Итоги первого тура президентских выборов как-то отодвинули на второй план все другие темы, хотя на них было подняло немало вопросов, которые участвующие в них политики сочли самыми актуальными для своих избирателей. Власть размахивала томосом и призывала к борьбе с «российским агрессором, оппозиция обещала мир и обвиняла власть в коррупции. Вновь были скрещены шпаги по темам языка и государственного устройства. И всё же вопросом номер один был не политический вектор страны, как это было прежде, а стоимость коммунальных услуг.

газ и мелочь

Тарифы:
Этот вопрос затрагивает всех: и патриотов, и «ватников», и левых, и правых. Потому что всем приходят платежки с одинаковыми тарифами – чудовищно высокими и продолжающими расти. Тут уж все мысли не о войне и мире, а о том, где взять деньги на оплату отопления и как оставить денег на еду и метро. Так что, обнадеживая свой электорат, обещание снизить коммунальные тарифы, в первую очередь на газ и тепло, дали большинство ведущих участников избирательной гонки: от Гриценко до Бойко и Тимошенко. Лишь Зеленский высказался по этой теме туманно и невнятно — впрочем, он вообще ни о чем конкретно не говорит.
На Банковой вопрос тарифов долго игнорировали. Ну, во-первых, потому что все эти подорожания газа и электричества проходили если не по прямому указанию, то уж точно с одобрения президента. И что же теперь Петру Алексеевичу сказать народу – что это благо, которое украинцы не осознают? Или слезно покаяться, и тоже пообещать снизить тарифы, если его переизберут? А, во-вторых, в президентской команде считают, что отмахнулись от народа субсидиями – так что с него и томоса хватит!
И всё же, ближе к выборам надуманные темы отходили на второй план, и даже власть была вынуждена согласиться, что «а люди голодують». Правда, свою вину в этом она признать отказались, и бороться с украинской бедностью решила «посредством потопления видьом» — то есть списать всё на оппозицию и Путина. В общем, обитатели Банковой мало чем отличаются от персонажей экранизации «Конотопской ведьмы» (1990 года).
Нынешняя попытка команды Порошенко подкупить избирателей «снижением тарифов» поражает своей циничностью и недалекостью. Согласно распоряжению правительства Гройсмана, с 1 апреля «Нафтогаз» опустит стоимость газа с 8,55 гривен за кубометр до 8,38 гривен – то есть на целых 17 копеек! Об этом уже вовсю торжественно трубят проправительственные СМИ, разнося избирателям благую весть. Мол, жить становится лучше и веселее!
17 копеек – это 2%. Фактически, народ даже не заметит этого «снижения» в своих платежках. Вот декабрьское повышение на 24% ощутили все! Да так, что теперь долги по коммуналке достигают уже 80 миллиардов. Кстати, а почему это вдруг все забыли, что в планах режима Порошенко-Гройсмана повысить стоимость газа на 15% уже в мае, а осенью еще на 18%? Как вам такая арифметика?!
В ходе всех этих предвыборных обещаний и диспутов, ответ на вопрос о реальной стоимости украинского газа наконец-то получил четкие очертания. И это очень хорошо, потому что теперь становится известным, до какой именно отметки можно опустить цену на газ, и как именно это сделать. Как минимум, это дает надежду миллионам украинцам, стонущим под тарифным игом.
Еще год назад даже оппозиционные украинские политики хоть и говорили, что цены на газ задраны чрезмерно высоко, и задраны по повелению МВФ, однако почему-то не оспаривали новые тарифы. Они как будто соглашались с властью, что «так нужно», что это «рыночная стоимость», от которой никуда не деться, и только рассусоливали о том, «как смягчить удар» для малоимущих. Лишь несколько вопиющих в пустыне голосов журналистов, в том числе From-ua, продолжали настойчиво доказывать безосновательность и даже незаконность повышений тарифов 2015-2016 и 2018 г.г. И вот, видимо, к этим доводам прислушались и политики. Но что самое невероятное, эти расчеты в итоге подтвердил сам «Нафтогаз».
