Потолочные сколковские наночасы лишь на мгновенье замерли на 20:00:00 и продолжили отсчёт времени в рабочем кабинете шестого президента независимой Украины. Голографические изображения чередуясь показывали хозяину  смартфонной страны итоги местных выборов, результаты экзитполов, видосики противников, сторонников и приколы из весёлой допрезидентской жизни. Мерцание сверху пробивалось сквозь крепко сомкнутые веки откинувшегося на диване Зеленского и не давало сосредоточиться на буравящей мозг фразе «Всё кончено. Это акволабеан». Он ещё не мог поверить в то,  о чем предупреждали в американском посольстве, не мог представить молчащие, цвета слоновой кости  телефоны.  По идее они должны были трезвонить, из них должны были литься поздравления с победой.  Но они молчали.  Хозяина самого высокого украинского кабинета начали оставлять все, которым он доверял и верил, на чью поддержку надеялся.
В закрытые изнутри кабинетные двери кошкой условным скрёбом поскреблась пресс-секретарь Юлия Мендель. «Чего скребёшься? У тебя же ключ есть» — хрипло крикнул шестой президент.
- Плохие новости, Владимир
- Знаю
- Очень плохие, Владимир Александрович
- Не тяни. И так на душе тошно. Байден?
- Байдену и Трампу, извините, не до Вас. Наши американские друзья из Великого Посольства  мне намекнули, чтобы Вы их не беспокоили.
- Путин?
-  Нет.  У этого своих проблем выше крыши: карабахи, киргизы, армяне, белорусы, сирийцы, ливийцы, фургалы, навальные. Звонила его «пургомёту» — разговаривать не стал.
- Это не важно. Акволабеан…акволабеан…Что-то крутится слово, не помню где я его слышал
- Как не помните? Да я Вам  рассказывала, а мне Игорь Валерьевич рассказывал о фирме-однодневке с таким названием. Ещё в девяностых набрала кредитов и   растворилась. До сих пор найти не могут. Я тогда совсем маленькой была.
- Да, да припоминаю. Ты мне рассказывала о ней полтора года назад, когда начинали с тобой?
-  Совершенно верно. Тогда Вы сказали, что это и будет наша внутренняя и внешняя политика, только об этом никто не должен догадываться. Даже сам Игорь Валерьевич.
- Да, удачненькое слово, если прочитать его наоборот. Хорошо начиналось. Название партии «Слуга Народа» из нашего фильма и я такой справедливый, решительный и правильный. Как в фильме. Скольких мы тогда «наакволабили»?  Больше 70%!  Никто и никогда не додумался провернуть такое! А сейчас?
- А сейчас, Владимир Александрович, в два раза меньше, а где-то и в десять раз. В Мариуполе, так даже этот Шарий обошёл наших «Слуг Народа». В Харькове, Одессе, Николаеве, скорее всего, проходит в  местные рады. В Днепре, если Филатов с подсчётами не подсуетится, тоже. Вы же знаете, Владимир Александрович, как я львицей бросалась на шариковских журналистов, как защищала Вас.
- Знаю, Юлечка, знаю. Поэтому и ценю тебя. Больше Баканова ценю и, не побоюсь этого слова,  Авакова и…( Шестой президент прищурившись метнул подозрительный взгляд на играющий всеми красками новостной потолок и очень тихо произнёс: «Больше Рината Леонидовича ценю»)
- Ну и что нам делать?  Может снова  Андрюшу Билецкого попросить. Пусть его дружинники из «Нацкорпуса» снова покошмарят «шариков». Карася или ещё кого попросить? Сказать Смирнову чтобы занялся этим вопросом?
-  Бесполезно. В Одессе их недавно «шарики» отметелили когда они тех кошмарить попытались. Да и провалились они на выборах, ненавидят их люди.
- Тогда может, Владимир Александрович, приостановить публикацию данных авторитетных экзитполов? Я позвоню куда надо. А тем временем мы сориентируемся, дадим команду и за ночь где подпортим бюллетени за Шария и ОПЗЖ, а где сотню-другую, которые  за нас, вбросим. Сделаем ещё один акволабеан. Какая нам теперь разница после акволабеанов по продаже земли, Минским соглашениям, меморандума с МВФ? Одним больше, одним меньше… Проглотят олухи.
- В принципе, не помешает. Ты вот что, Юля: свяжись  и наедине переговори со своими коллегами из «Европейской Солидарности» и «Голоса». Подумай, может ещё с кем-то, кто как и «поросята» помогали  нам акволабенить в Верховной раде. Ну, типа, пора нам объединяться и мочить «пятую колонну» по всей Украине. ОПЗЖ во втором туре, «шариёвцев». Пусть они своим боссам закинут идею, а я в долгу не останусь. А с «нациками» пора сворачивать сотрудничество. Отработанный материал, шлак. Отдам их на съедение Баканову. Не съест — так покусает. Злее будут, да и возможно пригодятся они мне в будущем. Авакова попрошу не вмешиваться. Он не откажет.
- Владимир Александрович, тут мне подготовили предварительный обзор по ток-шоу этого вечера. Кононенко, по-моему, перепил с горя и наговорил лишнего у Шустера, на NewsOne и НАШ-ем. Зря Вы его руководить «Слугами» поставили. Мало того, что сходу заявил мол  партия не набирает больше 30%, а ещё проговорился мол мы боролись и будем бороться с ППШ и ОПЗЖ
- «Мы», это кто?
- «Мы» это Вы, Владимир Александрович, Ермак, Смирнов. Офис. Партия наша. А Шарий это увидел и теперь поднимает информационную волну. Не дай Б-г Медведчук с командой подключатся. У них же неубиваемый аргумент — «поддерживали Зеленского на президентских выборах, а он нас предал».
- Акволабеан — не предательство, Юля. Ты иди, занимайся, а я вздремну.
* * *
Голографические образы, воспроизводимые контрабандными сколковскими наночасами померкли. Шестого президента беднейшей европейской страны одолел приятный сон. В нём он величаво парил над полями высокой пылящей медицинской конопли. Вслед за первым лицом в сторону линии размежевания на Донбассе летел сокращённый до  трёх сотен корпус депутатов Верховной Рады. Каждый держал в руках пожелтевшие листки Будапештского меморандума и на память курлыкал 5 судьбоносных вопросов из президентского опросника…А где-то внизу под летящим клином звучали аплодисменты, аплодисменты, аплодисменты…