Сегодня парада нет, и самое время переместиться в 17 век, когда, собственно говоря и зарождалась имперская мощь России. Появились полки нового строя, в частности Бутырский и Первомосковский, с которых Петр I снял кальку при создании своих потешных полков личной гвардии. Начало реформ в армии правильно было бы отнести к эпохи отца Петра, царя Алексея Михайловича.

парад при царе

Имеем любопытную запись об армейском смотре, который царь Алексей Михайлович проводил на Девичьем поле, между валами Земляного города и Новодевичьим монастырем, в феврале 1664. Для сего смотра для Алексея Михайловича построили на Девичьем поле «царское место»: большой четырехугольный двор, ограждённый столбиками с перекладинами; а посреди двора на помосте поставили горницу, покрытую шатровою белою жестяною крышею с золоченым крестом наверху и золочеными орлами на всех четырех углах. Горница была снабжена печью и слюдяными окнами, уставлена иконами, убрана тиснеными золотом кожами, парчою, коврами. В горнице поставили золоченые кресла индейской работы, украшенные алмазами и изумрудами. С боку государева двора был воздвигнут продолговатый помост – так наз. «накрачейня», для военного оркестра. Сюда заранее были привезены с Пушкарского двора пушки и пищали. По обеим сторонам государева двора было поставлено по 14 пищалей; а пушки помещены направо, к Москве-реке.

пищали

Алексей Михайлович отслушал заутреню; после нее отпустил на Девичье поле крестный ход. Шествие самой отборной части армии направлено было Кремлем мимо Успенского собора – для того, чтобы семейство Алексея Михайловича и верховые боярыни из дворцовых окон могли любоваться красивым военным парадом. Впереди шли несколько стрелецких сотен с ружьями.

Первую сотню вел голова Артамон Матвеев; она была одета в красные кафтаны. Вторая сотня была в белых кафтанах, а третья в лазоревых. Перед каждою шел знаменщик. Проходя мимо государевых хором, головы останавливались и кланялись государю до земли. Cтрельцы играли на сурнах и били в барабаны. Потом следовали три конюшенные роты на конях в стальных латах и шишаках, c карабинами и пистолетами. Затем конюхи вели царских коней под богатыми седлами, с покрывалами. Потом шел «трубничий чин», т.е. военный оркестр, который трубил в трубы, бил в набаты, литавры и накры.

пищали-2

К Постельной лестнице дворца подвели для царя Алексея Михайловича «санника» – коня, запряженного в сани, украшенные золотом и серебром и обитые красным золотным и двоеморхим бархатом. Сани были осеняемы большим государевым знаменем с написанным на нем видением Иоанна Богослова («Конь бел и седяй на нем»), окружены рындами. Алексей Михайлович приложился к образам, взял в правую руку Честный Животворящий крест и спустился по лестнице к саням, сопровождаемый сыном Алексеем Алексеевичем, царевичами Касимовским и Сибирским, боярами, окольничими и думными людьми. Алексей Михайлович передал крест Сибирскому царевичу, а сам сел в сани. Около них шли сокольники в нарядных кафтанах; а за ними ехали в санях бояре и думные люди. Когда царь прибыл на Девичье поле, армия уже выстроилась там. На правой стороне стояла конница: всего около 20 сотен в первых рядах; за ними стояли их вооруженные дворовые люди. Второй отдел конницы составляли 14 сотен жильцов и три сотни патриарших дворян, также со служебными людьми. А по левую сторону дороги стояли стрелецкие приказы. Около государева места за пушками расположились солдатские полки, имея во главе большею частию иноземцев. Позади них восемь сотен даточных, далее к Москве-реке – солдатский полк Матвея Кровкова, позади Государева двора – солдатский же полк Томаса Дальеля. При пушках были пушкари в «нарядном платье». К Новодевичьему монастырю стояли еще две роты пушкарей с длинными списами (копьями). В той же стороне стояли служебные люди бояр и других думных людей. Шедшие впереди Алексея Михайловича армейские отряды также заняли назначенные им места. На дворе расположились подьячие разных приказов «в цветном платье», держа знамена, которые предстояло раздать в конные сотни. Оркестр, занимавший накрачейню, при приближении царя Алексея Михайловича начал играть в сурны и трубы, бить в набаты, накры и литавры.

пищали-3

Сев в кресло, Алексей Михайлович приказал армии проходить. Конные отряды, очутившиеся теперь на левой стороне от Государя, стали переходить на правую. Думный дьяк Семен Заборовский распоряжался «отпуском» каждой сотни и выбором знаменщика; а царь назначал ей голову. Перед царским двором сотня останавливалась, знаменщик сходил с коня и шел к воротам. Тут царь Алексей подзывал к себе того, кого жаловал головою сотни. «Дьяк» Дементий Башмаков записывал его имя в сотенный список. Царь передавал его вновь назначенному; а тот, помолясь Богу и поклонясь в пояс царю, шел к воротам и приказывал знаменщику принять знамя от подьячего. Затем они оба садились на коней и ехали к сотне, которая встречала голову поклоном. Тут кн. П. А. Долгоруков «отпускал» сотню, т. е. направлял ее далее в правую сторону. Таким образом, прохождение конных сотен армии длилось несколько часов. За ними двинулась пехота. Тогда Алексей Михайлович приказал открыть пушечную и ружейную пальбу по очереди разным частям наряда. Когда она окончилась, заигралопять оркестр накрачейни. По завершении армейского смотра царь и его свита тем же порядком шествовали назад в город. Духовенство с образами и пением молебна последовало во дворец. Алексей Михайлович встретил крестный ход и проводил его в Переднюю палату. Этот царский смотр армии продолжался с раннего утра и до позднего вечера.

пищали-4

В конце царствования Алексея Михайловича подражание иностранным образцам, выправка, роскошь в одежде и вооружении придворного (гвардейского) войска сделали еще большие успехи. В начале следующего царствования один поляк упоминает, что при въезде его посольства в Москву, в числе встречавших войск был живописный отряд всадников в красных кафтанах, на белых конях, вооруженный пиками, к которым были прикреплены какие-то позолоченные змеи; за плечами у них были пристегнуты крылья; так что они походили на легион ангелов. (Очевидно, то было подражание крылатым польским гусарам.) За этим конным легионом следовал другой, составленный из 200 нарядных всадников. Сверх алых украшенных жемчугом, полукафтанов на них были плащи, опушенные собольим мехом, расшитые серебром и золотом, а на головах высокие шапки, унизанные жемчугом с золотым и серебряным шитьем. Место конских поводов заменяли серебряные вызолоченные цепи, производившие приятный звук; даже на конских ногах блестели металлические украшения. Многие из сих всадников имели запасных коней и ловко, не дотрагиваясь до земли, перепрыгивали с одного коня на другого.

Источник: https://fishki.net/1882593-polki-novogo-stroja-v-armii-carja-alekseja-mihajlovicha-ili-kto-sozdal-imperiju-i-armiju-petra-1.html