С момента выхода статьи Владислава Суркова в Независимой газете “Долгое государство Путина”  прошла неделя.  Срок достаточный для осознания сути написанного и реакции на него в России и за рубежом. Однако, на мой взгляд, не осознали, а если и осознали, то как то однобоко, как, например, Владимир Вольфович Жириновский, выступивший по горячим следам с утверждением, что судя по статье Сурков впитал в себя идеологию ЛДПР!!!  Не внимательно читал лидер ЛДПР Суркова, ох как не внимательно. Но тут следует отметить, что внимательно прочесть статью Суркова трудно. Написана она заумным и витиеватым языком, что делает ее восприятие для большинства народа неподвластным. Отсюда и толкователи разные появляются. Толкую как хочу, и зачастую в свою пользу, как Владимир Вольфович.

Первый вопрос, который возникает: ”К чему бы это?” Из под пера чиновника высокого ранга случайно ничего не возникает. И что это: констатация факта или программа на будущее?  Или еще что-то третье, пока нам не ведомое.

Начнем с констатации. Мысль о существовании “глубинного русского народа”, игнорировать интересы которого нельзя, и который в случае чего поправит траекторию движения страны, надо бы отлить в граните.  Она конечно и ранее кое-где проскальзывала, но только у Суркова прозвучала так отчетливо и ясно. Мысль – правильная. Глубинный русский народ существует. Более того, власть становится успешной только тогда, когда действует в соответствии с его глубинными чаяниями. И здесь на ум приходит товарищ Сталин, который это отчетливо осознавал и действовал соответственно. В этом и была причина его ошеломляющего успеха и не спадающей по сей день популярности.  А все его критики, несмотря на их интеллект и визгливость, к этому самому “глубинному народу” никакого отношения не имеют. Я имею в виду так называемую интеллигенцию, которую Отец народов беспощадно вырезал под апплодисменты “глубинного народа”, настрочившего аж 4 миллиона доносов. “Глубинный народ”, мыкавшийся по баракам, подвалам, полуподвалам и, в лучшем случае, коммуналкам, жаждал крови переродившейся ленинской гвардии и совчиновников, нехило существовавших в отдельных многокомнатных хоромах с домработницами и женами-домохозяйками. И Сталин эту кровь дал. Особенно в 1937 году. Момент Отец народов, обладавший звериным чутьем, выбрал правильно. Вовремя.  И поддержку народа поимел, и потенциальную 5 колонну накануне войны придушил в зародыше. А то, что часть номенклатуры созрела для государственной измены, сомневаться не приходится. И все признания троцкистов-бухаринцев на Московских процессах о том, что они намеревались реставрировать капиталистические порядки, в свете происшедшего в 1991 году уже не кажутся фантастикой. Не фантастом был Сталин, а великим провидцем, знавшим цену этой публике.

сталин и ежов

К сожалению, свои тайные знания о природе власти в России и о необходимости единения Вождя с “глубинным народом”  Иосиф Виссарионович унес с собой в могилу, не оформив как Макиавелли, в форме Государя-2 в назидание потомкам. Может хотел, но не успел, а может марксистско-ленинские догматы мешали. Согласитесь, что “глубинный народ” с марксизмом плохо стыкуется. И вышло так, что преемники Отца народов, не обладая его сакральными знаниями, с “глубинным народом” разошлись.  Власть стала сама по себе, созывая время от времени пленумы и эпохальные съезды партии, а народ сам по себе, каждый вечер собираясь на кухнях с крамольными разговорами. При этом, смеясь над Леонидом Ильичем, того все таки уважали, поскольку при нем а) было какое-никакое правовое государство и на начальство можно было управу найти, и б) уровень жизни все-таки вырос. Велось жилищное строительство, и автомобиль превратился из роскоши в средство передвижения. Раздражал только “крупняк” со спецпайками, спецдачами и прочими проявлениями отрыва от “глубинного народа”.  Раздражать то раздражал, но не было лидера, который смог бы этот “глубинный народ” возглавить и осуществить в соответствиями с его чаяниями корректировку в развитии страны.

Момент представился в начатую на свою голову Горбачевым перестройку. Скорее всего, что-то там про “глубинный народ” Михаил Сергеевич знал. А может только догадывался. Но начал он свою Перестройку именно в надежде на поддержку “глубинного народа”, который, по его ошибочным представлениям, только и мечтал что о демократии и гласности. И вот тут я возвращаюсь к нетленному творению Суркова. Что он нам там про западную демократию написал?  А написал он, что она является всего лишь вывеской, умело маскируемым фасадом “глубинного государства”, где “во власти имеется широкий выбор подлецов и динамическое равновесие низости, баланс жадности, гармония плутовства.”

Прекрасно сказано! Только почему то ошибочно утверждается, что это не про нас. Еще как про нас. Но сейчас. А тогда, в горбачевскую перестройку, народ не демократии и гласности желал, а попранной номенклатурой с ее спецдачами и спецраспределителями справедливости. И это своим звериным чутьем уловил Ельцин и победил.

