В это время продолжалось Наше наступление против Чилийского союза. За два предыдущих месяца мобилизованные прошли Курс Молодого Бойца. После чего части и соединения, развёрнутые по штатам военного времени начали проводить учения. И к началу марта процесс боевого слаживания был завершён. Новые, «жирные» штаты частей сильно улучшили положение со снабжением и связью.

В войска поступило достаточное количество телефонов, радиостанций и приборов наблюдения. Особенно сильные подвижки были в деле Воздушного Наблюдения Оповещения и Связи. Ибо угроза с воздуха превратилась в суровую реальность. А появившиеся в составе батальона зенитные пулемёты и орудия требовали своевременной информации о быстром воздушном противнике. Да и обычная пехота стала качественно другой. Из полка, вооружённого в начале Нашего царствования берданками, имеющего в штате 6пулеметов (на орудийных лафетах) и 6 2,5 дюймовых пушек Барановского, постепенно выросла бригада.

Даже вооружение обычного пехотного отделения изменилось полностью. Берданки давно заменили винтовками, причём даже их постепенно заменяли самозарядными, а в морской пехоте, горнострелковых войсках и у мотострелков так и вовсе автоматическими. В каждом пехотном отделении был собственный ручной пулемёт Мадсена новых модификаций и тяжёлое крепостное ружьё калибра : линий (15, 24 мм). В роте был пулемётно–миномётный взвод с двумя 4линейными пулемётами на универсальном станке и двумя 3, 5дюймовыми ротными минометами.

Каждый из четырёх батальонов бригады имел по взводу ПТА с двумя батальонными 1, 75 дюймовыми пушками; взвод зенитных пушек такого же калибра и зенитно-пулемётный взвод с 2мя 5линейными пулемётами. В бригаде вместо артиллерийских батарей появился целый артдивизион. В каждой из пяти батарей было по шесть стволов. Первая батарея имела на вооружении 3дюймовые полковые пушки, вторая 1, 75дюймовые противотанковые пушки; третья –зенитные пушки такого же калибра; четвёртая 6тилинейные зенитные пулемёты, а пятая 4,8 дюймовые полковые миномёты.

За счёт сильно подросшей медицины и тылов численность бригады почти достигла 3тысяч (вместо 1тысячных полков прежнего состава). И теперь тылы хоть как-то соответствовали боевым частям.

Благодаря лучшей организации ПВО и тыла, подавляющем превосходстве в воздушной и огневой мощи, более продуманной организации, наступление развивалось достаточно стремительно. После прорыва обороны и выхода на госграницу с Нашим вассалом, Наши подвижные части сутки отдыхали, ремонтировались и пополнялись. Части вассала, переправившись через реку, занимались окончательным уничтожением окружённых частей, освобождая Наши подвижные части для более важных задач.

К этому времени выяснилось, что направления главных ударов планировали идиоты. В любом оперативном отделе уважающего себя Генштаба умников, рисующих стрелки по расходящимся направлениям, не наказывали, но к планированию операций старались больше не допускать. Наше же наступление развивалось, как это и принято у идиотов, по расходящимся направлениям.
Левый фланг, прорвав оборону, сначала двигался на запад, постепенно принимая к югу. Обойдя горную гряду он повернул на юго-восток и вышел к реке на госгранице с Нашим вассалом. А по мере замены Наших частей частями вассала, снова устремился на юг, вдоль госграницы с вассалом, отрезая все войска противника от столицы.

Будь у противника в районе столицы хоть сколько-нибудь серьёзное количество более-менее подвижных частей, вся эта атакующая группировка получила бы удар в правый фланг и попала бы в окружение. Наглость плана строилась на трёх китах – на данных разведки о недостаточности войск в районе столицы (тем более, готовящихся к отражению высадки морского десанта, который в итоге высадился не в районе Эль-Турку, а в2тысячах км севернее, в БА!) ; на подавляющем превосходстве в воздухе, делающих внезапный удар маловероятным и на подавляющем превосходстве подвижных частей в огневой мощи и организации.

