Сегодня, 9 мая 2021 года, в очередную, 76 годовщину победы в Великой Отечественной Войне, с горечью приходится констатировать, что память о победе над нацизмом продолжают сохранять всего три страны: Россия, Белоруссия и Израиль.  В остальных происходит, как бы помягче выразиться, переосмысление. И если бы не активность Израиля и мирового еврейства, то Гитлер давно бы был реабилитирован и выставлен чуть ли не освободителем Европы, а всех собак за развязывание Второй мировой повесили бы на СССР и лично Сталина.

Особенно усердствуют в этом страны Восточной Европы.  Это требует особого разговора.  А сегодня поговорим о  еврейском вкладе в победу, который очень даже весом. В армии Великобритании было  9 генералов-евреев, в Сражающейся Франции де Голля – 6,  В армии США сражались 23 генерала и адмирала еврея,  но только один командовал корпусом и еще один дивизией. В РККА непосредственно перед войной генералов-евреев было тоже 23,  но в ходе войны их стало аж 228.  Это очень много, и если страдавший антисемитизмом Сталин пошел на массовые назначения евреев в генералитете, это говорит как и о слабости ворошиловских выдвиженцах в ходе репрессий, так и о умении и образованности еврейских офицеров РККА, сумевших выдвинуться.  7 из них занимали должности командармов.

Главным еврейским военначальником был без сомнения Яков Григорьевич Крейзер,  дослужившийся уже после войны до Генерала Армии. Хотя его по справедливости стоило бы назвать еврейским сыном русского народа. О Крейзере стоит поговорить особо.  В его судьбе есть моменты, которые жизнеописатели обходят стороной, а есть и откровенные белые пятна.  Генерал оставил воспоминания, но в сети, в открытом доступе их почему то нет, поэтому приходится обращаться к воспоминаниям других. Дьявол, как всегда кроется в деталях. Биографии генералов ВОВ у нас пишутся как под копирку: идет перечисление наград, операций, в которых принимал участие, достижений и побед. И про Крейзера можно все прочитать в той же Википедии. Это совсем не трудно. Но за этими строками человек совсем не виден, не видны переломные моменты в биографии, когда поступки говорят все.  А у Крейзера поступки были. Его дважды снимали с должности, даже арестовывали в ходе войны, но восстанавливали.  В генерал-полковники Сталин его произвел непосредственно на банкете после парада Победы.

Генерал-лейтенант крейзер

Генерал-лейтенант крейзер

«Русские солдаты. Знаете ли вы, кому доверили свою жизнь?! Ваш командир еврей Янкель Крейзер. Неужели вы думаете, что Янкель спасет вас от наших рук? Сдавайтесь в плен, а с Янкелем поступайте так, как надо поступать с жидами» Такие листовки немцы сбрасывали на позиции РККА под Борисовым в июле 1941 года.  Когда командиру 1-й Московской Мотострелковой дивизии полковнику Якову Крейзеру принесли эту листовку, он, прочитав ее, сказал: «Да, дома отец и мама действительно называли меня Янкелем. Хорошее имя. Горжусь им!»

Родился Крейзер в Воронеже, 4 ноября 1905 года, в семье торговца. Учился в гимназии.  Уже есть несостыковки. Янкель Крейзер в Воронеже, за чертой оседлости? Да еще в гимназии учился?  Чтобы такое было реальностью, семья должна была иметь привилегии от царского правительства. И они у нее были, поскольку и дед, и отец нашего героя одно время были военными и служили в царской армии.  Яков вступил уже в РККА  в 1921 году, и с этого момента его жизнь была связана с армией.  По ходу службы он получил кое какое военное образование — курсы «Выстрел», которыми ему предстоит командовать уже в 60-е годы, а затем курсы усовершенствования  комсостава при Академии имени Фрунзе.

В январе 1928 года он попал на службу в 1-ю московскую пролетарскую стрелковую дивизию, в которой с перерывами прослужил до 1941 года.  Дивизия не была паркетно-придворной. Она была дивизией полной готовности, укомплектована по штатам военного времени, и не вылезала с учений на Алабинском полигоне.  Если бы в 1941 году все наши дивизии были в таком состоянии, то катастрофы 1941 года просто не было бы. В 1936 году  на учениях, которыми руководил маршал Тухачевский, батальон майора Крейзера проявил себя блестяще, и потрясенный маршал представил Крейзера к правительственной награде — ордену Ленина.

