Сегодня очень высок запрос на получение правдивой информации о той великой войне и тем опаснее разнообразные перепечатки очередной «настоящей правды» от малограмотных «экспертов» военного дела. Как ни странно звучит, но наибольшим нападкам подвергаются те образцы оружия, которые являются символами Победы, а отвергнутые самой войной экспонаты выставляются этаким «чудом», которое было способно легко перевернуть ход войны и обойтись без миллионных жертв. Для чего это делается-понятно: «тупые русские сделали плохое оружие и завалили мясом». Непонятно, почему эти «правды» имеют такую стойкую популярность и множество адептов, среди порой достаточно неглупых людей.

Как правило, условными «защитниками» выступают люди, которые не могут опровергнуть предлагаемые «факты» и это еще более усугубляет картину. Что же такого вменяют в вину знаменитой «Катюше»?! Низкую точность, низкую эффективность, понятие «лишнего» оружия, высокую стоимость и тд.. Все это сопровождается обилием справочной информации с цифрами и прочим. Прием, известный еще со времен Резуна, который нашел множество волшебных рецептов ведения войны одним мизинцем, без особого напряжения и затрат. Постоянно приводится сравнение с «великолепным немецким Nebelwerfer», который и намного точнее, и мощнее, и вообще со всех сторон лучше.

Начнем с самого главного в этом вопросе, из которого вытекает практически все остальное, боевого применения. Читая различные статьи, очень часто натыкаешься на полнейшее непонимание данного аспекта военного дела. Сравнивают винтовки и автоматы, пулеметы и противотанковые ружья, пушки и гаубицы. Между тем, когда очередное новое оружие принимается на вооружение, для него существует своя ниша в бою, область применения. Чем больше рамки этой условной ниши, чем больше будет ставится перед оружием задач-тем его требуется большее количество, тем выше требования к нему, тем конкретнее те или иные возможности. Определяют это военные теоретики, тактики.

Например, есть ППШ и винтовка Мосина. ППШ гораздо удобнее в ближнем бою, в городских схватках, в траншее. Но винтовка гораздо точнее и бьет дальше. Что нужнее? Для позиционной войны, конечно винтовка. Для интенсивных действий, пистолет-пулемет. Задача тактика определить заранее, чем насытить армию, для каких условий боя? Для ВОВ это однозначно был полевой позиционный бой, поэтому советская армия закончила войну имея основным своим оружием пехоты винтовку. Автоматического оружия было хоть и достаточно много, оно нигде не перевешивало, кроме специализированных подразделений автоматчиков. Какое это имеет отношение к гвардейскому миномету? Самое прямое! Просто разницу между ППШ и ВМ все видят достаточно хорошо, но сам принцип почему-то не воспринимают.

Все пушки, гаубицы, САУ, минометы, как правило, замешивают в одну кучу-артиллерия. Но артиллерия имеет свои «автоматы», «винтовки» и даже «штыки». Однако, к ней озвученный выше принцип «своей ниши» почему-то не применяют. Обычно разделяют самым простым способом: пушка для настильной стрельбы, гаубица для навесной. Теоретически все так. Но если мы отнесем пушку подальше в тыл, траектория ее снарядов будет мало отличаться от гаубичной, а гаубицы на передовой нередко переводились на прямую наводку, то есть стреляли, как пушки. А ведь была, например, знаменитая гаубица-пушка МЛ-20, ставшая «Зверобоем» в рубках советских САУ.

На самом деле, отличие конечно намного сложнее и зародилось еще во времена гладкоствольной артиллерии 17-18 веков. Были пушки, которые калибром пожиже, но стреляют намного дальше и были гаубицы, мортиры, которые использовались для убийственного огня или разрушения укреплений. Когда перешли к нарезной артиллерии, отличия полностью сохранились. Длинный ствол позволяет сильнее разогнать и закрутить снаряд, что делает попадание точным, дистанцию длинной. Но высокая энергия в канале ствола требует создать крепкий снаряд. Крепкий, значит с более толстыми стенками. Чем толще стенка, тем меньше можно заложить внутрь взрывчатого вещества. Следовательно, разорвется такой снаряд куда слабее, чем гаубичная или мортирная бомба, для которой, при коротком стволе, прочные стенки снаряда не нужны.