Слабые правые части левого фланга, пройдя на запад 20км, повернули на север, осуществляя свою часть создания котла окружения для центральной группировки. А правый фланг слабыми левыми частями осуществил свою часть кольца окружения центральной группировки противника, центром имитировал наступление вглубь страны, а основная группировка вышла на северную госграницу и вторглась на территорию другого Чилийского союзника.

Один из мостов был захвачен неповрежденным, и теперь мощный поток подвижных войск паровым катком катился к вражеской столице! Как только прошло сообщение о захвате мостов, авиация нанесла удар по мостам через реки, которые отделяли вражескую армию от столицы и от Чили. Практически вся вражеская армия, сосредоточенная напротив узкого прохода в горах на границе с Нашей империей, лишилась снабжения! И, главное, не могла прийти на помощь столице!

Впрочем, чилийские войска, спасая столицу союзника, переправились через реку в нижнем течении, на самом крайнем западе, куда не долетали Наши самолёты. И двинулись в сторону столицы своего союзника. Однако здесь уже началась распутица и скорость продвижения в принципе не могла быть серьёзной. Тем более, после захвата аэродрома в окрестностях столицы и мгновенной передислокации на него Нашей авиации, мосты и в нижнем течении пограничной реки были уничтожены. Столицы обоих Чилийских союзников были взяты в один день.

Но вот последствия были совсем разные. Если на юге король согласился на безоговорочную капитуляцию, признал себя Нашим Вассалом и немедленно объявил войну Чили, то на севере всё было не так просто. Из уже окружённой столицы король был эвакуирован на частном самолёте. Большая часть его армии была развёрнута на границе с Нашей империей и сохранилась. Так что после ремонта мостов её вполне можно было снабжать, с чилийской территории.

Посему столицу пришлось быстренько ограбить и готовится к медленному отступлению перед превосходящими чилийскими войсками. Впрочем, развивалось чилийское наступление более чем медленно. Во-первых, из-за распутицы, во-вторых, из-за подавляющего превосходства Нашей авиации в воздухе и в третьих, из-за принципиальной невозможности наступать кавалерией против бронетехники, спрятавшейся за минными полями и колючей проволокой. Так что чилийское наступление развивалось не только крайне медленно, но ещё и очень кроваво.

Проблема была в том, что Чили, при приблизительно равном с Нашей империей населении имела гораздо большие мобилизационные возможности. Большая часть земель Нашей империи находилась в зоне рискового земледелия. Более того, Нам приходилось иметь ввиду, что земли Нашего Союзника короля Константина, находились ещё южнее. И из-за близости Ледяного континента, находящегося в каких-то 450 километрах, рассчитывать на регулярные урожаи он не мог. Частично выручали рыболовство и китобойный промысел, рожь и прочая брюква тоже иногда давали неплохие урожаи. Но именно иногда. Посему почти четверть Нашего урожая пшеницы уходила Константину. Да и земли вассала находились на той же широте, что и земли Константина. А раз так, то не будь у Нас договора с Аргентиной о льготных поставках пшеницы, большинство населения Нашей империи, союзников и вассалов белый хлеб видело бы только по праздникам.

Тем не менее, значительная часть Нашего населения по-прежнему копалась в земле. И изымать слишком большое количество в армию было чревато близким голодом. В Чили же имелось довольно много земель, которые на фоне Наших можно было бы назвать благодатными. И возможности Чили по отвлечению в армию рабочих рук из сельского хозяйства были гораздо выше. Более того, после Тихоокеанской войны у Чили существовали призывники-ветераны, прошедшие эту войну. Понятно, сейчас они были среди старших призывных возрастов. Тем не менее, Чили могла отмобилизовать втрое большую армию и располагала вдвое большим количеством обученных офицеров. Так что приходилось выкручиваться за счёт лучшего вооружения, организации и связи. Впрочем, приходилось всё равно не просто…