Майор крейзер

Майор крейзер

Через год маршала расстреляли как врага народа, но Крейзера не тронули, хотя, казалось бы, он был первый кандидат на арест. Ну какой может быть заговор без среднего звена. А тут майор, выдвиженец главы заговора, кому, как ни ему с его расквартированным в Москве батальоном штурмовать Кремль… Так или иначе, Майор Крейзер репрессии пережил и даже повысился как в звании, так и в должности, и войну встретил полковником и командиром родной дивизии, ставшей к тому времени 1-й мотострелковой. Войну дивизия встретила как обычно в алабинских лагерях и тут же была отправлена на фронт, затыкать дыру на автостраде Москва-Минск в районе Борисова, в то время, как основные силы Западного фронта сражались в окружении западнее Минска.

С 1 по 12 июля дивизия Крейзера противостояла 18-й танковой дивизии Вермахта из 3-ей танковой группы Гудериана.  Все эти дни она, нанося контрудары, отступала методом подвижной обороны к Орше, нанеся немцам серьезный урон и позволив советскому командованию подтянуть резервы на линию Днепра. Выучка  советских мотострелков 1-й московской мотострелковой дивизии оказалась не хуже выучки немецких танкистов, до того победным маршем проехавшихся по Польше и Франции. 8 июля Крейзер провел удачный контрудар под Толочиным, взял первых пленных (800 ??? человек), 350 автомашин и знамя.  Первый серьезный тактический успех в войне. 12 июля Крейзер был ранен и эвакуирован в тыл.  22 июля ему первому из старших офицеров сухопутных сил было присвоено звание Героя Советского Союза, 7 августа — звание генерал-майора, а 25 августа он назначается командующим 3=й армией Брянского фронта.

Начало блестящее, но потом начались трудности.  Армия в начале октября 1941 года попала в окружение в Брянский котел,  почти месяц прорывалась из окружения на Поныри — Малоархангельск, понесла серьезные потери. По свидетельству начальника штаба армии генерала Жидова (впоследствии Жадова)  они с Крейзером по выходу собрали всего около 10000 личного состава.  Аналогичная картина была и в другой армии, прорвавшейся из Брянского котла — 13-й Городнянского.  Выход из окружения описан в мемуарах Жадова, где он отмечал личное мужество командующего, лично ведшего людей на прорыв.

После выхода из окружения, армию усилили свежими частями и отправили держать фронт длиной около 100 километров под Ефремовым. Плотность обороны составляла всего 17 км на дивизию, а фронт надо было держать.  Это называется бросить на пожар. Но и в этих условиях Крейзер пытается контратаковать. В середине ноября в районе поселка Теплое части 3-й армии столкнулись с уже знакомой 18-й танковой дивизией Вермахта.  На этот раз немцы взяли реванш.  Части Крейзера были разбиты и ему пришлось сдать Ефремов, который 3-я армия отбила назад 13 декабря 1941 года в ходе Контрнаступления под Москвой.  И в этот же день в армию прибыл новый командующий, а Крейзер получил приказ явиться в Москву на учебу на ускоренных курсах Академии Генштаба. Это была опала.  следующий этап, как правило, арест. Пока человек «учился», решалась его судьба. Крейзеру повезло. Его назначили зам. командующего 57-й армией.  В чем была причина отстранения с должности командующего 3-й армии — загадка.  Жадов в своих воспоминаниях об этом не пишет, а воспоминания Крейзера мне, по крайней мере, недоступны.

Дальше загадка номер два. 57-я армия гибнет в Харьковском котле 1942 года.  Командарм Подлас погибает и остатки армии ведет на прорыв не Крейзер, а генерал Батюня, бывший до этого начальником штаба другой окруженной армии — 6-й под командованием Городнянского, того самого, который, командуя 13-й армией, выходил вместе с Крейзером из Брянского котла.  Группа Батюни в количестве 20000 бойцов смогла прорваться. Контрудар Москаленко помог.  А вот о Крейзере нигде ничего, ни слова.  Где он был, как избежал плена и смерти, неизвестно. Его сотоварищ по прорыву из Брянского котла, командарм 6-й Городнянский, погиб в штыковом бою, ведя своих солдат на прорыв под Харьковым.

