фотография Виталий Скороходов.
фотография Виталий Скороходов.

 

Галя куталась в старый дедов ватник, пила холодный чай с пряниками и с грустью вспоминала о том, как год назад они весело скакали на майдане.
В хате было холодно. Бошевский котел, который они поставили еще лет пять назад, работал от электричества, а его отключали часов по восемь в день. За это время хата успевала остыть, хотя мороз был еще не сильный. Заняться дома было абсолютно нечем. Телевизор не работал, заряда ноутбука хватало часа на три. Клуб в селе закрыли еще лет 10 назад, сказали, что это остатки «таталитарного савецкого мынулого». Открыли забегаловку, где каждый вечер собирались местные забулдыги пить пиво и горилку. Гале там делать было нечего. Вся молодежь из села давно разъехалась . Кто-то учился в институтах, кто-то подался на заработки в Россию или Эуропу. Собирались дома дважды в год, на Риздво и Пасху. В этот раз Гале повезло. Во Львове, где она училась на экономиста, устроили студентам каникулы на целых полтора месяца, чтобы экономить на отоплении и освещении. Преподы совсем озверели. Никак не хотели учитывать новый курс доллара, как и раньше брали с каждого студента, за сдачу модуля, по 10 баксов. А где их взять? Мамке в школе заморозили зарплату. Батько не работал уже лет 10, перебивался тем, что копал огороды у соседей или подрабатывал чернорабочим у них на стройках. Работал за обед и горилку.

Старшая сестра Ганька поругалась с Галей за прошлый майдан. Говорила, что он был неправильный. Раньше они с мужем тоже были против Януковича, и Васыль даже ездил в Киев помайданить. Потом у Ганьки урезали сразу полторы тысячи пособий на ее двоих детей, а у мужа ограбили киоск, в котором он торговал всякой всячиной. Теперь они были против новой влады и хотели нового майдана.

Дед Петро клял «москалей» и говорил, что во всем виноват Путин, который напал на Украину. «Бандера прийде – порядок наведе». То же самое по телевизору говорил Яценюк, но обещал, что, как только они разгромят всю российскую террористическую армию, вернут себе Крым, то всем тогда выдадут бесплатные визы в Эуропу. А пока, в целях скорейшей евроинтеграции, он взял на работу министрами троих иностранцев.

Галина подруга Танька, евроинтегрировалась самостоятельно, еще весной и теперь, приехав на Риздво домой, звала ее с собой. Кружевных трусиков ей там не выдали, точнее даже совсем наоборот, она их не успевала надевать, но зарабатывала, по украинским меркам, прилично. Галя тоже подумывала поехать на заработки, но работать «танцовщицей», ей не хотелось, особенно глядя на Таньку, ходившую враскоряку.

Раньше Галя собиралась замуж. На майдане она познакомилась с крутым хлопцем, тот обещал жениться, но потом пошел добровольцем в нацгвардию и поехал воевать с сепаратистами на Донбасс. Там и пропал без вести, еще месяца четыре назад. А местных хлопцев тоже всех мобилизовали, поэтому даже потусить в селе было не с кем.

Новый год получался каким-то невеселым. Деда Мороза запретили, сказали, шо это комуняцкий прихвостень. Денег на всякие вкусности не было. Дед Петро приволок из лесу елку и теперь Галя собиралась ее украшать. Обещали, что в новогоднюю ночь не будут отключать свет и можно будет посмотреть поздравления Порошенко народу Украины, а потом святковый концерт. Настроение было несвятковое. Поговаривали, что в следующем году надо будет всем затянуть пояса потуже, воевать с «москалями» и здобувать перемогу.

А Гале так хотелось поехать в Париж, пройтись по Монмартру и купить себе платье от Луи Витон. Вот только как-то не получалось. Разве что, поедет летом в Польшу, собирать клубнику…

Виталий СКОРОХОДОВ