По плану, за 1909год должно быть выпущено 66 танков нового проекта Т-3 и 160 штук САУ-3 на его базе. В январе заводы только готовились к серийному производству, за февраль выпустили 3 танка и 11 САУ. Всё это придали 1му танковому полку для продолжения войсковых испытаний в реальных боевых условиях. Вообще-то применять на войне новое оружие в недостаточном количестве – верх идиотизма! Из-за небольшого количества особого эффекта всё равно не получится, а вот эффект от внезапности новинки будет заведомо утерян. И к моменту, когда количество техники в войсках будет уже достаточным для серьёзного эффекта, противник успеет придумать какое-нибудь противоядие от новинки. Но в данной ситуации Мы решили, что обкатка в боевых условиях важнее сохранения секретности. К тому же, наступление шло на заведомого слабого противника. И существовала уверенность, что из-за быстрого разгрома противник не успеет разобраться с новинками.

Однако все планы существуют до первого столкновения с противником… Наступление на южного Чилийского союзника планировалось по стандартной схеме. После мощнейшей артподготовки Наши войска взломали фронт противника на флангах. В оба прорыва было введено по Мотострелковой Дивизии. На левом фланге как раз и действовал 1йтанковый, входящий в состав 1 Гвардейской МД. Прорыв был «чистый» — обычная пехота перед вводом МД полностью уничтожила все очаги сопротивления на участке прорыва.

Особенно хорошо показали себя отдельные штурмовые батальоны прорыва, отправленные на фронт королём Константином. Новая «пироманьяческая» экипировка позволяла прорывать подготовленную оборону противника с незначительными потерями. При условии правильно взаимодействия с артиллерией, конечно… Так что 1Гв. МД сразу вырвалась на оперативный простор. Танковый полк додавил остатки вторых эшелонов и тылов, обошёл старый город- крепость Берест и добрался до аэродрома. Новые танки Т-3 разобрали командиры танковых батальонов. А САУ применялись все вместе, как резерв командира полка. И, разумеется, замыкали колонну Мех Корпуса.

Так вот возле аэродрома танки впервые всерьёз повоевали с себе подобными. В состав авиационного полка входит бронедивизион с 12ю зенитными бронеавтомобилями. У данного противника на вооружении были обычные БАЗ-3 самой первой модели – с 1, 5 дюймовыми зенитными пушками. Лобовая броня самого массового нашего танк Т-1 «Стрекотун» защищает от килограммовых бронебойных снарядов 38,1мм зениток на дистанциях свыше 500 метров. С учётом того, что как раз на такой дистанции появляются хоть какие-то шансы на попадание, БАЗ-3-1 является реальным противником для лёгкого танка. Кроме всего прочего позиции БАЗов авиационного полка даже в мирное время имеют укрытие в виде люнетов из мешков с песком. Так что их гораздо более слабая (по сравнению с танком) броня, усиленная мешками с песком, вполне адекватно защищает от 1,5кг снарядов 1,75дюймовых пушек «Стрекотуна». И только попадание в башню может быть для БАЗа смертельным.

Так что передовой отряд, сунувшийся было к аэродрому, потерял 2 из 5 танков и отступил. Собственно, у командира полка было два принципиально разных решения – задавить массой или продолжать наступление, оставив блокирующую группу до подхода пехотных частей. Для принятия решения нужна была дополнительная информация. А, значит, необходима доразведка. Доразведку было решено совместить с блокированием. На практике это выглядело следующим образом — со всех сторон аэродром обошли мотострелковые роты, усиленные танковыми взводами. А основные силы Механизированной Дивизии отправились дальше.

