(гнусные сплетни по мотивам реальных событий)

Сеньор Леонсио Санчес ранее уже упоминался в «Сказке про короля Константина». С тех пор прошло более 20лет. За эти годы он, понятно, изрядно постарел. Но хватки не утратил. В его жизни произошли серьёзные изменения. В 1904 году наконец-то вернулся из Санкт-Петербурга единственный сын сеньора Санчеса, Эстебан. Сначала он учился на биологическом факультете, потом писал диссертацию. Домой приплывал только в летние каникулы. С учётом того, что пароходы пересекают Атлантику наискосок больше, чем за месяц, долго он в Аргентине не задерживался. Жена Эстебана два раза в год приплывала к нему на месяц–другой, подбрасывая на это время сына то старому Леонсио, то своим родственникам. Однако питерский климат оказался ей совсем не по нутру. Она подхватила чахотку и умерла. Через год после её смерти Леонсио доложили, что Эстебан собирается жениться на разведённой даме. Вообще-то Санчес очень хотел закатить скандал. Однако отлично понимал его последствия. Эстебан и так был малый со странностями. А если сейчас не дать ему жениться…. Так можно и вообще не увидеть сына. Останется в Санкт-Петербурге навсегда и всё! Да бог бы с ним, пусть бы и остался даже. Но ведь может и внука туда забрать! Посему Леонсио решил, что если женитьбу сына невозможно предотвратить, то её нужно возглавить! И пригласил Эстебана вместе с невестой в Аргентину.
Сын у старого Леонсио жил как Гамлет, принц Датский. А так как не всё ладно было в Датском королевстве, он был вечным студентом. Вообще-то Эстебан с самого детства был малый немного не от мира сего. Очень уж его интересовало устройство всяких разных зверушек. Пока его интерес ограничивался отрыванием лапок у жуков, на это смотрели как на детские шалости. Отрывание хвоста у ящериц тоже вполне попадало под детское любопытство. Но вот когда семилетний Эстебан распотрошил котёнка, Леонсио всерьёз задумался. Событие это произошло на одной из его эстансий. Многие европейские государства по площади были меньше этой эстансии. Да и власть сеньора Санчеса над своими слугами вряд ли уступала королевской. Однако всё равно существовал шанс нежелательных слухов. Потому, серьёзно поговорив с Эстебаном, Леонсио решил выучить его на ветеринара. В конце концов, наследнику сотен тысяч голов Крупного Рогатого Скота знания об устройстве этого КРС вовсе не помешают! Сначала он просто много времени проводил с одним из ветеринаров Леонсио. А повзрослев, был отправлен в Буэнос-Айрес. Однако во время учёбы произошёл какой-то тщательно скрываемый и давно забытый инцидент, после которого Эстебана отправили доучиваться в Санкт-Петербург. А предварительно Леонсио заставил сына жениться. И в 1888году стал Леонсио дедушкой. Так что сейчас внук стал военным летчиком. Полк его стоял на новой южной границе Аргентины. В получасе лёта от ныне аннексированной Нами Патагонии. Вообще-то аргентинское правительство озаботилось созданием авиации довольно поздно, только после поражения в войне 1907 года. Да и значения особого развитию авиации не придавало. Пока что у неё было лишь по два истребительных и бомбардировочных полка. Причём, традиционно один из полков старались комплектовать самолётами производства Нашей империи, а второй францулетскими машинами. Делалось это для того, чтобы не зависеть в плане поставок техники ни от нас, ни от Нашего Восточного противника. В прошлом году новые машины получили оба бомбардировочных полка. А в этом должен был наступить черёд перевооружаться истребительным. Однако после начала заварушки между Нами и Чилийским союзом рассчитывать на быстрые поставки необходимого количества машин не приходилось. К первым числах марта все Наши авиазаводы успели произвести чуть больше 200 новых истребителей. Францулеттское производство так и вовсе едва перевалило за полсотни, лишь половину которых отправили в Чилийскую авиацию. Так что аргентинским ВВС приходилось терпеливо дожидаться момента, когда новыми истребителями насытятся сначала более развитые страны, а затем их союзники.
