Спор о причинах фактического поражения Советской России в советско-польской войне 1920 года не утихает до сих пор, а командовавший в ней Западным фронтом Михаил Тухачевский и в наше время остается главной мишенью для оплевывания со стороны сталинистов. Ни к кому из жертв так называемого “Большого террора” не высказывается столько злобы и ненависти, даже к самому Льву Давидовичу Троцкому, которого тоже несомненно стоит отнести к жертвам “Большого террора”, поскольку карающие щупальца сталинской госбезопасности добирались и до укрывшихся за границей с не меньшей эффективностью, чем дома. Уцелевших, типа Орлова и Люшкова, можно пересчитать по пальцам.

Михаил Николаевич Тухачевский у нас считается первой и главной жертвой Большого террора в армии. Ненависть к нему сталинистов и неосталинистов просто запредельна, и носит прямо таки иррациональный характер. И никаким великим полководцем он де не был, и как зам. наркома обороны (Клемента Ефремовича Ворошилова, кто запяматовал) по вооружению нанес вреда больше, чем пользы. И что если бы, не дай бог, дожил при чинах и должности до Великой Отечественной, и дорвался бы до командования, то проявил бы себя на ней примерно так же, как в 1920 году под Варшавой, где его вдребезги разбил Пилсудский при участии француза Вейгана.

Тухачевский провожает войска в бой

Тухачевский провожает войска в бой

Вопросы дискуссионные. И о талантах расстрелянного маршала, и о его организационных способностях. Вот только отсыл к катастрофе Красной армии в августе 1920 года под Варшавой, которое поляки окрестили “Чудо на Висле”, не корректен. И повторять мантры сталинистской пропаганды о том, что Тухачевский с Троцким учинили окончившуюся катастрофой авантюру, сегодня, когда открылась для широкой публики масса документов, не солидно. Понятно, что документы, ранее скрывавшиеся от нас, допускают различное толкование, и понятно также, что и толкователей, в том числе и вашего покорного слуги, немало найдется. И это нормально. Главное в том, что черно-белого восприятия произошедшего больше не будет. Документы нам рисуют достаточно сложную и драматическую картинку, весьма далекую как от так называемой авантюры Тухачевского-Троцкого, что нам навязывали при жизни Сталина, так и от навешивания всех собак уже на Сталина с Егоровым, командовавшим тогда соседним, Юго-Западным фронтом, проигнорировавших приказ Главкома Каменева о переброске Первой конной с Львовского направления на Варшавское в помощь Тухачевскому. И к творцам разгрома помимо всех вышеуказанных товарищей следует отнести и самого Владимира Ильича со всем большевистским Политбюро, а в качестве первопричины указать интриги в высшем советском руководстве, и уже начинающуюся борьбу за власть в партии за спиной Ленина.

Представленную в статье попытку разобраться в произошедшем под Варшавой в 1920 году вполне можно отнести к разряду конспирологии. Пусть будет так. Я буду только рад, если найдется оппонент, который мою версию квалифицированно опровергнет.

Прежде чем перейти к ее документальному описанию, изложу ее вкратце.

К началу 1920 года победа большевиков в Гражданской войне стала очевидной.  Оставался “белый очаг” Врангеля в Крыму и нерешенный вопрос о границе с Польшей, что, учитывая великопольские настроения в польской элите и ее желание воссоздать Речь Посполитую, делало советско-польскую войну неизбежной. Она и началась 25 апреля 1920 года с польского наступления на Украине против советского Юго-Западного фронта под командованием А.И.Егорова и членом РВС И.В.Сталиным. Имея подавляющее численное превосходство,  7 мая поляками был взят Киев.

Юго-западный фронт действовал сразу на 2-х стратегических направлениях: и против поляков, и против Врангеля в Крыму. Очевидный нонсенс. Крымское направление следовало бы сразу выделить в отдельный фронт, что и было сделано с опозданием в сентябре 1920 года, когда был образован Южный фронт под командованием Фрунзе.  Кто-то упорно не хотел отдавать лавры будущего победителя Врангеля, из-за чего штаб Юго-западного фронта находился в Харькове, далеко от основных сражений советско-польской войны. Армиями фронта руководили за сотни километров по телеграфу, как в гражданскую войну в США. Вспомним, что членом РВС фронта был Сталин, и его борьба с Троцким уже подспудно велась, не вырываясь пока что в открытое противостояние.

