В этих словах нет

Ни радости, ни сожаленья -

Когда бандеровское бычьё визжит,

Калибр не имеет значенья …

Сколько раз в мордокниге меня банили за оскорбления по национальному признаку, уже даже не могу сосчитать. «Укурки», «бандЭры» и «хохлы» — это оказывается разжигание межнациональной розни. И поди докажи этим блюстителям толерантности, что по национальности я одной крови с этими … мудилами. Я даже думаю, что по части кошерности происхождения дам фору многим подвизающимся в украинствовании переводнякам и байстрюкам. Ещё у моего деда по отцовской линии в паспорте в графе национальность, черным по-белому было написано «УКРАИНЕЦ». И у отца моего. И у меня в советском паспорте… Прав был Задорнов, когда говорил, что амеры — тупые! Цукеры — типичные амеры. А хохлы и укурки — это не НАЦИОНАЛЬНОСТЬ…….

Пришлось все-таки учесть мне этот отрицательный опыт. Теперь исключительно использую нейтральный термин «шумеры»…

Раньше мне нравились сказки о воинственном народе, обитавшем между Чёрным морем и Карпатскими горами. Согласно утверждениям шумерского агитпропа, вся древняя шумерская нация  делится на две касты — посполитые гречкосеи и прямые потомки запорожских кшатриев — козарлюги или казаки, которым якобы нет перевода … Кстати, мой дед-гречкосей защищал Сталинград, штурмовал Сапун гору и Кенингсберг, как заправский кадровый самурай…

Брахманов, то есть знати, у шумеров не было. Тому виной укроГеббельсовские пропагандисты называют долгое отсутствие государственности у шумеров…

Справедливости ради надо отметить, что в шумерское общество была встроена ещё одна низшая каста торговцев и ростовщиков.  Примерно, как вайшьи у древних индусов. Только не славянского, а семитского происхождения… Вполне понятно стремление отдельных шумерских вайшьев сменить плебейский статус на принадлежность к благородному сословию.

Не представляется возможным подсчитать количество евреев, принявших православную веру и вступивших в ряды малороссийского казачества в XVII веке. Процедура принятия была достаточно простая — иметь крепкое желание стать воином Христовым, исповедовать православную веру и хоть немного понимать язык. О тех временах напоминают такие украинские казачьи фамилии как Перехрест и т. д. Одними из наиболее известных евреев в казачестве был род Марковичей, основателем которого был Марк Аврамович, арендатор прилуцкий и пирятинский, имя которого и стало родовой фамилией для его потомков. Его дочь Анастасия Марковна была сначала замужем за генеральным бунчужным Константином Ивановичем Голубем, а во втором браке — за гетманом Иваном Ильичом Скоропадским…

Есть ещё одна неофициальная градация шумерского этноса — схидняки и западенцы. И не я первый говорю о различиях между восточными шумерами (схидняками) и западенцами. Как первые, так и вторые считают друг друга неполноценными украинцами, переводняками (вырожденцами). Схидняки считают западенцев ополяченными бандерами, а западенцы мнят схидняков полукацапами … В современной среде шумерского военного сословия различия между этими географическими особенностями кшатриев играют не последнее значение.

Принято считать, что основная миссия лыцарей — защита народа, сограждан, единоверцев, сородичей и земляков от посягательств душегубов и татей. Однако же, в народной памяти нередко фиксировался негативный образ украинских самураев. В XIX веке украинский историк, литератор и этнограф Пантелеймон Кулиш записал множество песен, изображавших казацкого вожака Хмельницкого не в лучшем свете. В них говорится, что Хмель продает татарам, рыдающих девушек и парней. В тексте песни народ молит Бога, чтобы гетмана убила первая пуля. В песне волынских крестьян про гетмана говорилось: «велел он орде брать девок и молодцов». Еще в XIX веке крестьяне помнили о деяниях борца за казацкие вольности. В 1843 году в городе Смеле Пантелеймон Кулиш записал такие слова местного крестьянина: «Хмельницкий тот был такой, что с турком знался. Поедет, бывало, к турку, да и продаст один, другой город или село. Турки уже те села разоряли, и ясырь брали»…

Думаете современное шумерское воинское сословие далеко ушло от своих пращуров? Нынешних шумерских ландскнехтов относить к благородной касте могут только недалёкие селюки и наивные малолетние рогули.

