Сражение при Елизаветполе 13 сентября 1826 года считается Генеральным сражением Второй русско-иранской войны.  Вторгшаяся на территорию Российской империи армия наследника иранского престола Аббаса-Мирзы потерпела поражение и откатилась обратно за реку Аракс, после чего в войне наступил перелом в пользу русских.

Аббас-мирза

Аббас-мирза

После поражения в Первой русско-иранской войне 1804-1813 годов, в результате которой по Гюлистанскому мирному договору Иран признал присоединение Восточной Грузии к России и уступал территорию сегодняшнего Азербайджана,  в Тегеране вынашивали мысли о реванше.

В 1826 году решили, что пора. В 1816 году на Кавказ в качестве командующего отдельным Кавказским Корпусом прибыл Ермолов, назначенный по совместительству послом в Иране. В 1817 году он на полгода ездил в Тегеран ко двору шаха Фетх-Али и заключил русско-персидский договор, после чего открыл активные боевые действия против Северо-кавказских горцев.  Силы свои Ермолов не рассчитал, горцы оказали отчаянное сопротивление, и немногочисленные русские войска оказались растянуты на операционной линии от Анапы до Дербента. А когда в декабре 1825 года в Петербурге с кровью воцарился Николай I, в Тегеране решили, что центральная власть в России ослабла, и пора действовать. Силы Ермолова в Грузии и Закавказье составляли около 30 батальонов. Для отражения персидского нашествия из них смогли выделить только 30 рот.

А.П.Ермолов

А.П.Ермолов

19  июля 1826 года персидская армия без объявления войны перешла границу в районе Мирака и вторглась в пределы Закавказья на территорию Карабахского и Талышского ханств. Шах рассчитывал захватить Тифлис и отбросить русских из Закавказья. Местная азербайджанская знать с началом вторжения сразу же переметнулась на его сторону, население приветствовало персидскую армию.

русско-иранская война

Не так гладко шли дела в Карабахе. Полковник Реут со своим 42-м егерским полком успел затвориться в Шуше и вместе с армянским ополчением отразил все штурмы. В течение месяца Аббас-мирза безрезультатно топтался у Шуши, и этот месяц решил многое.  Ермолов поначалу думал только об обороне, но царь приказал наступать. В помощь Ермолову из Москвы прямо с коронации нового императора прибыл генерал И.Ф.Паскевич, который вступил в командование Действующим корпусом и стал готовить экспедицию по деблокаде Шуши.

И.Ф.Паскевич

И.Ф.Паскевич

3 сентября авангард князя Мадатова при Шамхоре разбил персидский авангард и 5 сентября занял древнюю Ганджу, переименованную русскими в Елизаветполь в честь жены Александра I.  9 сентября Паскевич сосредоточил в Гандже все, что смог выделить Ермолов для противодействия 35-тысячной персидской армии Аббаса-Мирзы.  Цифра русских войск по разным источникам колеблется от 7 до 10 тысяч человек. Видимо, разночтения касаются численности азербайджанской и грузинской иррегулярной конницы.  Паскевич сосредоточил у Ганджи семь батальонов пехоты  Карабинерного, Херсонского, Грузинского, Ширванского и 41 –го егерского полков, Нижегородский драгунский полк, два полка казаков и татаро-грузинскую конную милицию.  При 24 орудиях.

Ермолов предписал действовать в полубатальонных каре???!!!  Когда 10, 11 и 12  числа Паскевич начал проводить учения доставшегося ему воинского контингента, выяснилось, что… «Нельзя представить себе, до какой степени они мало выучены, — писал Паскевич царю накануне Елизаветпольской битвы. Боже сохрани с такими войсками быть в первый раз в деле; многие из них не умеют построить каре или колонну, — а это все, что я от них требую. Я примечаю даже, что сами начальники находят это ненужным. Слепое повиновение им не нравится, — они к этому не привыкли; но я заставлю их делать по-своему»

Ермоловские головорезы правильным боевым построениям были не обучены за ненадобностью. Но, против многочисленной мусульманской кавалерии со времен Евгения Савойского, иного противоядия не существовало.

Каких успехов Паскевич добился, сказать сложно.  Известно только, что 13 сентября, в день сражения, 2 каре на флангах он все-таки построил, и они свою роль сыграли. Но победа была одержана не в правильном строю, а стремительной штыковой атакой. Впрочем, именно так командир дивизии Паскевич действовал в 1812 году под Салтановкой, Смоленском и Бородиным.

Не добившись успеха у Шуши, Аббас-мирза тем временем получил сообщение о поражении своего авангарда у Шамхора и сосредоточении русских у Ганджи. Персидский главнокомандующий принял решение снять осаду с Шуши и всеми силами атаковать русских в Гандже. Ночью с 12 на 13 сентября в русский лагерь прискакали два армянина, бежавших из персидского лагеря, один из которых, Бегларов, служил переводчиком у Аббаса-Мирзы. Их отвели в палатку  генерала князя Мадатова, карабахского армянина. Они принесли известие, что персидская армия на подходе, и  что Аббас-Мирза имеет намерение сходу атаковать русских уже этой ночью. Армянам поверили, поскольку брат Бегларова служил в русской дипмиссии в Тегеране.  Мадатов разбудил Паскевича, и тот, после разговора с Бегларовым, поднял войска по тревоге и приказал идти навстречу неприятелю.