Командюгзап Егоров и член РВС Сталин

Командюгзап Егоров и член РВС Сталин

Наркомвоенмор Троцкий, в свою очередь, сделал направлением Главного удара белорусское, с дальнейшим выходом на Варшаву. И хотя Первую конную перебросили с Северного Кавказа на помощь Егорову, поскольку поляки главный удар наносили на Украине, большая часть пехотных резервов, несмотря на возражения Егорова и Сталина, была передана Тухачевскому. Именно это обстоятельство помешало полностью разгромить поляков под Киевом в ходе начавшегося 26 мая советского контрнаступления. Прорвав под Сквирой, южнее Киева, силами Первой конной польский фронт, окружить поляков из-за слабости наступавшей севернее города 12 советской армии Меженинова не удалось. Командовавший поляками под Киевом будущий маршал Рыдзь-Смиглы смог вывести войска.

Сталин вполне мог полагать, что у него украли блестящую победу. Разгром 3-й польской армии Рыдзя под Киевом вполне мог потянуть на общую победу в войне. Но этого не случилось. Юго-западный фронт в конечном счете завяз в Галиции, силенок не хватило.

В это время, после неудачного наступления 14 мая, Западный фронт Тухачевского 4 июля снова перешел в наступление, на сей раз удачное. 10 июля был взят Бобруйск, на следующий день 11 июля – Минск. Поляки стали откатываться на Запад, и войска Тухачевского лавиной катились им вслед. В тот же день, 10 июля, на Юго-Западном фронте Первая конная Буденного взяла Ровно. Комфронта Егоров в своем приказе Буденному дал ему 5 дней передышки для перековки лошадей и подтвердил последующее направление главного удара фронта на Ковель-Брест, при этом удар в лоб на важнейший железнодорожный узел Ковель был поручен 12-й армии Каспара Восканова, а Буденный должен был действовать несколько южнее, в обход Ковеля, на Луцк-Владимир-волынский.

красным цветом выделено первоначальное направление юго-западного фронта

красным цветом выделено первоначальное направление юго-западного фронта

Все складывалось как нельзя лучше. Оба фронта наступали по всем правилам военного искусства по сходящимся направлениям. Западный на Лиду-Гродно-Белосток-Варшаву, Юго-Западный на Ковель-Брест-Варшаву.

В Москве довольный Владимир Ильич уже предвкушал полную победу. 11 июля британский министр иностранных дел лорд Керзон направил в Москву  ноту с требованиями прекратить советское наступление на линии Гродно  - Брест-Литовск —  Перемышль — Рава-русская – Карпаты, по так называемой линии Керзона, которую еще в 1919 году Антанта рассматривала в качестве восточной границы Польши. Нота была отвергнута.  Ленинскому Политбюро уже мерещилась советизация Польши и далее Германии. Казалось бы,  вот оно, воплощение перманентной революции по Троцкому.  Советский представитель сидел в Лондоне, вел переговоры и затягивал их как мог. Ленин в это же время требовал ускорить наступление. Ленинские директивы гнали Тухачевского на Варшаву, невзирая на угрозы Антанты. И Тухачевский наступал. Его план по захвату Варшавы не носил ничего нового. Это была калька с плана Паскевича во время разгрома Польского восстания 1831 года. Как и Паскевич, Тухачевский хотел форсировать Вислу вниз по течению, вблизи с границей Восточной Пруссии, и обойти Варшаву с Запада. Но если Паскевич озаботился своим левым флангом, где корпус Ридигера справился с польским корпусом Ромарино на Брестском шоссе, то Тухачевский нет. До поры до времени в этом не было нужды. Сначала его левый фланг прикрывали Полесские болота, затем эта роль отводилась Юго-Западному фронту, наступавшему на Брест.

И тут случилось невероятное. 23 июля, Главком С.С.Каменев, бывший полковник царской армии, окончивший в 1900 году третьим по старшинству Александровское военное училище (то самое, что чуть позже и Тухачевский),  а в 1907 году Николаевскую Академию Генерального штаба, издает Директиву №4343 Главного командования о перенесении направления главного удара в пределы  Галиции. Первая Конная разворачивалась на Львов,  6-ю польскую и украинскую армии предполагалось прижать к румынской границе силами Первой конной и 14-й армии Молкочанова, а Ковель-Люблинское направление поручалось 12-й армии Восканова. Восканов должен был как бы прикрывать правый фланг наступления на Львов.