Однако старый Леонсио решил сделать подарок внуку. Ну а поскольку у него были не только деньги, но и связи, то ему удалось не только купить по образцу истребителя обоих производителей, но и организовать переучивание внука на обе машины. Так что через месяц после начала серийного производства молодой Альфонсо Санчес был единственным в мире человеком, который умел летать и имел в собственности оба типа истребителя! Понятно, летал он на них только лично. Ибо организовать обучение заграницей других лётчиков до лета было совершенно нереально. Тем более, приобрести новейшие машины в условиях начавшейся войны.
Разумеется, аргентинские ВВС интересовали сравнительные характеристики перспективной техники. Посему Альфонсо принял участие в сравнительных испытаниях. Единственным преимуществом францулетской машины перед Нашим истребителем была скорость. Разница в 10километров в час при скоростях менее 200 имела значение. Нашей машине при одинаковой мощности двигателей и близкой массе быстрее летать мешало дополнительное крыло. Если францулетская машина была чистым бипланом, то у Нашей сверху основной коробки было ещё (?) одно небольшое крыло. Ибо Наш истребитель предполагалось использовать не только с полевых аэродромов, но и со 150 (?) метровых палуб, перестраиваемых в авианосцы броненосных крейсеров. За возможность короткого разбега пришлось расплачиваться скоростью. Зато Наш триплан мог выдерживать бОльшие перегрузки и имел лучшую маневренность. Кроме всего прочего, на нём вместо одного пулемёта Максима стояло два пулемёта Мадсена 4модели. А это давало в три раза большую скорострельность, да ещё и при меньшей массе!
Как только в начале года аргентинское правительство объявило, что не будет более поставлять Нам продовольствие по фиксированным ценам, как это было прописано в мирном договоре 1907 года, старый Санчес забеспокоился. Давние связи с Нашим министром иностранных дел бароном Бау позволили ему правильно предугадать Нашу реакцию на подобный демарш. В конце концов, получаемые от спекуляций аргентинским продовольствием средства были вполне сравнимы с Нашим госбюджетом! Ибо цены были установлены на уровне конца очень урожайного 1907года. К тому же в том году спекулянты, в том числе и Наши, сильно опустили цены на продовольствие. Да и вообще спрос на продовольствие во всём мире медленно, но неуклонно рос. А тут ещё Россия проиграла РЯВ. И кроме отвлечения крестьянских рук из с\х, ещё и годы выдались неурожайные. А потом ещё и революция началась. Царское правительство запретило упоминать в прессе слово «голод», заменив его «неурожаем». И даже взятый курс на «сами недоедим, но хлеб вывезем» всё равно не позволил поставить в Европу прежние объёмы хлеба. И цены и в Европе и мировые выросли соответственно.
А Санчес в своё время читал Маркса. И посему правильно представлял, на что готов звериный оскал капитализма (в Нашем лице) при такой норме прибыли. То есть вопрос не стоял — будет или не будет очередная война Логрии с Аргентиной. Вопрос был только в том, как скоро она начнётся. Понятно, старый Санчес малость покритиковал правительство за действия, создающие реальную угрозу войны, но его предупреждения никто не воспринял всерьёз. И, в принципе, небезосновательно. Ибо аргентинское правительство вышло из договора в очень удачный момент – когда корабли чилийского союза начали досмотр зафрахтованных Нами кораблей на Тихом океане. И вопрос начала войны с Чилийским Союзом также был только вопросом времени. Когда же война с Чили началась, все в Аргентине вздохнули с облегчением. Ибо никто не мог себе представить, что Наша молодая Империя решится на войну одновременно с двумя державами, каждая из которых превосходит её по численности как армии, так и, самое главное, в количестве обученных офицеров. А чтобы гарантированно не допустить возможности разгрома Нами чилийского и аргентинских флотов поочерёдно, аргентинский президент отправил свой лёгкий линейный крейсер для обстрела Наших нефтепромыслов. До Санчеса доходили слухи, что аргентинский президент ещё и взятку получил, причём, судя по косвенным признакам, не только от Чили.
