Довелось мне на своей шкуре испытать прелести Ковида, ну и методы его учёта и лечения. Сразил он всю мою семью, плюс тестя с тёщей, с которыми мы регулярно проводим семейные посиделки.

При появлении известных симптомов был вызван на дом доктор. Приехала уставший врач с маской на подбородке, выслушала, записала, выписала антибиотики, дала направление на компьютерную томографию. Предупредила, что там многочасовая очередь. Самочувствие было такое, что мне было очевидно, что эту очередь я смогу выстоять только лёжа. На вопросы доктор отвечала неохотно или чаще отмалчивалась. С вопросом про тест на ковид я был настойчив — ведь как же так, надо же понять, это же необходимо. Ей это точно было не необходимо, но она с пятого раза дала рекомендации по ближайшим медучреждениям, где можно самостоятельно и оперативно сдать. Сдала жена, как только состояние позволило. Предполагаемый диагноз подтвердился. Я не знаю, попала ли она в статистику, остальные члены семьи, и тесть с тёщей, точно не попали.
Никто не требовал от нас самоизоляции, и даже рекомендаций не давали. Включали мы личную ответственность. Но это точно не вяжется с тем, что мне показывают СМИ.

Федеральные СМИ любят показывать зарубежные ковидные ужастики. Один из стандартных комментариев — система здравоохранения (США, Италии…) в критическом состоянии, близок коллапс. Очевидно, это должно дать мне дополнительную уверенность, что у нас-то всё прекрасно, не то что у них, что и подтверждается сюжетами про отечественную борьбу с этой заразой.

Реальность несколько иная. Информации в сети о уже существующем коллапсе во многих городах и отдельных больницах масса.

Пример. Сюжет известного блогера Лядова «Как умирали без кислорода в больниц Ростова». 650 тысяч просмотров за 18 часов. Показаны кривые схемы закупки кислорода. Интервью главврача, который пытался сделать поставки кислорода дешёвыми и стабильными, его уволили. Также уволили врача, который пытался открыть общественности ситуацию с этим вопиющим случаем, случившимся в результате преступной халатности.
Смерть без кислорода

Что же происходит в провинциальных городах? Показываю на примере своего небольшого города (250 тысяч жителей).
Впечатления заболевшего горожанина. «Приёмное отделение 4 больницы это просто ужас. Пришел вчера туда на госпитализацию в 10 утра, а приняли меня только в 23:00 и домой отправили лечиться. Что там творится… В узком коридоре одновременно находятся порядком 50 человек. И ковидники и просто с пневманией. Одна бабулька прям на полу лежала. Сидений всем не хватает. За всё это время что я там был, не было произведено ни одной влажной уборки. Ничем не обеззараживают. Возле входа в кабинет только висит прибор для обеззараживания рук».

Новость местного популярного паблика от 17.11.2020 «Морг второй больницы переполнен, родственники умерших неделями ждут выдачи тел».
На самом деле, подобного можно вытаскивать гигабайтами.

Большинство ковидных проблем носят системный характер, как впрочем и во всей отечественной медицине. Соответственно и решения должны быть системными. Для этого в первую очередь должен быть отлажен структурный сбор всех вопросов и инцидентов. Но на официальном уровне Скорцова сказала, что у нас эталонная медицина.
У нас эталонная медицина

Более всего меня впечатляет эффективность государевых средств, выделяемых на борьбу с вирусом-мировым террористом. Прибыл в июле с одной из самых чистых в плане Ковида стран, Южной Кореи. Цифрами перегружать не буду, их несложно найти при желании. Факт в том, что распространение ковида в Корее в разы меньше, чем в России. К слову, это благодаря сильной медицине, строгой самодисциплине и действенным мерам со стороны правительства. Так вот, по прибытию меня поместили в обсерватор. На две недели. За государственный счёт. Подробности и детали заняли бы много строк, но денег туда вливалось порядочно, а вот смысл мне не смог объяснить ни один специалист. Администратор обсерватора с медицинским образованием с лёгкой улыбкой сказал: ну у нас вот так, страны не ранжируют, обсервируют всех подряд. Администратор (и другая обслуга) эти 2 недели пробыл в заперти вместе с изолируемыми. Оплата за круглосуточный контакт с «опасным контингентом» соответственная, его мотивированная логика ясна.

Минздрав направил врачам и медицинским учреждениям письмо с указанием согласовывать ЛЮБЫЕ публичные комментарии о коронавирусе. Потом, позже, давались какие-то мутные пояснения, кого именно касается то письмо. Ну так, на всякий случай — мы рот не всем затыкаем, мы лишь боремся с паникой, фейками и пр. Ну а мочить за лишние слова можно на основании самого письма. Традиционно.