С этого момента Западный и Юго-Западный фронты наступали уже по расходящимся направлениям. За подобные идеи, насколько я знаю, в личном деле выпускников Николаевской академии Генштаба делалась пометка “к оперативному планированию не привлекать”. А Сергею Сергеевичу Каменеву, по воспоминаниям однокашников, учеба в Академии давалась туго. Именно эта Директива и привела к поражению в войне.

По официальной версии, польские математики вскрыли шифры РККА и польское командование было в курсе всех замыслов советского командования, как Главкома, так и командующих фронтов. Без всякого сомнения, Пилсудский был в курсе. И у него был почти месяц, чтобы подготовит контрудар во фланг и тыл Западному фронту с Ивангородско-Люблинского направления. 12-я армия взяла Ковель, но не взяла Хелм, а Мозырская группа Т.Хвесина, заняв Брест, более ничего существенного из-за своей малочисленности не совершила. Левый фланг Тухачевского оказался совершенно открыт. Понимал ли он угрозу. Несомненно. Но приказ Ленина гнал его на Запад, а его просьба передать ему из состава Юго-Западного фронта 12-ю и Первую конные армии была выполнена с опозданием. При этом опасность уже осознал и сам Главком. Но его первоначальные указания о возврате к прежнему оперативному направлению на Хелм-Люблин Егоровым со Сталиным были проигнорированы.  Конечно, в той ситуации у них опять уводили лавры победителей. Атака Львова была ими подготовлена.

советско-польская война

16 августа поляки перешли в контрнаступление на Ивангородском направлении на неприкрытый левый фланг Западного фронта. Часть войск была разбита и откатилась назад в Белоруссию, часть прижата к немецкой границе и интернирована в Восточной Пруссии. Часть попала в плен. 15 октября был снова сдан Минск. По Рижскому мирному договору граница прошла значительно восточнее “линии Керзона”.  Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав новой Речи Посполитой.

Перманентная революция по Троцкому не получилась, а по авторитету Наркомвоенмора был нанесен серьезный удар. Но был в руководстве ВКП(б) человек, чей авторитет, напротив, укрепился. На IX партконференции в сентябре 1920 года он сказал:

«Я был, кажется, единственный член ЦК, который высмеивал ходячий лозунг о «марше на Варшаву» и открыто в печати предостерегал товарищей от увлечения успехами, от недооценки польских сил. Достаточно прочесть мои статьи в «Правде«»

Это был Сталин!

О том, что Сталин был величайшим мастером закулисной интриги, сегодня, несомненно, известно всем. И интрига с советско-польской войной и последующей дискредитацией, хотя пока только частичной, Троцкого, была проведена им блестяще. Казалось бы, в соответствии в открывшимися документами главный виновник поражения в войне Главком Каменев, в решительный момент изменивший оперативное направление наступления Юго-Западного фронта. Но тогда что делали начальник полевого штаба РККА Лебедев и его зам. Шапошников. Да-да, тот самый, переживший репрессии и ставший начальником Генштаба и маршалом. Они, безо всякого сомнения должны разделить ответственность с Главкомом.  Тоже Николаевскую академию заканчивали. Не могли не понимать, чем это чревато. Но пошли на такое. И вот тут выясняется интересный момент.  Предложение об изменении направления удара Юго-Западного фронта пришло с самого Юго-Западного фронта. Сохранился документ на сей счет за подписью Егорова и Сталина. Он ушел в Ставку Главкома 22 июля, а уже на следующий день Главком его утвердил.

С. С. Каменев — главнокомандующий вооруженными силами Республики (справа) и П. Н. Лебедев — начальник штаба Реввоенсовета Республики.

С. С. Каменев — главнокомандующий вооруженными силами Республики (справа) и П. Н. Лебедев — начальник штаба Реввоенсовета Республики.

