История повторяется по спирали.  Три с половиной  года назад директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард заявила о поразительном сходстве современного мира с периодом до Первой мировой войны.

gettyimages-135289998

Лагард выступила с письменным заявлением под названием «Когда история рифмуется», приуроченным к 100-летию завершения Первой мировой войны. «Сегодня мы видим поразительные сходства с периодом до Великой войны», — заявила Лагард.

По ее словам, тогда, как и сейчас, усиливающееся неравенство и неравномерное распределение выгод от технологического прогресса и глобализации вызывали противодействие. Это была эпоха «неимоверного увеличения неравенства», когда «фабричные рабочие трудились в мрачных и опасных условиях, а заправляли этим бароны-разбойники».
В этих условиях, пишет Лагард, страны мира отказались от взаимодействия в пользу доминирования, из-за чего произошла катастрофа.
Сегодня, как отметила Лагард, в мире наблюдается похожая ситуация — технологический прогресс, углубление глобальной интеграции, повышение благосостояния, которое привело к неравенству.

В мой замысел не входит разбирать экономические предпосылки Третьей мировой войны,  я не экономист, но обращу внимание на ключевую фразу этой весьма не глупой дамы - страны мира отказались от взаимодействия в пользу доминирования, из-за чего произошла катастрофа. Фраза совершенно правильная, но только она не о том.  Причины Первой мировой войны были не в социальном неравенстве, а в том, что набравшая силу Германия захотела колоний и  более достойного места в мире, а англо-саксы, в лице Англии прежде всего,  и примкнувшая к ней Франция, показали ей дулю.  И осталось подождать только повода для нажатия спускового крючка, который волею судьбы, а может и еще кого нибудь, нажал Гаврило Принцип.

Ничего не напоминает?  Сегодня  страны Запада во главе с США отказались от взаимодействия  с Россией и Китаем в пользу доминирования под названием однополярный мир.  Россия и Китай, как некогда Германия, предъявили права на свою часть мирового пирога. А на подходе еще несколько стран, включая Индию, Бразилию, Иран, а также Эрдогановскую Турцию.  Но, делиться с ними коллективный Запад не намерен, а следовательно Третья мировая не за горами. Вполне вероятно, что она уже началась 24 февраля 2022 года.  Обычно ее примитивно представляют в виде обмена ядерными ударами, но, самоубийц нет, вестись она будет совершенно другими методами.

Углубляться в эту тему в мои планы тоже не входит, настолько она сложна и всеобъемлюща.  Но вот  некоторые потрясающие аналогии разобрать стоит.  Специальная военная операция на Украине, которую Россия начала 24 февраля, началась на первом своем этапе в лучших традициях Второй мировой войны, а сейчас, на своем втором этапе она идет по сценарию Первой.  Танковых прорывов уже нет, танки в соответствии в французской концепцией первой половины 20 века фактически превратились в средство поддержки пехоты.

Накануне Первой мировой  Армии основных участников готовились к войне маневренной.  Однако, вскоре после начала Первой Мировой, армии уперлись в непреодолимую оборону, причём не заранее построенных крепостей, а полевую оборону.  И война уперлась в позиционный тупик.  Нечто похожее произошло и в русско-украинской войне.  Маневренной войны с танковыми прорывами у России не получилось.  Прежде всего из-за насыщенности  ВСУ противотанковыми средствами и ПЗРК, которые ограничивают возможности массового применения танков и авиации.  С развитием средств связи  танковые прорывы  паники  у неприятеля уже не вызывали.  Наоборот, танковые клинья становились уязвимыми прежде всего из-за растянутости коммуникаций  и трудностей с авиационным прикрытием.

боец с птрк

ВСУ в этом плане подготовились хорошо.  Причем, о своей тактике в будущей войне они высказывались открыто в соцсетях.  Обороняться в поле они и не планировали, а в качестве полевых укреплений в добавок к возводимым в течении 8 лет они предполагали использовать и городскую застройку. Но и здесь у них пошло не по плану.  Наибольший успех они поимели как раз в чистом поле, когда неожиданно как для себя, так и ВС РФ, жгли русские танки из растянувшихся колонн на Киевском направлении.

Реалии войны внесли в СВО свои коррективы.  Воевать по лекалам Второй мировой не получилось,  война свелась к позиционному противостоянию как в Первой, когда наступление если и удавалось, то обычно приводило к незначительному продвижению, кардинально не меняющему общую обстановку на данном участке фронта.

Попытки выйти  из позиционного тупика в 1916 году пытались немцы,  атаковав французскую крепость Верден,  и русские, начав  в мае того же года наступление Юго-западного фронта под командованием А.А.Брусилова против австро-германских армий. Немецкое наступление, несмотря на лихое начало, окончилось неудачно.  Брусилов же добился локального успеха, отбросив неприятеля на 50 — 120 километров, но не взял ни Львова, что  имело бы огромный политический резонанс,  ни Ковеля, крупнейшего железнодорожного узла,  на котором строилась вся логистика австро-германских армий.  Более того, наступательный порыв русских войск был погашен неприятелем именно на подступах к Ковелю, что, по мнению некоторых историков, и было одной из причин быстрого разложения армии в 1917 году.

И вот, спустя 106 лет, все вернулось на круги своя.  Идеи Гудериана-де Голля-Тухачевского о прорывах танковых масс,  громящих тылы врага и решающих судьбы операций и военных компаний,  так блистательно проявивших себя во ВМВ, сегодня, как показало начало российско-украинской войны,  уже не актуальны.  Развитие ПТРК и ПЗРК, когда на один танк или самолет приходится несколько бойцов с Джавелином или Стингером, кардинально меняют тактику боевых действий.  На первый план вышло артиллерийское перемалывание противника, причем не только переднего края, а на оперативную глубину,  после чего идет занятие территории пехотой при поддержке бронетехники.   Та же тактика Первой мировой,  но с новыми технологическими возможностями.  Что мы сейчас и наблюдаем на Донбасской дуге,  где наступление русской армии очень напоминает Брусиловский прорыв, где вместо Луцка Лисичанск (его падения мы ожидаем со дня на день),  а место Ковеля скорее всего займет Славянск (Ковель Брусилов, кстати, так и не взял).

карта на 30 июня

обстановка под Лисичанском

Насколько наш Генштаб приспособился к современным реалиям, нам неведомо.  Очевидно только то, что начало войны (по крайней мере на Чернигово-Киевском направлении) стало для него неприятной неожиданностью, а перестраиваться приходится на ходу в условиях дефицита времени.  Трудно сказать, являются ли Шойгу и Герасимов гениями военной мысли,  пока что мы видим возврат к опыту русской военной истории, но им придется предложить что то принципиально новое, если они хотят справиться с Залужным и стоящий за ним американский Объединенный  комитет начальников штабов.

Шойгу и Герасимов

Шойгу и Герасимов

Главком ВСУ Залужный

Главком ВСУ Залужный