(гнусные сплетни по мотивам реальных событий)

(продолжение. Начало смотри выше Глава 87.)

С момента утопления Нашей авиацией флота Чилийского союза не прошло ещё и двух недель, а последствия этого, причём требующие немедленных решений, уже тут как тут. Как ни странно, первые серьёзные новости пришли из России. Русским понадобилась информация о тактико-технических данных Наших новых самолётов, причём в сравнении с францулетскими машинами. Такую информацию нигде, кроме Аргентины, нельзя было получить. Ибо внук сеньора Леонсио Санчеса, Альфонсо был единственным, у кого была возможность вживую сравнить эти самолёты. С учётом того, что его мачеха была из России, информацию русские пытались получить через неё! Совершенно нестандартное для русских поведение! Впрочем, после поражения в РЯВ русские на многие вещи стали смотреть трезвее. К тому же, они не стали пытаться вербовать Маргариту, а просто ввели своих людей в её окружение. Тем более, это было совсем нетрудно. Ибо и она и её двоюродная сестра Иринуца притащили с собой из Российской империи по нескольку тысяч родственников, знакомых родственников, родственников знакомых и просто хороших людей… Большинство из них были из Малороссии и Молдавии, где, в общем-то, и родились сестрёнки. Но было много великороссов из Санкт-Петербурга, где училась и первый раз вышла замуж Маргарита. Так что поле для вербовки было! И царская охранка с задачей справилась блестяще. Было завербовано довольно много бывших и настоящих российских подданных. Сейчас они получили задачу познакомиться с Альфонсо и получить информацию из первых рук. В тоже время активизировались дипломаты, как в России, так и у Нас, в Логрии.

Наши СБ, имперская и фирмы «Эллада пьетро», уже не в первый раз доказали, что не зря едят свой хлеб. И сообщили об активизации интереса к Нашим палубным истребителям со стороны России практически мгновенно. На этот раз даже имперская СБ предложила на этом интересе заработать! Кроме того, Нам были поданы аналитические записки по поводу возможных причин подобного интереса со стороны России. Оказывается, поражение в РЯВ очень сильно всколыхнуло российское общество. В умах витала идея реванша. Русская революция закончилась только в 1908году, но страна, ослабленная поражением, неурожаем и бунтом, залезшая ещё глубже в рабство к франкоязычному капиталу, нашла деньги на модернизацию кораблестроительной промышленности. Все заслуживающие внимания верфи в ближайшее время должны были пройти беспрецедентную модернизацию. Особенно большие планы были насчёт верфей на Чёрном море, в Николаеве.

Была поставлена задача, получить возможность одновременно производить минимум по 4дредноута, причём с ускорением строительства. Две первые четвёрки должны были нести 12тидюймовую, следующая -14тидюймовую, а четвёртая -16тидюймовую артиллерию. Причём по ТТХ третьей серии было видно, что предназначена она явно для Тихого океана…По не совсем проверенным данным складывалось впечатление, что Россия уверена, что в приближающейся большой войне Япония поддержит Германию! И, вполне возможно, одновременно с войной в Европе предстоит новая война с Японией! Впрочем, вполне возможно, что война с Японией планировалась после победоносного завершения войны в Европе. Потому что пика боеготовности русская армия должна была достигнуть к 1917 году, а флот – к 1918му. К 1917му планировалось завершить строительство железнодорожной ветки от столицы на север – к Николаевску-на-Мурмане. И экспедиция Колчака была явно направлена на разведку возможности переброски флота на Тихий океан не через Суэц, а Северным Морским путём!

Вполне возможно, что уничтожение во время одного налёта флота, сравнимого с любой из Тихоокеанских эскадр России, уничтоженных во время РЯВ, заставило русских задуматься о других возможностях разгрома Японии. И Мы не видели причин, которые запрещали бы Нам на этом резко возросшем интересе к Нашей авиации всерьёз заработать… Русские традиционно были сильны в теории. Работы по аэродинамике, начатые ещё Можайским, в своё время заложили фундамент этой науки. Другой теоретик, Циолковский, в данный момент руководил Нашим Императорским Космическим Институтом. И находил время, кроме разработки миномётов и ракет всерьёз продвинуть аэродинамику. Благо, деньги для оборудования у новоиспечённого барона теперь были!