Не могли бывшие царские полковники и военные профессионалы Каменев, Лебедев и Шапошников не понимать, к чему это ведет.  Очевидно, что они приняли это гибельное решение под давлением, которое мог сделать только человек по своему авторитету и положению не уступавший Троцкому. И этим человеком мог быть только Сталин.  Понятно, что ни Сталин, ни Троцкий военными профессионалами не были. Про опасность расходящихся ударов скорее всего были не в курсе, и руководили войсками “по наитию, не кончая Академий”, как метко высказался в Семнадцати мгновений весны немецкий генерал в исполнении Гриценко. Но, выгодоприобретатель во всей этой истории очевиден. Это Сталин. Как он смог выбить нужную ему директиву у бывших царских полковников в Ставке, очень хороший вопрос.

Я не вижу другого объяснения произошедшему.  Проиграть войну полякам обидно. Но давайте представим, что было бы, если бы Советская Россия ее выиграла. Как вариант – война с Антантой с неминуемым поражением, поскольку ресурсы ведения войны у Советской России были с Антантой несопоставимы.  Стала бы Польша советской республикой? Не факт! Насильно мил не будешь, а ненависть поляков к русским никуда не далась. Опять же не хватило бы ресурсов на тот момент Польшу удержать… Но один результат был бы несомненен.  Троцкий, именно он, а не Тухачевский, стал бы триумфатором и фактическим преемником Ленина. Сталин не позволил. Пусть и такой невероятно дорогой и позорной ценой.

Наркомвоенмор Л.Д.Троцкий

Наркомвоенмор Л.Д.Троцкий

Вкратце не получилось. Теперь продолжение так и напрашивается. О том, как Сталин произвел зачистку свидетелей. Есть все основания полагать, что репрессии в армии в 1937 году были именно зачисткой всех тех, кто имел отношение к верхушке РККА в советско-польскую войну и был в той или иной степени посвящен в произошедшее.

Были ликвидированы командующие фронтами Егоров и Тухачевский, командовавшие армиями Уборевич, Меженинов, Восканов, Соллогуб, Корк, Лазаревич, Сергеев, командующий Фастовской группой Якир, командир конного корпуса Западного фронта Гай. Не пощадил Сталин и бывшего начальника штаба Юго-Западного фронта Петина. Всех шлепнули в 37-м. Всех! Кое кому повезло умереть своей смертью, как например командарму 14-й Молкочанову, Главкому Каменеву и его начштаба Лебедеву. В пользу зачистки говорит следующий факт. 11 июня 1937 года, накануне суда, в камеру к уже сломленному Тухачевскому пришел курировавший в НКВД дело “Военных заговорщиков” комиссар госбезопасности 2 ранга Леплевский и заставил того написать показания на умершего к тому времени С.С.Каменева. С чего бы вдруг?  Если изложенная в статье версия верна, то все логично. Каменева нельзя было не замарать.

В живых оставили только Буденного и Шапошникова. Буденного понятно за что. Кто ж устраняет преданного начальника личной гвардией. А вот роль Шапошникова еще ждет своего исследователя. Уж не за то ли, что убедил Каменева подписать злополучную директиву.

 

Пармен Посохов

 

P.S. Необходимое послесловие

ТЕЛЕФОНОГРАММА В. И. ЛЕНИНА И. В. СТАЛИНУ

12 или 13 июля 1920 г.

По телефону Сталину в Харьков:

Получена нота от Керзона. Керзон предлагает перемирие с Польшей на условиях удаления польской армии за линию, назначенную ей мирной конференцией в прошлом году: Гродно, Яловка, Немиров, Брест-Литовск, Дорогуск, Устилуг, Крылов. Эта линия пересекает Галицию между Перемышлем и Рава-Русской до Карпатских гор. Все к востоку оставляется за нами. Наша армия должна отойти на 50 километров к востоку от этой линии. В Лондоне состоится конференция представителей Советской России, Польши, Латвии, Литвы и Финляндии под покровительством мирной конференции. Туда будут допущены представители Восточной Галиции. Мы можем послать кого угодно нашими представителями. Нам предлагается заключить перемирие с Врангелем под условием удаления Врангеля в Крым. Врангель едет в Лондон для обсуждения судьбы своей армии, но не как член конференции. Нам дается недельный срок для ответа. Кроме того, в ноте Керзона говорится, что польское правительство дало свое согласие на мир с Россией на базе этих условий.

Такова нота Керзона. Я прошу Сталина:

1) ускорить распоряжение о бешеном усилении наступления;

2) сообщить мне его, Сталина, мнение.