Доразведка выяснила, что кроме персонала аэродрома в кольцо окружения попал пехотный полк, который являлся резервом вражеского командующего фронтом. А в полку должно быть минимум 6 полковых пушек. Возможно, противник уже ввел в состав батальонной артиллерии поставленные Чили 1, 75 дюймовый лицензионные Орудия Прямой Наводки. Получается, что количество стволов, противостоящих Нашей бронетехнике, было вдвое больше, чем казалось первоначально. Причём, увеличили не только количество орудий. Добавили более мощные орудия. А это сильно меняло дело. И требовало совершенно других подходов к наступлению. Хорошо, что это вовремя выяснилось! Ибо в случае наступления без доразведки, Наша бронетехника попала бы под раздачу.

Командир Мобильного Корпуса принял решение наступление продолжать, а аэродром блокировать, предварительно обстреляв. Чем хорошо моторизованным частям, так это тем, что у них артиллерия вся с собой! В состав Мех. Дивизии входит бригада САУ, где по штату 72 САУ-1 с 4,8дюймовой гаубицей. Начальник артиллерии корпуса принимает решение провести что-то вроде учений на реальной цели и в боевых условиях. Кандидатам на повышение была дана возможность поруководить огнём более крупного подразделения. В воздухе над аэродромом на высоте 4км постоянно висел минимум один разведчик — корректировщик, который вёл фотосъёмку вражеского аэродрома до и после обстрела. Такие же разведчики–корректировщики наблюдали за огнём третьего и четвёртого артдивизионов бригады САУ, которая в это же время вела обстрел крепости Берест.

