Вообще-то французы поначалу вели себя достаточно вежливо. Реально понимали, что Наши дредноуты и линейные крейсера слишком быстроходны, чтобы их можно было поймать. С бОльшим удовольствием Франция ограничилась бы демонстрацией в поддержку своих акционеров аргентинских скотобоен. Однако Мы вовсе не собирались дожидаться того момента, когда французский флот установит на кораблях достаточное количество зенитных пушек и пулемётов. Да и Коронадо, бросивший флот и прилетевший на сутки в столицу, тоже высказывал свои опасения по поводу слишком гладкого развития событий. Терзали его, панимашь-ли, смутные предчувствия. Если бы Нам о своих сомнениях заявил кто-то другой… Но Коронадо отнюдь не смахивал на нервную барышню. И Мы повелели дипломатам хорошенько «потрясти клетку», не переходя, впрочем, положений Венского Конгресса. И, как выяснилось, не зря старались! Францию достали подколки «выскочки с Юга», ставящие под сомнение её статус великой колониальной державы! И Франция объявила о признании королевства Араукании и Патагонии.

Говорил Нам батюшка (упокой, Господи, его грешную душу) : «Не ссорься со старыми империями!» Нет, не послушали Мы старика! Оказалось, что ещё в 1860году, даже до Парагвайского геноцида, «Королевство Араукания и Патагония было провозглашено французским адвокатом и авантюристом Орели Антуаном де Тунаном на юге Южной Америки (в восточной части Патагонии и Араукании). Благодаря союзам, заключённым с некоторыми лонко (вождями) преобладающего в этих местах индейского народа мапуче, на некоторых территориях Араукании, которые ныне входят в состав Чили, де Тунан получил некоторую власть в этих краях. В это время местное индейское население было вовлечено в отчаянную вооружённую борьбу. Оно пыталось сохранить свою независимость перед лицом враждебного военного и экономического вторжения (Завоевание пустыни, Умиротворение Араукании), совершённого правительствами Чили и Аргентины, которые стремились получить земли для увеличения своего сельскохозяйственного потенциала.
Наши СБ подали аналитическую записку по этому непризнанному ранее королевству. Из неё мы узнали много нового. Оказывается, «во время посещения Араукании в 1860 году де Тунан выразил свою солидарность с борьбой народа мапуче, и группа лонко (верховных вождей племён мапуче) избрала его своим королём — будучи убеждёнными, что их борьба станет успешнее с участием европейца, который будет представлять их интересы и действовать от их имени. Королевство Араукания и Патагония было провозглашено Орели Антуаном де Тунаном 16 ноября 1860 года, вскоре была принята конституция страны, а 20 ноября было объявлено о «присоединении» Патагонии. Де Тунан после этого приступил к созданию правительства, объявил столицей страны город Перкенко, придумал трёхцветный флаг с синей, белой и зелёной полосами и даже отчеканил монеты страны с надписью Nouvelle France. (Новая Франция)

Его усилия, направленные на международное признание государства мапуче, были сорваны чилийским и аргентинским правительствами. Его арестовывали, заключали в тюрьму и несколько раз депортировали на родину. Предполагается, что именно провозглашение де Тунаном Королевства Араукания и Патагония привело к началу активной фазы чилийской кампании по оккупации Араукании. Президент Чили Хосе Хоакин Перес уполномочил Корнелио Сааведра Родригеса, главнокомандующего чилийскими войсками в арауканской кампании, захватить де Тунана. Де Тунан не получил дальнейшего наказания, так как считался сумасшедшим, и был помещён чилийскими и аргентинскими властями в сумасшедший дом в Чили. «Король» Орели-Антуан де Тунан умер в полной нищете во Франции в 1878 году после нескольких лет бесплодной борьбы за восстановление своей «законной» власти над «завоёванным» им королевством.

Французский продавец шампанского Гюстав Лавард под впечатлением от этой истории решил предъявить свои права на вакантный трон после смерти де Тунана под именем Ахиллеса I. Он стал наследником престола де Тунана. И оставался таковым до 1902года. Ему наследовал Антоний (Антонио, Антуан) II. Он правил 1902—1903гг. В настоящий период королевой была Лаура-Тереза I Кро. Про неё было известно, что она родилась у Антуана-Ипполита Кро и Леониллы 22 декабря 1856 года. Замужем за Луи Мари Бернаром. У них трое детей: Этьен, Жак-Антуан и Андре. Как ребенок короля Антуана II, Лаура-Тереза стала королевой Араукании и Патагонии после смерти своего отца 1 ноября 1903 года.» (С) До недавнего времени семья жила в Париже, однако последний раз их видели в их доме 3марта. Прислуга сказала, что хозяева отправились во Французскую Гвиану вступать в права наследства, возникшие после смерти какого-то дальнего родственника.

Оказывается, у Франции и королева на престол Патагонии уже есть! Интересно, а не пожадничали ли Мы, дав Коронадо всего лишь герцогский титул и вернув звание контр-адмирала? Пришлось дать задание геральдическому отделу предложить поправки в герб герцогов Патагонских, и заодно сделать утечку о планах Нашего Императорского Величества о скором награждении Коронадо и присвоения ему вице-адмирала. Ну и поручили обеим СБ найти семейку Кро. Но пока не предпринимать никаких действий.

предыдущая Глава 93. «Если вы такие великие, то где же ваши дредноуты?» https://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=20832
продолжение следует.