Пару дней назад на Украине было вынесено решение суда, обязывающее Россию выплатить семье переселенцев из Станицы Луганской, моральную компенсацию в 4,7 млн грн., за вынужденный переезд во Львов из-за военной агрессии.
Это был уже второй иск. В первом, семья из четырех человек пыталась доказать, что причиной их отъезда стала именно военная агрессия России. И это им удалось. Во втором иске семья потребовала компенсацию по 35 тыс. евро на каждого из-за того, что «нападение России на Украину вынудило из резко изменить свой привычный образ жизни» и в августе 2014 года переехать из Станицы Луганской во Львов, оставив там жилье. Размер своего морального ущерба семья оценила по аналогии с похожими исками в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Лычаковский районный суд Львова удовлетворил и этот иск.
Основанием обращения в суд с иском, являются, якобы, многочисленные нарушения Россией основополагающих прав и свобод человека на Донбассе. В частности, по мнению истца, Россией, нарушен его быт и налаженная полноценная жизнь. Вооруженной агрессией России против Украины и оккупацией части территории Луганской области Украины, нарушены права на жизнь истца, его честь и достоинство. А суд добавил, что Россия, захватив Донбасс, отняла у истца свободу и личную неприкосновенность, уважение частной и семейной жизни, свободу мысли, совести и религии».
Подобное решение нельзя назвать чем-то из ряда вон выходящим. Более того, если отбросить некоторые индивидуальные особенности, подобные судебные решения в Украине становятся уже обыденностью.
Первый подобный случай произошел еще в августе 2016 года, когда Голосеевский районный суд Киева также сначала установил юридический факт, что Ирина Веригина стала вынужденной переселенкой в результате российской военной агрессии и оккупации части Луганской области, а затем присудил ей материальную и моральную компенсацию ущерба более 1,1 млн грн.
Примечательно, что в процессе рассмотрения дела, 30 мая 2016 года суд в качестве обеспечения иска наложил арест на так называемый «кредит Януковича» в $3 млрд.
А 20 июня 2017 года Старобельский районный суд Луганской области принял решение взыскать с России в пользу переселенки компенсацию морального ущерба в знакомые нам уже 35 тыс. евро. Интересно, что и он пошел уже проторенной дорогой и арестовал российский кредит, выданный Украине в 2013 году, в $3 млрд. Суд запретил правительству, Госказначейству и Нацбанку Украины проводить любые платежи по этому договору займа. Впрочем, они и не собирались…
Как заявил тогда глава Координационного совета Всеукраинского гражданского движения «Сила права» Андрей Сенченко, движение надеется, что весь этот кредит в $3 млрд, вместо того, чтобы вернуться в Россию, будет потрачен на компенсацию морального и материального ущерба, причиненного украинским гражданам, а также бизнесу и государству российской агрессией.
На тот момент, по словам Андрея Сенченко, с помощью «Силы права» судами первой инстанции были приняты 34 решения по удовлетворению исков внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), 20 решений — по заявлениям семей погибших бойцов и 12 решений по заявлениям раненых об установлении юридического факта. Также были приняты 3 решения о возмещении ущерба по заявкам переселенцев и столько же — по заявкам семей погибших.
Впрочем, в «Силе права» тогда признались, что на тот момент «никто из потерпевших не получил компенсации за ущерб». Однако, правозащитники продолжают помогать подавать иски, будучи твердо уверенными в том, что, согласно решению украинских судов, рано или поздно ущерб всем пострадавшим будет компенсирован…
По мере того, как количество таких исков и количество решений украинских судов о взыскании материального и морального ущерба украинских переселенцев с России растет, логично возникает вопрос – каковы перспективы подобных исков и решений? Могут ли пострадавшие реально получить присужденную им украинскими судами компенсацию с России?
По сути, юридически, вопрос звучит так: могут ли суды одной страны рассматривать обвинения своих граждан в адрес другой страны в пределах своего правового поля и своей юрисдикции? И однозначного ответа на этот вопрос нет. Мнения юристов (в том числе и украинских) по этому поводу расходятся.