На следующий день Мы, облачившись в валенки и зимнюю полевую форму нового образца с капитанскими звёздами, с утра отправились в Генштаб. Генштабовцы стали Нам рассказывать про невозможность вести наступательную войну против чилийского союза, тем более в условиях оформляющегося нового военного союза между Восточным блоком и Аргентиной. Чилийский блок превосходит Наш союз по количеству крупных кораблей. И может выставить гораздо большую сухопутную армию, в первую очередь из-за того, что у Нас есть дефицит подготовленных офицеров. Оформляющийся союз между Аргентиной и Восточным блоком также имеет близкий по количеству флот. Наши дредноуты пока что находятся в достройке. Так что вести наступательную войну против более сильного противника не представляется возможным. Послушав эти правильные слова, Мы поинтересовались, как закончились переговоры с коэффициентами. Генштабовцы вытолкнули в Нашу сторону майора из военно-исторического отдела. Он стал Нам доказывать, что коэффициенты неодушевлённые, это не более чем цифры. А так как это неодушевлённые объекты, то ни договорится с ними, не запугать их не представляется возможным. Так что ничего из наступательных операций не получится. Мы поинтересовались, где сейчас епископ монастыря Св. Духа. Генштабовцы сказали, что не знают, скорее всего, он сейчас у себя в монастыре.
-А почему его не пригласили сегодня в Генштаб?
Генштабовцы крайне удивились Нашему вопросу. Пришлось пояснить, что епископ в великолепных отношениях с кардиналом Арингороссой. А к кардиналу прислушивается сам Папа. Кардинал легко может уговорить Папу почти на что угодно. А согласно церковным канонам любое слово наследника престола Св.Петра есть слово Бога. И если Папа скажет, что с этого момента коэффициенты становятся одушевлёнными, значит, они становятся одушевлёнными. И с ними можно договориться.
После этих слов у всего Генштаба в полном составе отвисли челюсти. На их лицах читалась целая гамма чувств. Одно из этих чувств читалось наиболее явно. Генштаб решил, что Его Императорское Величество от переживаний за судьбу империи малость рехнулось. Только пока что генштабовцы не решили, что с этой информацией делать. А Мы просто поинтересовались, есть ли какие-нибудь другие идеи насчёт ведения наступательной войны. Генштаб в полном составе молчал и переглядывался.
-Хорошо, не хотите думать — займёмся строевой подготовкой! – обратились Мы к начальнику генштаба — Выстройте всех по мере возрастания должностей и званий. И пусть, начиная с самых младших, покинут зал. Те, кто считают, что наступление нежелательно, выходят через правую, а те, кто думает, что напасть первыми можно – через левую двери. А Мы посмотрим на итоги голосования и решим, что же Нам делать дальше.
Генерал скомандовал и генштабовцы нечётким строевым шагом стали покидать зал. Причём большая часть, как это и следовало ожидать, вышла через правую дверь. Мы оценили размеры каждой из частей. Оказалось, что за наступление выступает в четыре раза меньше офицеров. Мы обратились к ним и ещё раз уточнили, что Нам нужно не наступление ради наступления. Нам нужно наступление с минимальными потерями со стороны своих войск и со стороны противника. Но с максимальным захватом пленных и военного имущества. И тем же самым макаром прогнали через двое дверей оставшихся. Группа уменьшилась ещё в пять раз. Из оставшихся Мы назначили нового Начальника Генштаба и повелели ему начать разрабатывать новый мобилизационный план. После чего бывшему начальнику генштаба сказали, что работа в его конторе поставлена из рук вон плохо.
- Нам не интересно, почему что-то невозможно. Мы и без вас знаем, что возможности человеческие небезграничны. Нам нужны те, кто не будет придумывать отмазки для своего неумения или нежелания думать и делать. Нам нужны те, кто придумает и сделает. Посему все оборонцы назначаются командирами взводов. В основном в герцогскую армию. Выступившие за наступление так же командирами взводов отправятся в те места, где наступление будет признано целесообразным. И там подумают, как сделать его наиболее бескровным и результативным. Ну а новый начальник генштаба пускай набирает из войск талантливую молодёжь. И садится за новый мобилизационный план. Остальным три дня на сдачу дел и должностей и отправку к новым местам службы.
И обратились к капитану, новому начальнику генштаба:
-Командуйте, майор!
Давно уже пора было немного взбодрить это застоявшееся болото. После побед в предыдущих войнах слишком многие захотели почивать на лаврах. Да и вкусить плодов этих самых побед. Мы-то, в общем-то, не против. Только соседи не позволят. Как говаривали по этому поводу римляне: «Хочешь мира – готовься к войне». А тут орган, который к этой войне готовиться должен, начал упрямиться и заявлять, что война не нужна. Как будто соседи их мнение по этому поводу спрашивают! И Нам захотелось узнать, что поэтому поводу думают соседи. И велели позвать Сфалероса. А пока его искали, решили наскоро перекусить в столовой генштаба. И чуток промочить горло. А то от всей этой болтовни оно пересохло. Слегка перекусив, Мы потихоньку потягивали тёмный эль с сушеными анчоусами и солёными оливками. Наконец приехал Сфалерос. Мы указали ему на стул напротив Нас и поинтересовались, не хочет ли он эль. Сфалерос сказал, что для поддержания кампании он бокал себе возьмёт. Но вообще-то его малость удивляет, что в мозговом центре армии в такую рань подают спиртное. Видимо, он уже в курсе небольших кадровых перестановок в Генштабе и решил слегка лягнуть дохлого льва.

предыдущая Гл. 74.Это милое слово – «казнокрадство»! http://трымава.рф/?p=17938

продолжение следует.