Наши двигателисты создали чётко работающую систему проектирования новых авиационных двигателей. То же самое было и с созданием новых самолётов. Однако научные разработки с каждым годом требовали всё больше дорогостоящего оборудования, всё более образованных и квалифицированных специалистов и всё больше времени для проектирования. Если бы интерес к самолётостроению был бы единственным направлением для Наших исследований, Наших возможностей вполне бы хватило. Однако оставаться на передовых позициях сразу во многих направлениях технического прогресса для империи, имеющей всего 12миллионов населения, было абсолютно нереально. Даже с учётом союзников и вассалов. Ориентация только на германских учёных тоже таила в себе массу проблем. В конце концов, высокомерие немцев и искусственно раздуваемые правительством идеи об их расовом превосходстве раньше или позже должны были столкнуть немцев в войну против очень широкой коалиции. Эдуард VII практически всё время своего правления именно этим и занимался, подменяя собой МИД. Так что в авиастроении было принято решение совмещать немецкие двигатели с русской аэродинамикой. Впрочем, основную часть работы делали Наши учёные, иностранцы привлекались для ускорения разработок и ликвидации дублирования исследований. И совместный вклад в разработку всех иностранных инженеров не мог в принципе достигать половины. Обычно, на иностранцев спихивали не более трети необходимых расчетов. А обе СБ обеспечивали регулярную поставку вражеским разведчикам излишне подробное, очень дорогой и не очень достоверной информации. 

В этом благородном деле творчески использовались связи барона Бау. Когда Наши корабли собирались уходить из БА, один из новеньких гидросамолётов флагмана Коронадо «Эль Сид» был объявлен повреждённым, неподлежащим ремонту и подарен сеньору Леонсио Санчесу. Причём, вместе с 4мя новенькими запасными двигателями. Через пару дней Альфонсо Санчес впервые самостоятельно поднял его в воздух. С учётом того, что ранее он купил оба новейших истребителя, наш и француллетский, у него был парк новых машин обеих воюющих сторон. А за какие такие заслуги разбрасываются новой техникой, которой не хватает даже собственным вооружённым силам, не говоря уже о союзниках и вассалах? Правильно, история об этом умалчивает…

Кроме всего прочего, Альфонсо Санчес был единственным аргентинцем, захватившем в плен Наших военнослужащих! Во время одного из вылетов на новеньком истребителе, он встретил Наш бомбардировщик, осуществлявший разведку (а, на самом деле, тупо заблудившийся в приграничном небе). Внезапно напал и повредил двигатель. Ну а далее принудил к посадке на аргентинской территории. Затем посадил свой триплан рядом и взял лётчика, штурмана и обоих бортовых стрелков в плен. На фоне поражения аргентинского флота, президенту пришлось лично вручать молодому лейтенанту медаль. И, кроме внеочередного звания, Альфонсо получил национальную известность. Ибо прессе просто пришлось поместить единственную приятную новость на первых полосах газет.

Кстати, для базирования гидросамолёта Альфонсо Санчес выбрал яхт-клуб в 50км на восток от БА. А в 50км к югу от яхт-клуба был гоночный клуб. И оба они официально принадлежали мужу двоюродной сестры мачехи Альфонсо! Как только Маргарита вышла замуж за Эстебана Санчеса и переехала из Санкт-Петербурга в БА, за ней потянулся хвост дальних и очень дальних родственников. Одной из первых была её двоюродная сестра по линии матери, Иринуца. Внешне сестрёнки были довольно похожи, хотя Маргарита и была старше на 4года. И, если бы не шрам на её правой щеке, их довольно легко можно было перепутать. Так вот Иринуца быстренько нашла себе мужа. И стала подписывать письма Иринуца Трондайк де Маркес или Иринуца Трондайк, сеньора Маркес. В зависимости от настроения. Семья Пабло Маркеса когда-то была очень богатой. Но Пабло всегда любил и не умел выпить и играть в азартные игры. Собутыльники и партнёры за карточным столом довольно быстро привели к тому, что на поместьях Пабло лежали нереальные долги. И дело шло к банкротству. Леонсио Санчес подумывал прикупить себе часть или все эстансии Маркесов. И в тоже время не хотел попасть в сотню самых крупных землевладельцев страны. Ну не любил сеньор Санчес быть уж слишком на виду…Так что завладение имуществом через замужество родственницы наиболее хорошо соответствовало интересам всех участников сделки.

А завладение имуществом было проведено весьма изощренным способом. Сначала Иринуца совершила с Пабло поездку по САСШ и Европе, закончившуюся в Санкт-Петербурге. Из Питера она, уже на правах сеньоры Маркес, вернулась в БА. Так вот за время этого вояжа долги сеньора Маркеса официально выросли в семь раз. А в брачном контракте новоиспеченной сеньоры Маркес был пункт, оговаривавший её неучастие в оплате долгов мужа, возникших до брака с ней. Далее представители частного банка «Севан» собрали всех официальных кредиторов Пабло и озвучили общую сумму его долгов. Она раз в шесть превышала реальную стоимость его имущества. В принципе, сеньора Пабло Маркеса ожидала долговая тюрьма. Однако в результате переговоров кредиторы согласились пересчитать векселя из расчёта один к пяти, эстансии перешли к банку «Севан». А реально стали управляться Иринуцей, имеющей в этом банке блок-пакет.

