Круглая дата,  70 лет Победы над Германией,  была в прошлом году, и , наверное,  опубликовать это была бы уместно  более  года назад. Но своей актуальности тема не потеряла. Оплевывание Победы Советского Союза над Германией продолжается,  как продолжается и пропагандистский шабаш проповедников «Евангелия от Резуна», с обвинениями СССР в подготовке агрессии, и ставящий его на одну доску с Гитлеровской Германией.
Опровергать Резуна занятие кропотливое и долгое, на эту тему есть немало блестящих материалов. Мы же рассмотрим проблему в совершенно ином ракурсе, опираясь ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на первоисточники, выпавшие «почему то» из рассмотрения некоторые архивные документы и мемуары высокопоставленных военных .

 

         Обратимся к маю 1940 года. Уже девятый месяц идет Вторая Мировая Война. Как бы идет. Но …. Из основных субъектов мировой политики — США, Англии, Франции, Германии, Италии, Японии и СССР — пока в военное противостояние вовлечены Англия с Францией и Германия. Действительно Мировой войной она станет после вовлечения оставшихся четырех субъектов. (Вопрос о том, когда эта война стала Мировой, для меня, например, открыт. Наиболее подходящая дата — нападение Японии на Перл-Харбор и последовавшее вслед за этим объявление Германией войны США.) Всем ясно, что это — дело не столь отдаленного будущего, не ясен только порядок и временной фактор, а также окончательный  состав коалиций. И все , абсолютно все, готовятся. До развязки, до мая 1945 года еще долгих пять лет. А пока произошло два события, несопоставимых по масштабу, но вполне сопоставимых по последствиям.

 

       7 мая 1940 года в СССР сменился нарком обороны, на смену «луганскому слесарю» Клементу Ворошилову пришел Семен Тимошенко.
К Семену Константиновичу Тимошенко относятся до сих пор скептически, что мол с конноармейца взять, того же поля, что и Клемент Ефремович, ягода. И совершенно напрасно. В той обстановке лучшей кандидатуры представить себе было трудно. Сталин сделал правильный, более того, единственно правильный выбор. О Семене Константиновиче Тимошенко и его деятельности на посту наркома стоит поговорить особо, что мы и сделаем, но чуть позже, поскольку пока она не так заметна на фоне просходяего в Старушке Европе.
        10 мая 1940 года, после восьмимесячного противостояния, получившего название «странной войны», германская армия перешла в наступление. 22 июня (вот уж воистину сакральная для Германии дата) 1940 года в Компьенском лесу было подписано так называемое Второе Компьенское перемирие, юридически зафиксировавшее разгром Германией Франции. Это и был своеобразый «Акт приемки». Считавшаяся до того момента сильнейшей армией мира, Французская армия перестала существовать. Титул сильнешей армии перешел к вермахту.

 

        После разгрома Польши у Гитлера было три возможных варианта развития событий. Первый — приемлемое для всех соглашение с Англией и Францией. Второй — контрнаступление в ответ на англо-французское наступление. Самый приемлимый для Гитлера вариант, поскольку в этом случае можно было бы навесить на союзников клеймо нарушителей нейтралитета Бельгии, Голландии и Люксембурга и агрессоров. Третий — атаковать самим, не дожидаясь подобного «подарка». Был избран третий вариант. И как показало развитие событий, «правильный», поскольку нападать союзники не собирались!

 

Как писал в своих «Утерянных победах» Эрих фон Манштейн, в руки немцев попал план за подписью главнокомандующго союзников генерала Гамелена, по которому до 1941 года НИКАКИХ наступательных операций против немцев не предусматривалось! Союзники намеревались делать ставку на экономическую блокаду Германии и привлечение новых союзников, поскольку считали, что их вооруженные силы не достигли уровня, позволяющего начать наступательные действия! Вот так, оказывается считавшаяся на тот момент сильнейшей сухопутной армией французская армия вкупе с возможностями «владычицы морей» Англии не достигли уровня…..