В это время передовые части Мехкорпуса, продвинувшись на 50км к югу от Береста, повернули на восток. И на 15тикилометровом участке вышли на госграницу с Нашим вассалом, разметав вражеские войска, оборонявшие берег реки. Хотя Наше превосходство в воздухе было подавляющим, тем не менее вражеская авиация с южного аэродрома иногда делала вылеты на разведку. В связи с этим войска вассала перешли по льду реку только ночью. Лёд на реке достаточно толстый. Так что части вассала не только переправились сами, со всеми тылами и артиллерией, но и приволокли бочки с соляркой для Нашей бронетехники. Ибо для выполнения задачи операции топлива хватало только теоретически. А даже одна бочка солярки на бронеобъект позволяла смотреть на будущее с бОльшим оптимизмом. И позволяла создать небольшой резерв на случай непредвиденных осложнений! До сего момента Мехкорпус, выполнив задачу дня, поджидал драгун и передавал позицию им. А сам продолжал наступление на юг. Драгуны также дожидались подхода обычной пехоты, передавали занятый участок ей, а сами догоняли мотострелков. Всё вместе это назвалось «танец замены». Теперь вместо Нашей пехоты в бой вступила пехота вассала. И на пятый день наступления для бОльшей части вражеской армии всё было кончено – передовые части Мехкорпуса дошли до пролива Дрейка, обойдя вражеские войска, оборонявшие госграницу с вассалом по реке с тыла. Попутно Мехкорпус разбил группировку противника на пять крупных котлов. Собственно, Мехкорпус выполнил задачу, для которой и предназначался. Теперь шла замена мехкорпуса обычной пехотой Нашего вассала, которой предстояло просто зарыться в землю и терпеливо ждать вражеской капитуляции.
В принципе, большинство вражеских частей должно было капитулировать довольно скоро. Мехкорпус и драгуны пощипали тылы довольно серьёзно. Так что продовольствие в частях потихоньку должно было подойти к концу. Но под Берестом ситуация была совершенно другой. Старая крепость использовалась и как склад, так что голод врагам не грозил. Однако необходимо было пощипать войска достаточно сильно, дабы отбить охоту для попыток выйти из окружения. Войск не хватало, посему было решено их высвобождать, ликвидируя некоторые из котлов. Первым кандидатом на ликвидацию был котёл возле Береста, где находился аэродром и пехотный полк. К этому котлу и двигались подкрепления. В первую очередь — вся бронетехника, принятая на заводах военной приёмкой в конце февраля — начале марта. В том числе новенькие «Стрекотуны» 2модификации, которые с этого года стали производится на заводах короля Константина. Сюда же двигались новенькая САУ-3 и Ремонтно-Эвакуационная Машина на её базе. После подхода этой техники аэродром было решено ещё раз хорошенько обстрелять, а затем взять, используя тот факт, что мощная лобовая броня САУ в принципе не пробивается из полуторадюймовых пушек БАЗ-3-1. Однако подкрепление не дошло….
Мы всегда считали, что умирать «не царское это дело» (С). Во всяком случае, в бою. Однако совсем не показываться на фронте тоже было нельзя. В тоже время, покинуть столицу невозможно было по соображениям необходимости отслеживать обстановку на нескольких ТВД одновременно. С учётом того, что большая часть средств связи и каналов поступления информации были сосредоточены в столице, приходилось сидеть во дворце. Так что на фронт пришлось отправляться принцу-бастарду. Понятно, никто не собирался его гнать непосредственно на передовую. Но почему бы пацану не прокатиться от госграницы к котлу с окружённым противником? Тем более, на САУ-3, 4,5 дюймовую лобовую броню которой не берёт ни один из образцов полевой артиллерии, стоящей на вооружении у противника! Вот и катилась небольшая колонна из трёх новеньких танков, четырёх БТРов, САУ и БРЭМ в сторону котла. И в САУ на месте заряжающего сидел принц-бастард. Но супостату было начхать о наличии в атакуемом отряде Наследника престола. Тем более, он всё равно об этом наличии не знал! Вражеский командующий с трудом наскрёб полный дивизион зенитных бронеавтомобилей. И атаковал небольшую колонну! Командир дивизиона правильно оценил САУ, как самого опасного противника. И оба БАЗ-3-2, которые успели перестволить на 1,75дюймовые ОПН, получили приказ стрелять по САУ. В общем-то, даже бортовая трёхдюймовая броня достаточно крепкий орешек для полуторакилограммового 44мм снаряда. Но дистанция была маленькая, так что существовал шанс на пробитие. Оба первых выстрела попали в САУ. Один разворотил правую гусеницу и каток, а второй, хотя и не пробил броню насквозь, тяжело ранил командира и убил наводчика осколками брони. Собственно, не будь наводчика, эти осколки достались бы принцу. Два вторых снаряда, как