Перед военными стоял выбор: либо точно и далеко, либо очень разрушительно, но с большим рассеиванием и меньшей дальностью. До ПМВ основную нагрузку в боях несли пушки, гаубицы выполняли лишь роль «штурмовых» орудий. ПМВ стала первой позиционной войной и пушки перестали справляться. Во-первых, не все укрепления в принципе поддавались «расправе», во-вторых, хорошая точность стала играть обратный эффект против огромных масс войск. Расход снарядов неимоверно увеличился. Наступил «звездный час» гаубичной артиллерии. Выяснилось, что их «кучности» вполне хватает для решения большинства боевых задач. Когда смертоносные осколки разносятся на сотню метров вокруг, попадать в некую одну точку не просто не нужно, это становится вредным. А мощность заряда такова, что не требуется и прямого попадания в дот, достаточно близкого разрыва. Некоторое время даже имела место теория, что вся артиллерия станет гаубичной.

И вот мы уже подходим вплотную к «Катюше». Что такое гвардейский миномет по своей сути, по задачам на поле боя? Одна установка=шестнадцати гаубицам. Хотя в реальности число стоит умножить на два, а то и четыре. Задача-накрыть залпом возможно большую площадь, уничтожить как можно больше противника. Получить такое оружие было более чем заманчиво для военных. Зарождавшаяся реактивная артиллерия не могла заменить собой ствольную, хотя попытки и велись, но как мощное дополнение, устраивала более чем. Традиционно для «времен сталинизма», курировать проект поставили Лаврентия Павловича Берию. Что явно показывает ту важность, которую придавали в Кремле новому виду оружия. БМ-13 появилась лишь перед самой войной, столько ценных лет было потеряно на игрушки «загубленного талантливого маршала» Тухачевского, но установки уже были…

Первые «Катюши» вступили в бой 14 июля 1941 года.

Боевое применение экспериментальной батареи признали более чем успешным. По свидетельству немцев, они были в животном ужасе, а Канариса, прозевавшего слишком много советских новинок, Гитлер едва не расстрелял после известия о «Катюше». За счет чего был достигнут такой эффект? Посмотрим на снаряд. Калибр 132 мм, вес ВВ 4,9 кг, вес боевой части 21,9. Цифры хоть и большие, но не уникальные (Источник: «Боеприпасы Гвардейских минометных частей». ГАУ ВС Союза ССР, 1948 г.). Во-первых, в отличии от артиллерийского снаряда, у эрэсов разрывалась не только боевая часть, а весь снаряд, то есть 42,5 кг. Это уже на уровне 152 мм гаубиц и выше. Но порох внутри был не пироксилиновый, а нитроглицериновый (нитроцеллюлоза). Отсюда вытекает важнейшие «во-вторых» и «в-третьих». Сила разрыва (использовалась двойная детонация) намного выше, чем в обычном снаряде. Температура горения такого пороха на тысячу градусов выше, раскаленные осколки работали, как зажигательная смесь. Поэтому, после ряда испытаний, даже от создания специального зажигательного снаряда отказались, эффект и так достигался огромный. Помимо всего перечисленного, имелось еще и в-четвертых. Выпущенные снаряды (не менее 16 с одной установки) создавали эффект «дополнительной» взрывной волны. «Работу» дивизиона «Катюш» можно приравнять к одновременному залпу минимум 200 гаубиц 152 мм, без учета «дополнительных опций». Если смотреть на вещи трезво, то эту цифру можно спокойно умножить на два или три, без риска ошибиться.

Но вроде бы как нам говорят, что эти снаряды рассеивались на огромной площади, делая залп бесполезным. Площадь действительно большая, 200х105 метров до 1943 года. Затем стала 105х60 метров, но вроде все равно много. Давайте посчитаем. Разделим площадь на 16, по количеству минимальных снарядов, получается 1312,5 м2 на один снаряд. Кажется, что удручающе много. Однако, радиус действительного поражения осколками 25-30 метров, что дает нам 1980-2862 м2, а площадь сплошного поражения до 320 м2! То есть «неточная ракетница» своими осколками в два раза эффективно перекрывает зону разлета снарядов. Как вообще возможно уцелеть в таком аду раскаленных осколков-непонятно. Да, «Катюша» совершенно не подходит для уничтожения одиночного дота или грузовика, но она никогда для этого и не предназначалась. Более того, специальным приказом, гвардейские минометы в принципе запрещалось использовать менее, чем в составе дивизиона. Можно только представить, что творили за 10 секунд почти две сотни ракет в месте падения.