 

«Германия не могла ни в коем случае ждать, пока противник, продолжая вооружаться (причем заранее необходимо было учитывать возможность предоставления помощи американцами в связи с позицией, занятой Рузвельтом), получит превосходство и на земле и в воздухе. Этого тем более нельзя было делать в связи с позицией Советского Союза! После того как он получил от Гитлера все, что мог ожидать, его не связывали с империей никакие жизненные интересы. Чем сильнее становились западные державы, тем опаснее становилось положение Германии, имевшей в тылу такую державу, как Советский Союз.»
(Манштейн. «Утерянные победы»)
     
 
 Ждать Гитлер не мог, но тем не менее он был вынужен после разгрома Польши в сентябре 1939 года отсрочить нападение на Францию более чем на полгода, до мая 1940 года.
«Важнейшей причиной было время года. Осенью и зимой германская армия могла лишь в очень ограниченных масштабах применить два своих главных козыря: подвижные (танковые) соединения и авиацию. Кроме того, непродолжительность дня в это время года, как правило, не допускает достижения в течение одного дня даже тактического успеха и тем самым мешает быстрому проведению операций.

 

Другая причина заключалась в недостаточном уровне подготовки всех вновь сформированных в начале войны соединений. Осенью 1939 г. по-настоящему подготовленными к ведению наступления были только кадровые дивизии. Все остальные соединения страдали недостатками в области слаженности действий и огневой подготовки, а также внутренней спаянности. Кроме того, еще не было завершено пополнение, танковых соединений новой техникой, начатое после польской кампании. Если имелись планы начать наступление на западе еще осенью 1939 г., то следовало раньше высвободить танковые дивизии, находившиеся в Польше. Но об этом не подумал и Гитлер. В авиации также имелись пробелы, которые необходимо было восполнить.» (Манштейн.»Утерянные победы»)

 

И это пишет лучший немецкий полководец Второй Мировой Войны. Только что убедительно разгромившая Польшу армия, спаянная, с реальным передовым опытом, была не готова сразу же повторить подобное на Западе. Отмобилизованная армия в отличие от кадровой, «оказывается», «страдает недостатками в области слаженности действий и огневой подготовки, а также внутренней спаянности.  И умные, образованные, с победоносным боевым опытом генералы Вермахта не сочли возможным начать войну на Западе сразу по окончании польской компании и убедили в этом Гитлера. Такое вот значение они придавали достижению слаженности действий!

 

А теперь о втором Акте приемки. Он так и называется «Акт приема Наркомата обороны Союза ССР С.К.Тимошенко от К.Е.Ворошилова». Акт от 7 декабря 1940 Года! Помимо сдавшего дела Ворошилова и принявшего дела Тимошенко под ним стоят подписи «присутствовавших» при сдаче Жданова, Маленкова и Вознесенского.
Материал потрясает! Он дает картину ПОЛНОГО РАЗВАЛА вооруженых сил СССР,
Я его отсканировал и выкладываю. Пусть каждый прочитает сам.
ЭТА армия воевать в Мировой войне была НЕ СПОСОБНА!
Да, она успешно прошлась по тылам примерно такой же по боеготовности армии Польши во время «Освободительного похода сентября 1939 года», да, она с горем пополам прорвала только что линию Маннергейма, она еще войдет в Прибалтику и Молдавию, но воевать с такой армией с немцами мог только сумасшедший. А Сталин сумасшедшим не был. И в 1941 году при всем желании поклонников Резуна и его «евангелия» планировать наступательные операции против Германии никак не мог.
акт1
акт2
акт3
акт4
акт5
акт6
акт7
акт8

акт9

акт10

 Этот уникальный документа от 7 декабря 1940 года под грифом»совершенно секретно», под названием «Акт приемки Наркомата обороны Союза ССР С.К.Тимошенко от К.Е.Ворошилова».
Документ подлинный. Он опубликован в сборнике «РОССИЯ. ХХ ВЕК. ДОКУМЕНТЫ», изданном в 1998 году под общей редакцией академика А.Н.Яковлева. Так что поставить его под сомнение не получится, хотя некоторые оппоненты тут же попытались приписать текст «Известиям ЦК КПСС».

 

При Ельцине архивы были открыты, по крайней мере для Яковлевского редакционного совета, куда входили такие одиозные личности, как Егор Гайдар, Валентин Юмашев, главный Ельцинский архивист Пихоя и т.п. Сборник был призван раскрыть глаза на то, что реально происходило в стране и его высшем руководстве перед войной, показать, что на самом деле никакого внезапного нападения на СССР не было. Это составителям удалось. Но архивы — оружие обоюдоострое. Выборочно подать информацию у Яковлевской команды не получилось, распечатать пришлось все, и вот это все заставляет серьезно задуматься как над лживостью как официальной версии начала войны, которая бытовала при СССР, так и над несостоятельностью утверждений современых исследователей.
Все было гораздо сложнее.
 
