Поджог телеканала «Интер» вызвал очередной всплеск дискуссий вокруг наличия или отсутствия свободы слова на Украине.

О том, что сама свобода слова за последние годы претерпела некоторых изменений, говорится достаточно много. Этому способствовала и переориентация политического курса страны, и углубление социального кризиса, и конфликт в восточных регионах. Освещение тех или иных событий в медийном поле приобрело более однобокий характер, что в свою очередь вызвало недовольство оппозиционных сил, лишенных возможности широкого влияния на общественное мнение.

Поджог телеканала явился закономерным следствием той ситуации, которая сложилась в украинском информационном пространстве. Нападение на «Интер» свершили радикалы, несогласные с редакционной политикой телеканала, в частности с его пророссийской направленностью и русскоязычным вещанием.

Президент страны, а также ряд политиков осудили инцидент. Оппозиционные политики обеспокоены угрозой демократическим свободам на Украине. Однако, реакция общественности, о которой можно судить по соцсетям, отличается от реакции официальных лиц. Множество пользователей, как ни странно, выразили одобрение и поддержку действий радикалов. Уже в первый день появился ряд сообщений с предложениями понести бензин и шины к телеканалу. В пылу ликования как-то забылось о том, что в результате пожара могут пострадать ни в чем неповинные люди, граждане Украины.

Между тем, реакция пользователей соцсетей предсказуема. Население озлоблено ухудшающимися условиями жизни, на фоне падения национальной валюты и подорожания тарифов. Любые «происки врагов» выступают той последней каплей, которой бывает достаточно для всплеска негодования.

О том, что нечто подобное может произойти, угадывалось уже давно. Возможно, поэтому поджог телеканала мало кого удивил. Взять хотя бы тот факт, что в день Независимости опальный телеканал выпустил концерт с российскими песнями и пророссийскими исполнителями. До этого на 9 мая и на Новый год «Интер» также выпускал в эфир концерты с недостаточно патриотической направленностью. Не надо быть стратегом, чтобы предугадать реакцию публики на подобный информационный продукт. Особенно, если  негодование этой публики умело направлять в нужное русло.

Те, кто стоит за организацией поджога, рассчитали последствия с математической точностью, исходя из психологии радикально настроенных элементов, которым достаточно только указать на очередного агента Кремля, чтобы вызвать бурю возмущения и агрессивных действий. Отвлечение внимания на поиск внутренних врагов всегда срабатывает беспроигрышно.

В результате, инцидент состоялся, нужная картинка для мировых СМИ получена, все это дает возможность много и долго рассуждать о радикализме, притеснении свободы слова, о цензуре, о травле оппозиционных журналистов. И теперь для этого есть все основания.

Кто бы ни был заказчиком поджога одиозного телеканала, от шумихи, возникшей вокруг него, несмотря на серьезные убытки, выиграл сам телеканал. Больше всего пострадал имидж страны. В очередной раз радикалы сработали на дискредитацию Украины, дали повод к навешиванию ярлыков тем политическим силам, которые с упоением третий год подряд твердят о том, что в стране «зреет фашизм».

Уже совершенно неважно, кто действительно стоит за поджогом. Но ясно одно, потерявшие здравый рассудок радикалы в данном случае были не инициаторами, а исполнителями заказа, совершенно не задумываясь о последствиях.

И пока подобные акции будут иметь место, говорить о полноценной свободе слова в стране не приходится.