая идеология (национализм), плюс ко всему сейчас у нас появились свои узники совести. Арест Коцабы – это вопиющее нарушение свободы слова, своего рода «показательная порка» с целью отбить желание у других заниматься подобными вещами. Только как показывает практика, это вызывает обратный эффект. Информационная волна, которая уже поднялась вокруг опального журналиста, даст толчок к демократическим изменениям. Об ущемлении свободы слова на Украине начнут говорить. Сначала тихо, полушепотом, потом все громче, до тех пор пока ситуация кардинально не изменится. Уже сейчас украинский дипломат Андрей Козлов отметил, что обвинения в госизмене журналиста, выражающего свое мнение, отдаляют страну от той демократии, которую она хотела построить.   

     Последнее время набирают обороты антимобилизационные митинги. Власть обещает жестоко наказывать зачинщиков и участников этих акций. Но уже ясно, если данный процесс пошел, его будет трудно остановить. Наиболее разумным решением в сложившейся ситуации было бы любым путем прекратить военный конфликт, отрезать от себя Донбасс как гангренозную конечность, тем самым спасти страну от дальнейшего распада и сохранить жизни десятков тысяч украинцев. Если этого своевременно не сделать, зараза войны постепенно вырвется за пределы «зоны АТО», охватит центральные и западные регионы, тогда остановить кровопролитие будет невозможно никакими методами. От этого в конечном итоге выиграют те, кто мечтает о том, чтобы Украины больше не существовало на карте мира.

А. Вольф