Утопающий, как известно, и за гадюку хватается. И Мы решили послать за гадюкой. С тех пор, как Мы женились на императрице, встречи с Луизой Бау стали редкими и мимолётными. Понятно, имея совместного ребёнка, совсем не встречаться было невозможно. Но встречи только этой темой и ограничивались. Других тем не касались вообще. А тут пришлось обратиться с огромной просьбой к бывшей возлюбленной. Да ещё со столь неприятной для любой женщины. Очень двусмысленная ситуация. Однако у Луизы не было проблем ни с порядочностью и ни чувством долга. Несмотря на необычность Нашей просьбы она согласилась и исполнить её и не делиться ни с кем даже под очень большим секретом пока событие не произойдёт. А потом ещё и коньячка с Нами хряпнула. С криком: «Пропадай моя талия!» Луиза ухомякала целый поднос с пирожными. Впрочем, было видно, что её весёлость напускная, а на душе скребутся кошки. Отправив Луизу досыпать, Мы поехали в Генштаб, где к Нашему приезду всё было уже готово. Суть проблемы была проста. Чили и её союзники могли выставить 12 крупных военных кораблей первого ранга. Пускай эти броненосцы и броненосные крейсера не прошли столь глубокой модернизации как Наши, пускай уровень подготовки экипажей и опыт офицеров тоже сильно не дотягивал до уровня Наших моряков. Пусть на Нашей стороне был боевой опыт, но всё-таки Мы реально могли выставить против Чили 6 крупных кораблей Нашего союза. Остальные или достраивались или переоборудовались или были нужны в других местах. Даже несмотря на то, что Наши корабли были в среднем, крупнее и новее кораблей противника, всё равно максимум, на что мы могли рассчитывать, так это на пиррову победу. Т.е. на взаимоуничтожение Нашего и чилийского флотов. После чего Аргентина и Француллеттия могли договариваться между собой, как будут проведены новые границы в районе полуострова Огненная Земля. Так что Нам нужна была не просто победа. Нам нужна была победа без потерь или с минимальными потерями. Максимум, что Мы могли себе позволить, так это потерю одного крупного корабля. Коронадо честно сказал, что такой результат в принципе невозможен. И не важно, кто будет командовать флотом в предстоящем сражении. Да будь он хоть трижды Нельсоном, всё равно без потерь, причём весьма значительных, обойтись не удастся. Более того, для потопления вдвое большего флота в одном сражении Нам тупо не хватит боекомплекта. Учитывая рассеивание снарядов, меткость на реальных дистанциях боя, ответное воздействие противника и другие параметры, снаряды у Нас кончатся раньше, чем будет утоплен весь вражеский флот. Мы поинтересовались, а что могут сделать другие Наши силы? Нам ответили, что, в случае удачи можно рассчитывать на повреждение одного из вражеских кораблей подводной лодкой. При самом оптимистичном прогнозе – на потопление одного корабля. И всё! «А как же авиация?!» – воскликнули Мы. «На авиацию рассчитывать не приходится! – ответил Коронадо и подтолкнул в Нам генштабовца из военно-исторического отдела. Тот рассказал о подробностях единственной (на сей день) самостоятельной победе авиации над флотом. Весной 1907 года все шансы были на Нашей стороне. Аргентинский бронепалубный крейсер имел водоизмещение всего 4200 тонн. Для столь малого водоизмещения он имел слишком тяжёлое вооружение. На носу у него была даже одна 8дюймовая (203мм) пушка. Зенитной артиллерии у него не было вообще. Более того, экипаж не ждал от летающих этажерок никакой серьёзной подлости. А посему переборки между отсеками не были задраены. Корабль даже не пытался уклоняться от бомб. Т.е. всё получилось прямо как на учениях. В общем-то, это и были учения. Никто и не ждал от лётчиков особых результатов. Просто, вместо того, чтобы отбомбиться только что поступившими на вооружение 100кг бомбами по полигону морской авиации, было решено в качестве полигона использовать проходящий мимо одиночный аргентинский крейсер. Из-за отсутствия на крейсере зенитной артиллерии, лётчикам никто не мешал хорошо и спокойно прицелиться. Учитывая все параметры, в корабль должно было попасть от одной до девяти бомб. В среднем 5. Кстати, тоже самое показали послевоенные учения. Реально попали все 12! Ну, явно не их был тот день! Кстати, от зенитного огня у Нашей авиации были потери! Один из офицеров крейсера начал палить из личного револьвера по летающим этажеркам! И ухитрился попасть в филейную часть одного из лётчиков! Впрочем, пуля была на излёте, кость раздробить она не могла, самые крупные сосуды миновала. Однако за два часа полёта до аэродрома лётчик потерял порядка литра крови. И садил самолёт в предобморочном состоянии. И потом ещё два месяца только на животе лежал. Впрочем, всё это лирика. Теперь экипаж любого корабля морально готов к атаке с неба. Корабль будет уклоняться и вести зенитный огонь. Так что рассчитывать на особые результаты не приходится! И ещё один момент. Аргентинский крейсер только числился бронепалубным. Главная палуба имела толщину меньше полутора дюймов – 37мм. Причём, броня была конца 19века, не намного прочнее обычной конструкционной стали. Посему 100кг бомбы могли её пробить и взорваться уже под ней. У броненосцев и броненосных крейсеров бронирование, как правило, посолиднее. И 100кг бомба главную палубу не пробьёт. А, значит, не сможет повредить жизненно важные органы корабля. Впрочем, шансы на попадание слишком малы. Смысл зенитной артиллерии корабля не в том, что она уничтожает вражеские самолёты. Её самая главная задача не дать самолётам точно сбросить бомбы! Пускай они все целыми останутся, лишь бы не попали! Для того же нужны и истребители. Не важно, сколько вражеских самолётов они собьют. Главное – они не дали вражеским бомбардировщикам спокойно целиться в корабли. Если бросать бомбу с большой высоты, шансы на попадание сильно падают. Кроме всего прочего бомба может просто расколоться о достаточно толстую палубу броненосца. И вред от бомбы не будет критичным. «Так что все коэффициенты работают против нас!» — подытожил генштабовец. «Ну, так сделайте, чтобы они работали на Нас! Подкупите их, запугайте, пообещайте баронский титул. Или уступите своё место тому, кто сможет договориться с коэффициентами! Послезавтра доложите свои соображения на этот счёт! Или пойдёте в герцогскую армию банно-прачечным взводом командовать!» – закрыли Мы заседание. И отправились досыпать, справедливо полагая, что пусть теперь весь генштаб не спит. Впрочем, прежде чем заснуть, Мы потревожили сон ещё одного человека. Этим человеком почему-то оказалась императрица. После чего Мы, с осознанием честно исполненного супружеского долга, спокойно проспали до обеда.

предыдущая Гл. 72. А чтоб твой гробик изнутри не открывался … smile http://trimava.ru/?p=17352#comment-30320


Продолжение следует.