И посему крайне важно было, чтобы король Константин как можно дольше оставался бы у власти. Но СБ «Эллады» ещё в конце 1907года раскопало, что увлечение Константина фейерверками и ракетами уже стало выходить из-под контроля. Он начитался статей глухого русского провинциального учителя (кстати, тёзки короля!) по поводу исследования межпланетного пространства с помощью реактивных приборов. Вступил с ним в переписку. Ради этого в 54года (!) не поленился выучить русский язык! И специально ездил к нему в Россию. И решил, что скоро «и на Марсе будут яблони цвести». В общем, процесс стал необратимым. Скоро об этом будут шептаться на каждом углу. Подход СБ «Эллады» к разрешению этой в принципе не решаемой проблемы был ну просто изящен. В ближайшее окружение русского учителя затесался бомбист, участник русской революции 1905года. Он заявил, что является восторженным поклонником идей Гения (а если точнее, то старого глухого маразматика и прожектёра). Учитель на лесть клюнул. Да и как ему было не клюнуть, если бомбист, кроме лести, предложил ещё и серьёзную финансовую поддержку для продолжения опытов! Кроме опытов по аэродинамике и ракетостроению, бомбист по старой привычке ещё и бомбы для партийных товарищей понемножку делал! Одной из них был тяжело ранен калужский градоначальник. А охранка царская не дремала! Не зря жандармы свой хлеб с икрой ели! Бомбист (с учётом предшествующих «подвигов») получил пожизненную каторгу. А вот что делать с учителем, мнения разделились. Учитывая немолодой возраст, глухоту и состояние здоровья, предлагалось запихнуть его вместо тюрьмы в какой-нибудь хороший дурдом с мягким режимом. Ранее старый учитель категорически отказывался уезжать из России. Но СБ «Эллады» очень грамотно подвела его к той мысли, что для идеи космических путешествий будет гораздо полезней, если вместо дурки он временно уедет из России и возглавит институт короля Константина. Пока, ненадолго. Ну, а когда всё утрясётся, то вернётся к себе в Россию. А чтобы он не переживал, что идеи уйдут из России, пообещали, что все серийные космические корабли будут изготовляться в Перми. Всё равно тамошние казенные военные заводы простаивают. Рабочие всё лето картошкой занимаются, и только зимой понемногу мелкими случайными заказами заводы пробавляются. Зато принадлежащие французам заводы нахапали военных заказов, которые они не смогут выполнить до 1918года! Что поделаешь — откаты у французов жирные! Учитель, уступая просьбам товарищей и жены, в конце концов, согласился. И сразу после нового года возглавил институт! Так что Нам ничего не оставалось делать, как санкционировать все действия СБ «Эллады»! Причём все расходы в итоге оплатил король Константин! Нам пришлось лично посетить этих космонавтов и пообещать всемерное содействие и мощную финансовую подпитку при условии, что они не будут забывать о том, что живут на грешной земле. И что Институт будет ежегодно должен качественно и в срок выполнять заказы имперского Главного Артиллерийского Управления. Тогда у них будут все необходимые приборы и материалы для продолжения своих опытов. Нам пришлось заверить космонавтов Константинов в полной поддержке их идей. Но напомнить при этом, что косные ретрограды могут разлучить их с делом всей их жизни путём помещения их в дурдом в случае, если они слишком оторвутся от грешной земли. СБ «Эллады» и имперская СБ свили себе под сенью нового Ракетного Института уютные гнёздышки и сделали его, де факто, неофициальным филиалом дурдома. А чтобы эта контора, управляемая двумя психами, совсем не развалилась, назначили Константинам Эдуардовичам сильного первого зама с правом подписи. Этот орёл звёзд с неба не хватал. Но обладал практической смёткой и здравым смыслом. А посему аккуратно поправлял всех этих гениев, с которыми ему выпало «счастье» возиться, когда их слишком уж уносило в межгалактические просторы. Ещё в войне 1907года, благодаря КБ и заводу короля Константина, на вооружение Нашей армии поступили довольно эффективные противопехотные мины и другое инженерно-сапёрное имущество. По их дальнейшему усовершенствованию поступала масса несложных и легко реализуемых предложений. И от инженеров заводов изготовителей и о частных производителей пиротехники и бича любого патентного бюро – прожектёров. И среди этих куч навоза нет — нет да и находились настоящие перлы! Ознакомившись с предсерийными образцами, Мы пришли в полный восторг. У Наших потенциальных противников вот-вот будут огромные проблемы! На радостях Мы пожаловали нескольким инженерам личное дворянство. А Константину из России (авансом) так и вовсе баронский титул. И всем им земель в центральной Патагонии нарезали. Все вместе их земли составляли филиал теперь уже императорского Космического Института — новый полигон для испытания ракетной техники и перспективного оружия. Пусть хоть какой-то толк от полупустыни будет! Преследовали Мы и ещё одну, меркантильную цель. Ещё когда Нам было тринадцать лет, король Константин несколько раз приглашал Нашего Батюшку поохотиться в заповедниках. В его заповедниках водились многие