И в это самое время, в лагерь прискакал еще один вестник, азербайджанец из Шамшадиля. Он потребовал, чтобы его провели прямо к командующему. Азербайджанец рассказал Паскевичу, что Эриванский сердарь со всеми своими силами прошел Дилижанское ущелье и теперь находится в тылу русского корпуса.  Он назвался проводником сардаря, и что ему удалось бежать из Шамшадиля, чтобы предупредить русских.

Озадаченный Паскевич собрал военный совет, на котором было принято решение все таки идти на Аббаса-Мирзу. В случае успеха Эриванский сердарь отступит сам. Впоследствии выяснилось, что сообщение азербайджанца было дезинформацией.

Вообще, местное азербайджанское население с нетерпением ждало своих единоверцев. Жители Ганджи по разному ждали приближения Аббаса-Мирзы. Армяне притихли, азербайджанцы открыто выражали радость. Всю ночь накануне сражения в городе слышалось пение священных гимнов из Корана, и раздавались залпы из ружей в честь будущих победителей. Азербайджанцы были уверены, что многочисленная армия Аббаса-Мирзы раздавит немногочисленный русский корпус.

Видимо, зная о побеге своего переводчика, Аббас-Мирза уже не торопился.  Русские около 10 утра заняли позицию в 7 верстах от города, Аббас-Мирза подошел в 12 часов.  Персидская армия имела 15000 пехоты, 20000 конницы при 25 орудиях.  Персидская армия расположилась в виде полумесяца, беря русский корпус в полуокружение.

елизаветпольское сражение

Паскевич свой корпус расположил следующим образом. Батальон ширванцев и батальон егерей образовали первую линию, а между ними, в центре, развернулась батарея в двенадцать орудий первой батарейной роты кавказской гренадерской артиллерийской бригады. Во второй линии в колоннах расположились: слева, за ширванцами, батальон Грузинского полка, справа за егерями, батальон карабинеров. По два полубатальона от тех же полков, Грузинского и Карабинерного, с 2 орудиями при каждом, выдвинулись уступами за первой линией и свернулись в каре, прикрывая фланги от ударов неприятельской кавалерии.

Еще позади, за интервалами второй линии, расположился подивизионно, в колоннах к атаке, весь Нижегородский драгунский полк, а в резерве стали полтора батальона херсонских гренадер с шестью орудиями. Две остальные роты херсонцев и два орудия остались в прикрытии лагеря.

Вся иррегулярная конница: два казачьи полка, Костина и Иловайского, вместе с азербайджанской милицией, прикрывая боевое расположение корпуса, разместились на флангах. На азербайджанцев, однако, рассчитывать было нельзя, а казачьи полки были малочисленны, в обоих не набиралось даже и пятисот всадников. Большая же часть грузинской милиции, как конной, так и пешей, отправлена была в Тифлис, чтобы сопровождать трофеи, взятые Мадатовым, при Шамхоре и назад не вернулась.

Таким образом, не считая двух рот и двух орудий, оставленных при вагенбурге, у Паскевича было всего шесть с половиной батальонов, до полутора тысяч всадников и двадцать две пушки.

елизаветпольское сражение -4

Обе стороны атаковали одновременно. На флангах персидская кавалерия обратила в бегство казаков и азербайджанскую конную милицию, но исход битвы решила пехота. Паскевич приказал Ширванскому, 41 егерскому и Грузинскому полкам атаковать в штыки в центре и на левом фланге. В течение часа центр  армии Аббаса-Мирзы был прорван, и она обратилась в бегство, хотя на правом фланге персы даже имели локальный успех, парированный пехотным резервом и драгунами.
елизаветпольское сражение - рубо

Соотношение потерь впечатляет. Персы потеряли около 2000 только убитыми и более 1000 пленными, остальные разбежались.  Русские потеряли командира Ширванского полка подполковника Грекова, 2 младших офицеров и 43 рядовых. 9 офицеров и 240 нижних чинов были ранены. Персы отступили за Аракс, очистив территорию Российской империю. В войне произошел перелом.

Император Николай осыпал главных виновников Елизаветпольской победы наградами. Паскевичу пожалована была золотая сабля, осыпанная бриллиантами, с надписью «За поражение персиян под Елизаветполем».   Князь Мадатов, командовавший пехотой, получил чин генерал-лейтенанта и бриллиантовую же саблю с надписью «За храбрость».

Князь Мадатов

Князь Мадатов

Исход сражения при таком численном соотношении вызывает восхищение. Но не у всех. Недоброжелатель Паскевича Денис Давыдов, обладавший талантом литератора, позже напишет, что немудрено побеждать у бездарных полководцев, предводительствовавших над всякой сволочью. Но, Аббас-Мирза был весьма уважаемым на Востоке полководцем, успешно воевавшим против численно превосходящих турок, а его армию обучали английские офицеры.

Из Елизаветпольского сражения вытекает один важный урок. Единственным союзником на Кавказе у России были и, видимо, будут армяне.  Поведение армян, азербайджанцев и грузин в те решающие для господства России на Кавказе дни весьма показательно. До наших дней ничего не изменилось.

 

Пармен Посохов