Тотальное пьянство, наркомания, массовое дезертирство, неуставные отношения в рядах шумерского лыцарства — об этом не пишут и не говорят только ленивые. Искоренить эти пороки в рядах бандеровских ландкснехтов невозможно и это факт, не только потому, что для многих это стало уже образом жизни, но и потому что есть люди, прикрывающие этим упырям тылы за вознаграждение…
У каждого уважающего себя шумерского кшатрия, защищающего Украину от агрессоров на самом переднем крае обороны, в суете армейских будней есть свой интерес. Пожалуй, самая интересная схема — продажа соляры налево. Всегда найдутся местные барыги, которые согласятся покупать стратегическое сырьё по сниженным ценам…

Неучтённые боеприпасы — ещё одна золотая жила. Шумеры толкают боеприпасы не только волонтёрам и местным перекупщикам. Умудряются даже с противником заключать сделки…

Тоже самое касается другого армейского имущества и запчастей с военной техники. Толкают даже американскую помощь: приборы ночного видения, коллиматорные прицелы, тепловизоры и контрбатарейные комплексы.

Первые годы войны на Донбассе процветало мародёрство. Лыцари изымали у местных «сепаров» частные авто, тянули электронику и бытовую технику, меховые изделия и драгоценные украшения. Вплоть до нижнего белья, скрытой электропроводки и железных ворот в разбитых и брошенных коттеджах, детских лагерях и санаториях. Те времена прошли, потому что всё что можно было ещё грабить, уже кончилось …

О преступлениях шумерской военщины на Донбассе написано множество материалов и снято множество документальных свидетельств. Примером тому трагедии в Новосветловке, Нижней Крынке, Коминтерново, Зайцево.

Запомнилось одно из свидетельств жителей поселка Трудовских, наиболее удаленного от центра города района на западе Донецка, уже не первый год живущих в зоне обстрелов шумерских «освободителей».  Они рассказывали, что украинские военные нередко продолжают артобстрел до тех пор, пока не попадут в какой-либо дом. Обстрел прекращается после того, как загорится чья-то хата.

Когда прекращается обстрел, люди спешно выскакивают из укрытий тушить пожар, стараясь успеть это сделать до того, как строение не выгорит полностью…

Таковы обычаи войны. Ничего личного — просто бизнес. Наверное, лыцари таким образом просто зарабатывают свои боевые…

А вот ещё про обычаи ведения боевых действий «защитниками» украинских земель от «российской агрессии». Из интервью главы администрации посёлка Зайцево Ирины Дикун 19 января 2020 г.:

- … Когда украинцы говорят «мы освободили ещё одну улицу в Зайцево», то это значит, что они стёрли её и там не осталось ни одного жилого дома. Первая улица, которая у нас исчезла — Лисянского, вслед за ней — Маресьева, Муравьева, Мирная. Сейчас они стирают улицы Лацисса и Руднева. А с северной стороны перстают существовать улицы Красных Партизан, Брусилова (ее тоже уже нет, там жил наш дядя Сеня и погибла тетя Ира), Обручева (осталось два-три дома), конец Полетаева и Карбышева …

А точно козацкому роду нет перевода? — Даже не сомневаюсь, что каста шумерских кшатриев полностью выродилась. Благородное казацкое сословие осталось только с одной стороны линия разграничения в Донбассе …

У воспитанных драконьим крылом,
Испытанных и крепких бойцов
Совсем иная социальная стать,
Чем у шушеры, потерянной среди огурцов …