Одной из первых обещание снизить тарифы дала Юлия Тимошенко: уже осенью в её речах начало звучать, что сразу после победы на выборах она срежет стоимость газа для населения в два раза, а также опустит тарифы на тепло и горячую воду (но не уточняла, на сколько именно). Сторонники Порошенко, в число которых входят преимущественно люди «пристроившиеся» и довольные нынешней властью, высмеивали это как социальный популизм и даже сравнили Тимошенко с венесуэльским президентом Мадуро.
С началом избирательной компании газовую тему начали активно раскручивать кандидаты от расколовшегося Оппоблока — Вилкул и Бойко. В их обещаниях были уже названы конкретные цифры: реальную стоимость украинского газа для населения они определяют в районе 3500 гривен (за тысячу кубометров), то есть это тариф 2015 года, до гройсмановских подорожаний, включающий в себя массу всевозможных налогов и сборов. После этого данная цифра стала фигурировать уже и в «кандидатских обязательствах» Тимошенко.
Но дуэт Вилкул-Ахметов вопросу стоимости газа уделил мало внимания – возможно, Рината Леонидовича вполне устраивает нынешнее положение вещей. А их конкуренты Бойко и Медведчук больше увлеклись не ценой украинского газа, а вопросом импорта и транзита российского. Которому и посвятили свой последний визит в Москву, вызвавший такую бурную реакцию в Киеве. СБУ тут же взялось дать ему «правовую оценку», национал-патриоты гневно призывали «арестовать предателей», а сторонники действующего президента вопрошали, почему «Нацкорпус» устраивает акции против Порошенко, а не Медведчука.
Теперь Кабмин решил запретить и нерегулярное воздушное сообщение с Москвой – так Порошенко пытается хоть как-то оправдаться перед национал-патриотами, на чьи голоса рассчитывает во втором туре. И сокрыть факт оттого, что с момента отмены прямых рейсов из Киева на Москву, Виктор Медведчук более полусотни раз (!) получал специальные разрешения на чартерные рейсы в российскую столицу. Получал от структур, прямо подконтрольных президенту. Почему же до этого момента никто не обращал внимание на его тесные и регулярные контакты с Кремлем?
Видимо, всё дело именно в последнем визите. Во-первых, он прошел демонстративно публичный (обычно Медведчук не афишировал свои поездки в Москву), а во-вторых, почти «официально» — хотя Бойко был лишь кандидатом в президенты, причем даже не входящим в тройку лидеров. Видимо, это был лишь предвыборный политический спектакль, ставящий своей целью консолидировать вокруг Бойко голоса пророссийских избирателей и самим фактом его прямого контакта с российским премьером, и возможностью «потепления» газовых отношений с Москвой.
Спектакль, не спектакль, но шум он поднял немалый, и даже пресс-служба «Нафтогаза» поторопилось включиться в этот сканджал, разнося в Фейсбуке «планы Медведчука». Ох, не стоило бы ей это делать! Сразу видно, что на эту высокооплачиваемую работу набрали не профессионалов, а по знакомству.
Так сколько же, на самом деле, стоит газ?
Первая ошибка пресс-службы «Нафтогаза» была в попытке высмеять заявленную Медведчуком цену российского газа: кум Путина обозначил её в районе 240-260 долларов, при условии скидок. Ох, знаем мы эти российские скидки – за них всегда приходится дорого платить! Но все же «Нафтогазу» не стоило поспешно глумиться, заявляя, что «на открытых торгах в ЕС» Украина покупала газ в марте по 226 долларов – то есть дешевле, чем российский со скидками. Да, в марте. Но в ноябре и декабре 2018 года «Нафтогаз» покупал газ «в ЕС» (то есть реверсный российский, через Словакию и Польшу, по схемам Банковой) по цене 329-340 долларов, в январе по 318 долларов, в феврале по 291.

 

 

….