Когда Леонсио понял, что войну в принципе невозможно предотвратить, он решил на ней заработать. Давнее общение с соседом-гринго (см. «Сказка про Санта-Константина») не прошло для него бесследно. И с тех пор Леонсио здорово продвинулся в своих познаниях экономики. И представлял способы, с помощью которых он мог бы заработать на будущей войне. Как только поползли слухи о досмотрах кораблями чилийского союза зафрахтованных Нами кораблей, акции скотобоен и, особенно, заводов по производству тушёнки, потихоньку поползли вверх. Однако по поручению Леонсио на Лондонской и Нью-Йоркской биржах были выставлены фьючерсные контракты на продажу акций мясоперерабатывающего комплекса Буэнос-Айреса. Фьючерсы были на март и несколько дешевле складывающихся цен. Разумеется, их стали раскупать. Кроме того, Леонсио достаточно дорого продал почти все акции небольшой собственной скотобойни и завода тушёнки. Он оставил себе лишь 5% , необходимые для того, чтобы остаться в совете директоров собственного предприятия. Впрочем, эта сделка особенно не афишировалась. Когда пришли сообщения о демонстрациях Нашего флота в окрестностях Эль-Турку, где в тот момент отдыхали корабли Чилийского союза, цены на акции мясоперерабатывающих предприятий БА полезли вверх. Когда же пришли сообщения о начале Нами боевых действий против Чили и обстреле аргентинским крейсером Наших нефтепромыслов, цены ещё раз поднялись. А Леонсио продолжал продавать мартовские фьючерсы немножко ниже складывающихся цен. Их охотно брали, несмотря на продолжающийся рост цен. Первый звоночек прозвенел, когда выяснилось, что флот Коронадо более суток как исчез с базы на острове Северном. Рост цен слегка замедлился. А когда флот появился возле БА, началось падение. Когда по телеграфу в Лондоне и Нью-Йорке узнали о первых залпах Наших 15тидюймовок по береговым батареям, прикрывающим БА, началось плавное снижение цен. Сообщение о гибели аргентинского флота сделало это падение обвальным. По сравнению с уровнем начала года акции сначала поднялись почти в два раза, затем упали во столько же. Теоретически Леонсио мог заработать на четырёхкратном колебании цен очень неплохие деньги. Однако спекуляция на этом не кончилась. Флот Коронадо, уничтожив аргентинский флот и подавив береговые батареи, спокойно отправился восвояси. Кроме того, в газетах появились статьи о недостатке топлива, снарядов и повреждениях на Нашем флоте. А потом подоспела статья, о том, что к моменту , когда Наши корабли отремонтируются, пополнят боекомплект и заправятся, в БА уже будет стоять три аргентинских броненосца, закупленные с САСШ и 12 французских кораблей. Ещё через некоторое время должны подойти обратно выкупаемые у Японии первоначально строившиеся для Аргентины броненосные крейсера «Касуги» и «Ниссин». Выражалась уверенность, что в таких условиях Наш Восточный противник (Француллеттия) тоже может пойти на обострение отношений. И когда к 5 аргентинским, 12французским добавятся ещё 6 француллетских вымпелов… Так что за сохранность боен можно было вообще не волноваться. И цены на них снова полезли вверх…. Только это было не более, чем жалкой попыткой выдать желаемое за действительное…
Конец отрывка «сказки про скотобойни…». Продолжение следует

предыдущая Глава 86.Ещё раз о силе прессы. https://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=20511
продолжение следует.