ни странно, особого ущерба не принесли – один попал в верхнюю наклонную часть рубки и срикошетировал, а второй вообще не попал. А вот третьи выстрелы уже в принципе были для САУ не опасны. Потеряв правую гусеницу, она стала поворачиваться направо. И остановилась, повернувшись к противнику лбом. 114мм наклонной брони и 44мм снаряд дают только один результат – рикошет! Принц-бастард до сих пор ни разу не стрелял из новой САУ. Но он стрелял из старой и из танка. И, пользуясь преимуществом своего происхождения, довольно много. Стрелок-радист встал на место заряжающего, быстро подавая 15килограмовые патроны. Впрочем, принц, поняв, что снаряды противника не опасны, не спешил. Сначала оценил противника, нашёл оба БАЗа с новыми пушками и пятью снарядами расправился с обоими. Затем переключился на остальные. К этому моменту по два танка и БТРа уже горело. Однако один «Стрекотун», грамотно прячась за подбитыми машинами, ухитрился уничтожить один и обездвижить два БАЗа , пытавшихся обойти колонну слева ( Спереди). К этому моменту пехота из БТРов малость сориентировалась и вспомнила о наличии в комплекте вооружения пехотного отделения такой дуры, как тяжёлое крепостное ружьё! Командир отделения подал уставную команду : «Слоны справа» и расчёт ружья начал, прям как на учениях, расстреливать вражеские БАЗы. Танк и САУ помогали ему в этом. Добив последний БАЗ, «Стрекотун» и БТР набросились на сопровождавшую БАЗы пехоту. Впрочем, особого сопротивления не было, да и САУ перешла на шрапнели, отбив всякую волю к сопротивлению. Так что практически весь батальон сдался в плен. И тут выяснилось, что принц – бастард ранен. Понятно, что ничего особо страшного с ним не могло произойти – всё-таки лобовую броню САУ вражеская артиллерия в принципе не брала. Тем не менее, мелкие осколочки брони произвели несколько царапин на лице и теле. Впрочем, скорее всего, эти царапины были получены ещё в момент первых попаданий в борт.
Тут уж пиар-отдел развернулся вовсю! Эвакуация в госпиталь, лёжа на носилках. Фото участков лица с ранениями в жёлтой прессе. Надо заметить, что кровоснабжение и иннервация лица очень хорошие. Так что раны здесь заживают очень хорошо. Но первоначально даже небольшие раны из-за отёка выглядят довольно страшно, тем более, для неспециалиста! Плюс гримёры постарались! В боливийской газетёнке фотография была такая страшная, что нормальному человеку хотелось добить раненого, чтоб не мучился, бедняга! Ну и слухи о том, что Его Императорское Величество вместе с духовником, настоятелем монастыря Св.Духа, молились о здравии раненых чуть ли не сутки подряд. Впрочем, народ последнее начинание очень поддержал. Всё-таки армию отмобилизовали неподъёмно большую, у большинства кто-то из родственников обязательно служил. Так что молились искренне, от души. Главный эффект был, понятно, пропагандистский – война касается всех, никто за чужие спины не прячется.
После этой атаки очень быстро прижали к ногтю сначала котёл возле аэродрома, потом котёл на юге, тоже возле аэродрома. Везде схема была одна – зарытые в землю или обложенные мешками с песком БАЗы – опасная дичь для лёгких танков. Но вот броне новых САУ снаряды зенитных бронеавтомобилей не страшны. И после хорошей артподготовки и при поддержке пехоты САУ раскатывают такую позицию практически без потерь. Единственное уязвимое место это ходовая часть. Но при повреждении гусеницы САУ остаётся вполне ремонтопригодной. Тем более, новые БРЭМ на её базе имеют оборудование, позволяющее не только гусеницу отремонтировать, но даже двигатель поменять в полевых условиях! 11 новых САУ легко уничтожили 24 БАЗа южного аэродрома, где находилась зенитная артиллерия двух авиаполков. Причём ценой всего двух повреждённых гусениц. Высвобождавшиеся после ликвидации котлов части направляли в сторону вражеской столицы или на север, против другого чилийского союзника.
А с котлом возле Береста получилось вообще интересно. Стены старой крепости дают надёжную защиту от 6тидюймовых пушек. На вооружении Наших железнодорожный батарей, кроме 6тидюймовых, были ещё и 7мидюймовые дальнобойные пушки с бетонобойным снарядом. Их эффективность против крепостей была даже выше, чем обычных 10тидюймовых. А с прошлого года, в дополнение к 10тидюймовым, на вооружение поступили ещё и 12тидюймовые железнодорожные пушки. Но это было ещё не всё! В этом году в плане производства была забито 8шт 15тидюймовых пушек для дредноутов. Впрочем, к марту ни одна из них не была готова. Но вот во время создания этой пушки ещё в 1908году получился бракованный 15тидюймовый ствол. Его укоротили, внесли изменения в конструкцию лафета. И фактически получилась мортира, которая могла забросить к цели 600кг фугасный снаряд, содержащий гораздо больше взрывчатки, чем стандартный 850кг полубронебойный. Снаряды, кстати, тоже делали из бракованных полубронебойных, растачивая стенки изнутри. В общем-то, и 12тидюймовые пушки и 15тидюймовая мортира сделали по крепости буквально по нескольку выстрелов. Командиру гарнизона просто нужен был повод для капитуляции с сохранением остатков чести. Против остальных котлов этот метод также неплохо сработал.