Я же лично думаю, что это сплошное жульничество ради аннексии Крыма, которая нагло выдвигается в ноте. У нас хотят вырвать из рук посредством жульнических обещаний победу.

Ленин

Записать ответ Сталина и по телефону передать этот ответ мне.

Ленин

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, стр. 237 — 238.

——————————————

ЗАПИСКА В. И. ЛЕНИНА Э. М. СКЛЯНСКОМУ

12 или 13 июля 1920 г.

т. Склянский! Международная обстановка, особенно предложение Керзона (аннексия Крыма за перемирие с Польшей, линия Гродно — Белосток), требует бешеного ускорения наступления на Польшу.

Делается ли? Все ли? Энергично ли?

Ленин

В. И. Ленин. Полн. собр. соч.,. т. 51, стр. 238.

Склянский – зам Троцкого в РВС (П.П.)

==========================

 

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДОВАНИЯ ФРОНТА

ГЛАВКОМУ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ О ПЕРЕНЕСЕНИИ

НАПРАВЛЕНИЯ ГЛАВНОГО УДАРА В ПРЕДЕЛЫ ГАЛИЦИИ

 

22 июля 1920 г.

 

№ 609/сек 4095/оп, г. Харьков

 

Части Запфронта, успешно продвигаясь, форсировали р. Шара и заняли Слоним. По всей линии Юго-Западного фронта поляки оказывают весьма сильное сопротивление, при этом особенное упорство проявляют на львовском направлении.

Положение с Румынией остается неопределенно напряженным.

При данных условиях считаю необходимым центр тяжести главного удара со стороны армий Юго-Западного фронта перенести в пределы Галиции, поставив армиям задачи:

 1. 12 армия, заняв Ковель, развивает удар на Холм — Люблин.

2. 1 Конармия, по ликвидации дубно-кременецкой группы противника, стремительно наносит главный удар в обход Львова в общем направлении Берестечко — Рава-Русская — Ярослав.

3. 14 армия наносит удар в общем направлении Тернополь — Миколаев.

Докладывая вышеизложенное, прошу вашего утверждения*.

Командюгзап Егоров                              Член Реввоенсоветресп Сталин

Наштаюгзап Петин

 

Опубл. в сб. док. «Из истории гражданской войны в СССР», т. 3,

=================================

ДИРЕКТИВА ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ О ПЕРЕНЕСЕНИИ НАПРАВЛЕНИЯ ГЛАВНОГО УДАРА В ПРЕДЕЛЫ ГАЛИЦИИ

№ 4343/оп, Л^инск                       23 июля 1920 г. **

Сложившаяся обстановка в связи с энергичным и быст­рым продвижением вперед Западного фронта, преследую­щего противника, требует такого же энергичного развития нашего наступления и на польском участке Юго-Западного фронта, а потому приказываю:

* Передана 16 июля в 4 часа.

** Сохранился текст директивы, расшифрованный 23 июля в 13 часов 10 минут в секретариате заместителя председателя Реввоенсовета Рес­публики и датированный 21 июля, время отправки—1 час. (см. ЦГАСА, ф. 33988, он. 2, д. 176, л. 72).

1. Сильной ударной группой правого фланга к 4 августа овладеть районом Ковель—Владимир-Волынский, поддер­живая связь с левым флангом Западного 4>ронта и обеспечи­вая свой левый фланг.

2. Остальными силами польского участка фронта нанести решительное поражение б польской и украинской армиям противника, оттеснив их на юг, к границам Румынии, ис­пользовав для этой задачи Конную армию, причем послед­ней, выполняя эту операцию, обеспечивать себя со стороны Львова, сосредоточить свои конные массы на узком фронте и действовать таковыми в определенно выбранном направле­нии, не распыляя их и не ослабляя тем силу удара.

3. С 24 июля 1920 г. разграничительная линия между Западным фронтом и Юго-Западным фронтом продолжается на м. Ратно-Влодава—Ново-Александрия на Висле—все пункты для Западного фронта включительно.

4. В отношении Румынии отданные ранее директивы оста­ются в силе 123.

Главком Каменев                   Член РВСР Курский

Наштаревсовета Лебедев

ЦГАСА, ф. 6, оп. 10, д. 260, лл. 160—161. Копия.