животные, нигде более в Южной Америке не встречающиеся. Дело в том, что на крайнем юге, из-за близости Ледяного континента довольно холодно. И подданным короля Константина гораздо сложнее добывать хлеб свой насущный. Пшеница даже на севере почти не растёт. Основная культура — рожь. Возделывают овёс и ячмень. Но чем ближе к югу, тем ниже урожаи. Довольно много сажают раннего картофеля, репы и брюквы. Но на самом крайнем юге луга постепенно сменяются моховыми болотами. И вот сюда-то ещё в конце семнадцатого века (сперва для охоты) завезли многих животных из Северной Европы. Батюшка в заповеднике завалил лося больше тонны весом. Его огромные рога до сих пор являются украшением каминного зала. Нам тогда тоже удалось привалить северного оленя. Так вот вся эта североевропейская живность через двести лет после завоза вполне вписалась в местную фауну и жила уже не только в заповедниках. Более того, она стала целой отраслью сельского хозяйства. Лоси были частично приручены. В тайге местные крестьяне использовали лосей как тягловую силу. А уж в болотистых краях лоси вообще были единственным видом транспорта. Мороженые туши северных оленей поставлялись на экспорт сотнями тысячами штук, хотя, в основном, понятно, потреблялись на месте. Местные давно открыли для себя птичьи базары. Они поделили и облагородили их. Каждое гнездовое место было пронумеровано, и по нему вёлся журнал учета. Ибо каждая птичка, если у неё отобрать яйцо, снесёт второе, возможно третье. Но четвёртое она точно не успеет снести. И уж тем более вырастить птенца. Ибо короткое южное лето кончится. И через пять лет птичий базар потихоньку начнёт исчезать. Но всё равно народ местный с большим трудом добывал свой хлеб в этих суровых краях. Выручало, конечно, море. Дары моря всегда были серьёзным подспорьем для скудных плодов земных. Кроме рыболовства процветал ещё и китобойный промысел. Причём уже давно на экспорт отправлялась не ворвань, а готовое мыло. Отходы рыболовства и китобойного промысла служили кормами для пушного звероловства. И опять-таки старались продавать не шкурки, а готовые изделия. С ведущими модельными домами в Европе велось очень плотное сотрудничество. В обмен на недорогой мех местные получали крупные заказы на пошив для Европы шуб по образцам. Так вот, если бы полигон ИКИ разместился в этих краях, хрупкая южная природа не выдержала бы нагрузки. Могла бы произойти настоящая экологическая катастрофа. Но в первую очередь эта катастрофа ударила бы по Нам. Дело в том, что, несмотря на дары моря и акклиматизацию северных видов, всё равно продукты, особенно зерновые, ввозили. Основным поставщиком были Наши фермеры. Но если бы пострадала местная природа, то местным стало бы нечем платить за хлеб! Так что патагонская пустыня пришлась для полигона ИКИ как нельзя кстати. Тем более «Эллада» не поскупилась ни на оборудование для филиала, ни на щедро оплачиваемые заказы по своей нефтяной тематике. Теперь, с получением баронского титула провинциальный учитель из объекта насмешек стал предметом зависти. Тем более что Мы не поскупились на рекламу его космических идей. И, тем самым, прикрыли короля Константина от возможной критики его увлечения ракетами. Теперь уже никто не скажет: «это псих и прожёктёр!» Раз три психа (один из которых король, а второй так и вовсе император) свили себе гнездо и сказали, что на Марсе будут яблони цвести, значит, в психушку попадут те, кто будет это сильно оспаривать! Нет, не зря Мы потратили столько времени на беседы о психиатрии с приват-доцентом! После разговоров с ним у Нас появилось довольно чёткое представление о том, как вести себя с почти любыми психами так, чтобы они не были источником проблем а, наоборот, приносили бы пользу! «Да здравствуют Наши психи, самые полезные психи этой галактики!» — воскликнули Мы (про себя). А вслух просто промолчали. И пошли в тир пострелять из предсерийного федоровского пистолета под новый арисаковский патрон. И ещё раз убедились в собственной мудрости. Федоровский пистолет оказался весьма удобным в ношении и стрельбе, давал неплохую кучность. И, самое главное, был гораздо легче «Маузера», стоящего на вооружении Нашей армии. Дело в том, что ещё в самом начале Нашего царствования поднимался вопрос о перспективах развития системы вооружения. Так как производить одновременно много разных систем вооружения страна с населением чуть больше пяти миллионов не могла в принципе, было решено унифицировать, по возможности, большинство калибров. А, посему, было решено поручить создать пистолет под русский винтовочный патрон калибра 3линии(7,62мм). Что фирма «Маузер» для Нас и сделала. И сделала, в общем-то, довольно неплохо. Но пистолет под винтовочный патрон в принципе не может быть ни маленьким, ни лёгким. И вот теперь, благодаря психам, Наши офицеры перестанут мучаться со столь тяжёлыми пистолетами и получат нечто более лёгкое! И гораздо более удобное!

предыдущая Гл. 70. Кто виноват? Что делать? http://trimava.ru/?p=17268
следующая Гл. 72. А чтоб твой гробик изнутри не открывался … smile http://trimava.ru/?p=17352