Что такое быть русским на Украине? Быть русским на Украине сегодня, это все равно, что быть палестинцем в Израиле. Проще говоря, это быть человеком второго сорта.

     Если вы этнически русский, и не отказались от своей идентичности – вам придется испытать на себе все «прелести» жизни в государстве-концлагере, которым с недавних пор стала Украина для выходцев из России. Каждый день вы будете чувствовать на себе притеснения и ущемления своих прав только за то, что являетесь носителем русской идентичности. Что это означает? Дело в том, что среди определенной массы многомиллионного этнически русского населения Украины, за годы независимости этой страны, выработалась иная идентичность – украинская. Они свободно владеют украинским языком, признают украинскую культуру, празднуют государственные праздники, чтут украинских деятелей, и делают многое другое, что не выделяет их из общей массы украинствующего плебса. По сути, эти русские уже ассимилированы, а их дети рожденные в независимой Украине, вполне осознанно считают себя украинцами. Для таких ни приход национал-радикалов к власти, ни геноцид мирного населения Донбасса, ни ущемления языковых прав проблемой не является. Иначе обстоит дело с носителями русской идентичности, проживающими на Украине. Это та часть населения, которую люто ненавидят националисты. Именно их украинские радикалы собираются лишать гражданских прав по примеру прибалтийских республик, либо выселять в Россию с конфискацией имущества. Наличие неассимилированных русских мешает строить нацистам свое моноэтническое государство с формулировкой «одна мова, одна нація, одна батьківщина». Да, нацисты ничего не имеют против тех «русских», кто признает их «державу та устрій», как не против и других наций, готовых встать под знамена Степана Бандеры, но они никогда не потерпят рядом с собой носителей русского самосознания. Иллюзий на этот счет быть не может. За 23 года независимости Украины из общественной жизни была вытеснена русская культура. Русский язык, который предвыборная компания Партии Регионов обещала сделать то вторым государственным, то официальным, в итоге оказался полностью исторгнут именно из сферы официального общения.

     Отдельно по ущемлению русского языка на Украине надо говорить на конкретных бытовых примерах. Существует такой миф в среде обращенных в украинство бывших русских, о том, что в стране никто не запрещает говорить на русском языке. На первый взгляд это действительно так. Языковую полицию, которую предлагали лидеры партии «Свобода» пока не ввели. А это предполагало бы уголовное преследование за использование русского языка в бытовой сфере. В быту сейчас действительно никто не запрещает использовать этот язык. Вы можете свободно разговаривать на русском языке в магазине, в транспорте, в очереди, но не можете, используя данный язык обращаться в официальные учреждения. Написать бумагу в органы власти, заполнить заявление при приеме на работу или заявление на отпуск, подать иск, написать жалобу, даже анкету на приобретения дисконтной карты, можно только на украинском языке. Если вы не владеете этим языком, вас не будут обслуживать, лечить, учить, вам не выдадут кредит в банке, у вас не примут заявление в милиции, вам не оформят скидку на товар, с вами просто не станут разговаривать на официальном уровне. И причиной этому языковая дискриминация, которая в стране победившего майдана стала нормой. Хотелось бы спросить у тех, кто утверждает, что ущемления русского языка на Украине нет, вы считаете нормальным, что нам не запрещено у себя на кухнях говорить по-русски, тогда как во всех прочих сферах этот язык вне закона? Вам нравится такая «языковая свобода», мазохисты?

     К вопросу языковой дискриминации надо отнести невозможность получения на Украине образования на русском языке. Это началось далеко не сегодня, однако данной проблеме не уделялось должного внимания. Еще в начале 90-х годов, практически сразу после провозглашения «независимости», на весь русскоязычный Киев осталось не более 10 школ с русским языком преподавания. Уже тогда невозможно было получить среднее специальное или высшее образование на русском языке. Техникумы, училища, институты, университеты перешли на украинский язык практически сразу же с момента разворачивания оголтелой языковой политики националистов. Сейчас без знания украинского языка путь к образованию закрыт, т.к. во всех без исключения учебных заведениях есть вступительный экзамен по украинскому языку и литературе. Данное обстоятельство сыграло свою роль в деле насаждения украинского языка, вынудив вопреки желанию овладевать им. Это один из основных механизмов насильственной украинизации, способствующий взращиванию целого украинизированного поколения. Ведь когда перед молодым человеком стоит вопрос, получать образование, но при этом заставить себя выучить украинский язык, или оставаться без образования, довольствуясь низким социальным статусом, он естественно выбирает первое. Так постепенно насаждение «солов’їної мови» стало чем-то само собой разумеющимся. За всего лишь два десятилетия людей сумели приучить к мысли, что диалект малороссийской деревни – это самостоятельный язык, а не глупый гибрид русского с польским.