На севере ситуация вырисовывалась ещё интереснее. Второй Мехкорпус, также введенный в чистый прорыв, очень быстро достиг госграницы со вторым, северным союзником Чили. Разведка драгунского полка ночью переправилась по льду пограничной реки вдали от моста. А утром, атакой с двух сторон, оба стратегических моста были захвачены. Теперь появилась возможность наращивать Северную группировку, используя и шоссе и железную дорогу.
Чилийские союзники на границе друг с другом войск не держали. Посему наступление было стремительным, один аэродром на востоке от вражеской столицы захватили внезапным ударом практически сходу. Полоса осталась неповреждённой. Так что очень быстро сюда пришёл перенаправленные железнодорожные эшелоны с ОБАТО, которые направлялись с крайнего юга (где ранее обеспечивая удар «палубной» авиации по кораблям чилийского союза с территории Нашего вассала) к месту постоянной дислокации. С этого захваченного аэродрома Наши истребители уже могли наносить удары по пограничным мостам на самом юге госграницы между Чили и её союзником. В итоге чилийская армия лишилась последних мостов. И прекратила получать пополнения. А Наши войска, по мере капитуляции котлов на юге, постепенно усиливались. Впрочем, для ведения маневренной войны важнее не количество войск, а их подвижность! И качество авиационной разведки. А по этим параметрам Наши войска армии чилийского союза серьёзно превосходили. Посему очень часто получалось прихватить колонну чилийских войск на марше и внезапным ударом нанести весьма существенные потери. А то и полностью разгромить врага. Впрочем, чилийские войска получали достаточное пополнение личным составом даже после разрушения мостов через пограничную реку. Лёд на ней ещё держался, так, что люди продолжали поступать. Продовольствие и патроны также пополнялись со складов союзника. Единственной проблемой было тяжёлое вооружение. Чилийцам приходилось воевать тем, которое успели переправить до разрушения последнего моста. А тут ещё с юга подошли высвободившиеся после капитуляции котлов железнодорожные батареи. 12тидюймовые могли стрелять на 25км. И, при условии хорошей авиаразведки, они были просто страшным оружием. Так что попытка чилийцев сходу отбить столицу союзника, полагаясь только на численное превосходство, потерпела неудачу. Впрочем, после ремонта мостов и налаживания паромных переправ через вскрывшуюся ото льда реку, операция неизбежно вступила бы в решающую стадию.
Но пока что войска получили оперативную паузу, использованную для ликвидации котлов и осады столицы южного чилийского союзника. Впрочем, когда 15тидюймоая мортира пару раз отстрелялась по пригородам, капитуляция не заставила себя долго ждать. По условиям перемирия, бывший чилийский союзник становился Нашим вассалом и объявлял войну Чили. Ну и половину золотого запаса Мы повелели изъять в счёт компенсации Наших военных расходов. По поводу послевоенных территориальных изменений Нами было заявлено, что после войны он получит от 50 до 150% от территории своего королевства в зависимости от вклада в победу в войне. Так что концлагеря для военнопленных быстро превратились в лагеря по переподготовке личного состава. С сухопутными войсками всё было просто – они переформировывались в отдельные пехотные батальоны по специальному штату. Такие батальоны должны были придаваться по одному Нашим пехотным бригадам на Чилийской границе в Патагонии. Но самым приятным был факт получения довольно новых миноносцев 1906 года выпуска. Они могли развивать 29узлов и позволили неплохо дополнить Наш флот. Впрочем, экипажей для немедленного укомплектования у нас всё равно не было, так что стоял вопрос толи использовать миноносцы в качестве резерва на случай утопления или повреждения Наших кораблей, толи вернуть миноносцы новому вассалу. Победила вторая точка зрения, и, после принесения экипажами кораблей малой присяги императору, миноносцы вернули старым владельцам. Им даже выдали по 4шт 38мм зенитной пушке и по 4шт 5линейных зенитных пулемёта на каждый!

предыдущая Глава 88. «Явление второе – всё те же и не вовремя вернувшийся муж..» https://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=20582
продолжение следует.