В сентябре 1942 года Крейзер назначен командующим 1-й резервной армией, которая в октябре была переименована во  2-ю гвардейскую. До ноября генерал Крейзер командовал этой армией, а когда перед отправкой на фронт армию принял новый командующий, Родион Малиновский, Крейзер был оставлен его заместителем.  Малиновский в то время был в опале сам.  Командовал до этого Южным фронтом и был снят за сдачу Ростова.

Армию бросили против прорвавшегося на выручку окруженной в Сталинграде 6-й армии Паулюса, группе Манштейна.  На реке Мышковой Малиновский останавливает Манштейна (читай «Горячий Снег» Бондарева).  Деблокада Паулюса сорвалась.  Чем занимался у Малиновского Крейзер, опять неясно.  Когда Малиновского, реабилитировавшегося в глазах Сталина, вернули на Южный фронт, Крейзер опять принял 2-ю гвардейскую. Значит и с него опалу сняли.

Второй раз в опалу Крейзер попал в июле 1943 года при неудачном прорыве Миус-фронта.  Видя как гибнут его солдаты в бесплодных атаках на немецкие укрепления, он потребовал от командования остановить плохо подготовленную операцию.  В ответ всех собак решили повесить на него. Крейзер был снят с должности и арестован.  Ему светил трибунал.  Но вмешался представитель Ставки Василевский.  Разобрался в ситуации. Крейзера освободили и назначили командовать 51-й армией. Уже до конца войны.

Как мы видим, генерал обладал незаурядным мужеством как в бою, так и в отстаивании собственного мнения перед вышестоящим начальством.

Далее все пошло опять гладко. 51-я прорывает немецкую оборону на Сиваше, вторгается в Крым, а затем играет решающую роль в штурме Севастополя.  Сапун-гора — это Крейзер со своей 51-й армией.  В Севастополе есть улица Крейзера. А ведь далеко не все знают, что Севастополь брал еврей Крейзер.

Далее армию выводят в резерв Главного командования и перебрасывают на 1-й Прибалтийский в помощь Баграмяну.  Следуют удачные бои под Шауляем и Митавой и последующая блокада в Курляндии остатков Группы армий «Север», где и закончился боевой путь сына еврейского торговца из Воронежа. Потом было участие в параде Победы и последующий банкет, где Сталин, указывая Баграмяну на Крейзера, спросил его, почему тот все еще генерал-лейтенант.

Последний жизненный подвиг Крейзер совершил в 1953 году, незадолго до смерти Сталина.  Готовился процесс врачей-вредителей с последующим выселением всех евреев в Биробиджан.  Крейзеру предложили подписать бумагу от имени представителей еврейской общественности с осуждением врачей-вредителей и о необходимости массовой депортации евреев на Дальний Восток с целью спасения их от разъяренных трудящихся. Генерал категорически отказался.  Он рисковал, но чем бы для него все закончилось, мы можем только догадываться, поскольку Сталин вскоре умер, дело закрыли, как и мысли о депортации евреев.

Жена у Якова Крейзера была русская. Родных детей не было.  Он усыновил сына рано умершей сестры.

Крейзер с женой и сыном

Крейзер с женой и сыном

Известно, что в последние годы, уже возглавляя курсы «Выстрел», он долго болел. Умер 29 ноября 1969 года в Москве и похоронен в главном нашем Пантеоне — Новодевичьем кладбище.
крейзер могила
Подводя итог, следует сказать, что Яков Григорьевич Крейзер был человек в высшей степени достойный, храбрый, имевший принципы и не поступавшийся ими. То есть обладал чертами, в быту обычно евреям не приписываемым.  Он, безусловно, не заслуживает забвения и полузабвения, в котором имя Якова Крейзера все таки пребывает. Даже в родном Воронеже.
крейзер принимает парад