     Еще одним вопиющим проявлением языковой дискриминации является запрет на распространение российской информационной продукции. Фильмы, книги, теле и радиовещание из России остановлено. С недавних пор на Украине перестали транслироваться все российские телеканалы. Некоторые из них теперь можно увидеть только в интернете в онлайн режиме. Также осталось мало русскоязычных газет. Те, которым все-таки позволено размещать материалы на русском языке, ведут провластную агитацию, выступают в поддержку АТО, ратуют за вступление в НАТО, обвиняют Россию в агрессивной политике. Т.е. эти газеты ориентированы на лояльную к власти русскоязычную аудиторию. Несогласных с новым националистическим режимом газет в свободном доступе не осталось. СБУ закрыло редакции ряда оппозиционных антифашистских газет левой направленности (пример с закрытием газеты «Рабочий класс» http://trimava.ru/?p=3296). Информационная блокада, жесткая цензура, навязывание националистической идеологии в лучших традициях тоталитарного режима, стало нормой дл Украины. Фильмы и телепередачи дублируются на украинский язык. Однако книги на русском языке все еще есть в продаже. В частности киевский книжный рынок «Петровка» наводнен русскоязычной литературой, но только потому что она пользуется спросом у читающего населения. Здесь уже рыночные законы вступают в противоречие с желаниями националистов искоренять литературу на русском языке. Однако, в рамках борьбы с москальской оккупацией, националисты любят устраивать сжигание книг, в основном конечно «классиков марксизма», чьи труды до сих пор можно найти в любой районной библиотеке. Но основная их цель иная. Следом за томами Ленина в костер летят собрания сочинений Пушкина, Толстого, Некрасова. Это происходит оттого, что русская литература является непримиримым врагом украинства. Ведь невозможно представить, чтобы людоедский украинский неонацизм мог уживаться рядом с нравственными идеалами Достоевского. Поэтому украинская власть всячески старается искоренить русскую классику, вытравить ее из школьных программ, убрать с полок библиотек, предоставив вместо этого низкосортную литературку писателей из разряда плакальщиков по «одвічному прагненню до незалежності». Подобная многолетняя практика привела к культурной деградации граждан Украины.

     Проблема русских на Украине во многом объяснима тем, что они не представляют собой сплоченной диаспоры, способной отстаивать свои культурные, языковые и политические права. Русские рассеяны по украинским городам, во многом ассимилированы, впитали чуждый дух украинства с его откровенно нацистскими идеологемами. Но самое трагичное в том, что Россия не защищает права русского населения, проживающего за ее пределами. Это увидел весь мир на примере Донбасса, когда вопреки ожиданиям народа восставших регионов вырваться из нацистской Украины следом за Крымом, со стороны России не было предпринято встречных шагов в данном направлении. Нацисты Украины продолжают терроризировать русское население под единогласное одобрение самой России. Сегодня уже нет никаких сомнений в том, что Украина окончательно превратилась в государство нацистской диктатуры и репрессивные меры по отношению к носителям русской идентичности будут только усиливаться. В этой связи у русских Украины есть всего несколько вариантов выбора пути: либо оставаться в фашистском государстве и ассимилироваться, приняв «свидомую веру», либо оставаться, но не ассимилироваться, и тогда испытать на себе репрессивные меры тоталитарного нацистского режима, вплоть до конфискации имущества и поселения в концлагеря для нелояльных, либо навсегда уехать из страны, превратившейся в смрадный отстойник нацизма. Как видно, вариантов немного, и все они будут означать победу украинских национал-радикалов над русским миром на Украине. Быть может, нужны иные, более решительные шаги по устранению самого украинского национализма, как явления, провоцирующего гражданский конфликт и вражду между народами?