Куда и почему завел страну Ельцин – хороший вопрос. Не созрели мы еще для ответа на него. Но то, что “глубинный народ” заглотил приманку капитализма, возжелав приватизировать все, что плохо лежит, несомненно. Борис Николаевич народ чувствовал звериным чутьем. Если бы не чувствовал, на получил бы власть в 1991 и на выборах 1996 года. И не ушел бы добровольно в 1999-м, когда от поддержки обманутого им “глубинного народа” не осталось и следа. Очень, очень вовремя ушел Первый Президент России, передав власть преемнику – Путину.

Не могу сказать, обладал ли Путин звериным чутьем в понимании “глубинного народа”. Сурков утверждает, что “умение Путина улавливать настроения масс бесспорно и очевидно. Причем всяких социальных групп, вне зависимости от того, сколь «глубинными» они являются.” Cурков утверждает: “Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно. 

Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом ее сила. “

путин и сурков

Вот если бы это Сурков написал в апреле 2018 года, сразу после победы Путина на очередных Президентских выборах, я бы обеими руками подписался бы под этим.  77% — не шутка, это показатель огромного доверия к Президенту народа, именно “глубинного народа”. В тот момент действительно казалось, что Президент одержал полный триумф и его фигура приблизилась по своей значимости к Петру Iи Сталину. Но, как выяснилось, только казалось. Далее случилось все по Салтыкову-Щедрину с его “Медведем на воеводстве”. От того ждали большого злодейства, а он чижика съел. Чижиком для Путина оказалась пенсионная реформа, которую, что уже очевидно, народ ему не простит.

Как могло произойти, что Глава государства, получив ошеломляющую поддержку избирателей, одним махом разрушил все то, что нарабатывал предыдущие 18 лет? Cамоуверенность, что народная поддержка ему гарантирована в любом случае, или то, что наряду с “Глубинным народом”  у нас сложилось также и свое “Глубинное государство”, чего Сурков замечать не хочет. И это “Глубинное государство” диктует Первому лицу свою волю, вопреки интересам “Глубинного народа”. Выходит, что так. И тезис Суркова о том, что Президент умеет слушать “Глубинный народ”, ошибочный.

Так почему же прокол произошел спустя 18 лет “царствования” Путина? Раньше, видимо, к нему благоволили звезды. Вспомним, как все начиналось. Путин прижал олигархов. Березовского с Гусинским выдавил из страны, Ходорковского посадил. Их активы национализировал. И все это под аплодисменты “Глубинного народа”. Народ жаждал крови олигархов, и Путин ее дал. Потом однако в благородном деле прищучивания олигархов наступил тайм-аут. Но зато пошла в ход державническая идеология. Еще до олигархов Путин “усмирил Чечню”, чем потрафил ущемленному имперскому сознанию “Глубинного народа”, а в 2008 году усмирил оборзевшую Грузию Саакашвили. И “Глубинный народ” замер в ожидании. Вот-вот и будет залечена рана, нанесенная народу распадом СССР, и будет восстановлено имперское величие.  В 2014 году последовал Крым и … Путин остановился.  Распустил ко всеобщему недоумению “Русскую весну”.

Накануне очередных президентских выборов, в начале марта 2018 года, в своем послании Федеральному собранию Путин явил новое, неслыханное сверхоружие, от которого у американского супостата нет защиты, и все зааплодировали. Так вот зачем был нужен Толя Сердюков.  Для усыпления бдительности. Пока Сердюков с Васильевой “разваливали” под хохот Запада армию, Президент восстанавливал сломанный меч империи. И восстановил. Радости “Глубинного народа” не было предела, и он ответил ошеломляющими 77% поддержки на выборах. Вот тогда бы и выйти бы статье Суркова как апофеозу всенародной радости. Но, она появилась неделю назад, когда от ошеломляющей поддержки Путина мало что осталось, народ обозлен Пенсионной реформой, а супостат уже лихорадочно принимает встречные меры. И все очень серьезно. В воздухе запахло войной, а популярность Верховного главнокомандующего пала.

И мы можем говорить даже не об одной, а о двух ошибках Суркова. Первая – в несвоевременности статьи. Ей бы в апреле-мае 2018 года выйти. А вторая в том, что умение Путина улавливать настроения масс отнюдь не бесспорно и не очевидно. Пенсионная реформа разом перечеркнула все достижения Путина за предшествующие 18 лет. Выясняется, что далеко ему до Петра и Сталина, а может быть, что еще страшнее, в России наряду с “Глубинным народом” уже сложилось враждебное этому самому народу “Глубинное государство”, которое диктует первому лицу, как следует поступать. А это означает страшное – простой корректировкой дело не поправишь, и все может закончиться Революцией. Как всегда в России, кровавой.

 

Пармен Посохов

 

 

….