Когда Иринуца родила Люсию (впрочем, домашние её называли, Чиа или Чита), на имя дочки было куплено два небольших (ну, по Аргентинским меркам небольших), земельных участка недалеко от БА. Один на побережье, в 50км на восток от столицы, второй в70км на юго-восток. Между обоими клубами и столицей немедленно провели хорошие шоссейные и железные дороги. В одном был построен элитный яхт-клуб, в другом – автомобильный. Причём первоначально все предрекали, что эти проекты будут заведомо убыточными. Уж слишком далеко от столицы они располагались. Однако хорошие дороги позволяли добираться от столицы за два, а то и за один час и постепенно места стали довольно посещаемыми и прибыльными. Кроме собственно клубов, там были и гостиницы и тотализатор, и карточные столы. Да и в гостинице горничные оказывали дополнительные услуги. Впрочем, никакой особой рекламы местам не делалось, клубы задумывались как некоммерческие организации (скажем так, в целях оптимизации налогообложения).

Но больше всего сэкономить позволяла продуманная политика в отношении иммигрантов. Маргарита грамотно рассказывала о плюсах своей жизни в Аргентине и умалчивала о местных проблемах. Так что её дальние родственники и просто знакомые из Молдавии, Малороссии и Санкт-Петербурга с удовольствием поехали в Аргентину. В России в 1905-1908годах были неурожаи плюс последствия войны и революции. Среднедушевое производство зерна колебалось, эти годы в районе 400кг на душу населения. С учётом того, что при этом значительное количество зерна экспортировалось, часть населения голодала. И это притом, что цены на продовольствие выросли в полтора раза при росте зарплат на 15%. В Аргентине в это время стояли достаточно низкие на пшеницу и говядину.

Хотя цены на продовольствие после РЯВ выросли во всей Европе и миру. Тем не менее, приехавшие не намного улучшили свою жизнь по сравнению с жизнью в РИ. Нужно ведь было рассчитаться за билеты и получение документов, обрасти хозяйством. Ну а Марго вовсе не собиралась кормить дармоедов! Питание, конечно, благодаря поставкам пшеницы и говядины с эстансий Санчесов, было обильным. Но вот в остальном приезжим жилось не так уж и здорово. Так что «благодетельница» ещё и обзавелась почти дармовой рабочей силой. Поэтому строительство и содержание клубов и инфраструктуры обошлось весьма дёшево.

Довольно быстро проекты вышли на самоокупаемость. Небедные люди из столицы с удовольствием приезжали посмотреть или поучаствовать на гонки автомобилей или яхт. Плюс все сопутствующие удовольствия. И вот в один далеко не прекрасный день всё это благополучие накрылось… К Буэнос-Айресу подошли логрийские дредноуты и быстренько устлали аргентинским флотом дно Ла-Платы. Попутно они ещё уничтожили обе береговые батареи, прикрывавшие город. А под утро был высажен десант. Одно из мест высадки как раз пришлось на яхт-клуб. Высаженная бронетехника быстро убралась окружать столицу, а часть морских пехотинцев осталась. В яхт-клубе были причалы, весьма удобные для подхода Малых Десантных Кораблей. Так что МДК постоянно сновали между берегом и логрийским флотом, перевозя награбленное. Среди награбленного были и драгметаллы банков, и изделия из ювелирных магазинов, и продуты с мясокомбинатов. Хорошенько пограбили столичный арсенал и военные заводы. Ухитрились даже два танка прихватить! Потом дошёл черёд до промышленного оборудования заводов. Вроде увезли-то совсем немного, просто некоторые запчасти, но военные заводы и скотобойни были полностью парализованы. И могли быть пущены только после изготовления и доставки увезённых логрийцами запчастей. Затем пришёл черёд военнопленных столичного гарнизона и моряков с потопленных кораблей. Целые корабли без боекомплекта поплыли к берегам Логрии со своими экипажами. Закончив своё дело, морская пехота Логрии спокойно загрузилась назад на МДК и исчезла вместе со всем флотом . Но предварительно высосав в яхт-клубе вина, водку, ром, мазут и бензин… А к вечеру 14марта (по Н.С.) пришёл французский флот вместе с тремя свежее закупленными в САСШ для аргентинского флота старыми броненосцами.

предыдущая Глава 91. «Эх, дороги…» https://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=20730
продолжение следует.