А теперь сравним с немецким Nebelwerfer. Во-первых, и опять-таки «в-главных», это совершенно другой «миномет». Соответственно, имеет он и совершенно иные задачи. Это как раз «точечное» оружие, аналог обычного миномета. Во-вторых, сравнивая с Nebelwerfer, обычно сравнивают почему-то не со 150-мм, а с 200 и даже 300-мм установками. В-третьих, очень точное немецкое «вундерваффе» разрешалось использовать только следующим образом: стрелять не ближе 3 км от своих и в радиусе 2 км от установки запрещалось размещать войска. Что поделать, мифы о надежности и точности немецкого оружия слишком преувеличены. Кроме этого, батареям придавались 50-мм орудия, тк невысокая дальность часто делала их легкой добычей советских танков. Характерный звук и дымный след сильно помогал обнаружению, а о мобильности установок ярко свидетельствуют приданные орудия.

Nebelwerfer, прозванный в советской армии «ишаком» и «Ванюшей», теоретически предназначался для уничтожения отдельных укрепленных точек. Практика показала, что для этого 150-мм миномет явно слабоват. Заряд в 2 кг был слишком маломощным. Страдавший гигантизмом «сумрачный немецкий гений» начал разработку более крупных систем, калибров 200 и 300 мм. Но подводила точность, разброс был примерно 100х90 метров и дистанция, всего 2,2 км для калибра 320 мм. Поэтому сравнивать БМ-13 и ее 16 снарядов М-13 с 15-см минометом, выпускающим 6 гораздо менее мощных мин, просто глупо. Более-менее удачным вариантом стал лишь 210-мм миномет (5 пусковых), в 1943 году. 280/320 хоть и мощнее, обладал уж совсем скромной дальностью и лишь 6 кг БЧ снаряда. Можно провести некоторую параллель. Если в советской армии «Катюша» считалась аналогом гаубичных бригад РГВК крупного калибра, то 15-см миномет стал заменой в вермахте легких 105-мм гаубиц. Сами немцы отзывались о нем достаточно сдержанно, если не сказать больше.

Естественно, что немцы пытались увеличить мобильность. Но в силу некоторых особенностей, шасси грузовика для миномета не подходило, пришлось массово использовать устаревшие танки, танкетки, бронетранспортеры. Давайте посмотрим на снаряд самого удачного «ишака». Калибр 210 мм, вес ВВ 28,6, масса снаряда 18 кг. Можно увидеть, что фугасный эффект будет огромным, а вот осколочный намного меньше гаубичного снаряда. Зажигательный эффект так же отсутствует. При попадании в здание или укрытие-наверняка принесет огромные разрушения. Для работы по площади осколками намного слабее эрэсов «Катюши». Пытались немцы и увеличить количество пусковых. Это говорит только об одном, оружие военных не удовлетворяло. Они пытались приспособить достаточно плохой миномет под систему залпового огня и «разрушителя дотов». Не получилось ни того, ни другого. Реактивная артиллерия того времени еще не могла дать нужной точности, для выполнения второго, при всем желании, а для первого решение придумали советские инженеры.

Приглядитесь к картинке. Как ни странно, это не перевоплощение вундерваффе Nebelwerfer, это копия советской «Катюши», 8 cm Raketen-Vielfachwerfer. Немцы усовершенствовали советский снаряд (в СССР прошла аналогичная процедура) и поставили пусковые на бронетранспортер. Таких установок немцы построили 110. Почему не больше? Маловато было подходящих шасси, да и порох использовался слишком специфический. Немцы не имели такой технологии и массового производства. Ведущие немецкие инженеры предполагали, что скоро совершат «решающий прорыв» и Nebelwerfer наконец-то покажет себя с лучшей стороны. К их сожалению, как и другое «многообещающее оружие», миномет так и не стал чем-то большим, чем достаточно плохое решение «на перспективу». Конечно, не нужно и близко думать, что термин «плохое решение» подразумевает «он был бесполезный на поле боя». Но дело в том, что советские инженеры нашли отличное решение! Как ответил один ветеран, на вопрос благодаря чему вы победили: «мы просто их лучше убивали»… И пусть это непонятно некотором твердолобым потомкам, советские залпы по Берлину дали исчерпывающий ответ-кто лучше воюют и чье оружие лучше!