Приведенный акт потрясает. В 1940 году у СССР не было современной армии, более того, отсутствовала концепция военного строительства, планы прикрытия границ и ведения боевых действий с вероятным противником. Это уму непостижимо. Репрессии 1937 — 1938 годов безусловно ослабили армию, но не они были первопричиной создавшегося положения. Налицо были системные ошибки в строительстве Вооруженных Сил, за которые вместе со Сталиным и политическим руководством страны должны в полной мере разделить ответственность  многие из репрессированной военной верхушки, зам. наркома по вооружению Тухачевский и начальник Генштаба Егоров точно.
В этом еще предстоит разбираться, и я лишь замечу, что помимо всего прочего серьезный козырь попадает в руки сторонников теории реального сущестования «военных заговорщиков», вредительства в Армии в 30-е годы и правильности репрессий.
Это вопрос спорный, но бесспорно другое — СССР НЕ СОБИРАЛСЯ НАЧИНАТЬ МИРОВУЮ ВОЙНУ, И ДАЖЕ К НЕЙ ТОЛКОМ НЕ ГОТОВИЛСЯ!
     
 
Итак, в 1940 году ситуация с Советскими Вооруженными силами сложилась критическая. На носу Мировая война, а армия не готова. В данной серии статей я не собираюсь выяснять КТО ВИНОВАТ, а вот  дать свою версию последующих событий исходя из «Актов приемки» попробую.
Легче всего воссоздать намерения сторон.
Немецкие намерения, ввиду отсутствия доступа к немецким архивным источникам, приходится воссоздовать по мемуарам немецкого генералитета, но этого вполне достаточно. Необходимо отметить, что НИ ОДИН немецкий генерал, написавший мемуары, не ставил под сомнение агрессивную политику Гитлера, и не пытался переложить ответственность за развязывание войны на СССР.

 

Разгромив и выведя из игры Францию, а заодно окончательно привязав к себе ИТАЛИЮ,  вступившую в войну на стороне Германии, Гитлер до предела упростил мировой геостратегический расклад. Германия с Италией против Англии, и США, Япония и СССР пока что сами по себе. Но….
«Гитлер имел желание избежать войны с Англией и с Британской империей. Он часто говорил, что не в интересах Германии уничтожить Британскую империю. Он считал, что она представляет крупное политическое достижение. Если даже и не доверять полностью этим заявлениям Гитлера, то одно все же ясно: Гитлер знал, что в случае уничтожения Британской империи наследником будет не он и не Германия, а Америка, Япония или Советский Союз. Если исходить из этих соображений, то его позиция по отношению к Англии всегда будет понятна. Он не хотел войны с Англией и не ожидал ее. Он хотел, если это было возможно, избежать решающей схватки с этой державой. Эта его позиция и то обстоятельство, что он не ожидал такой полной победы над Францией, объясняет нам и то, почему Гитлер не имел плана войны, предусматривавшего после победы над Францией победу и над Англией. В конце концов, он не хотел высаживаться в Англии. Его политическая концепция противоречила стратегическим требованиям, выявившимся после победы над Францией. Роковым было то обстоятельство, что его политическая концепция не нашла симпатии со стороны англичан.» (Манштейн «Утерянные победы»)

 

Стратегические требования толкали Гитлера на высадку десанта в Англии. Недобитая Англия — перспектива получить со временем Второй фронт. Как политик он еще некоторое время будет пытаться с ней договориться о взаимопреемлимом мире. Но с Черчиллем договориться было невозможно.
Операцию «Морской лев» пришлось отменить, так как воздушная «Битва за Англию» оконилась не в пользу Германии, и господство в воздухе завоевать не удалось.
«…решающее обстоятельство состояло в том, что нашей авиации в этот период не удалось достичь необходимого воздушного превосходства над Англией. .» (Манштейн «Утерянные победы»)
«В противоположность этому Гитлер всегда был настроен против Советского Союза, хотя он в 1939 г. и заключил договор со Сталиным…… политик Гитлер был одержим идеей «жизненного пространства», которое он считал себя обязанным обеспечить немецкому народу. Это жизненное пространство он мог искать только на востоке»  (Манштейн «Утерянные победы»).

 

Манштейн пеняет Гитлеру об упущенном времени. Он считает, «что вследствие запоздалого планирования вторжения и, в конечном счете, отказа от него он потерял целый год. Год, который мог бы решить исход войны. Потеря времени, которую Германии уже нельзя было возместить.»
А вот здесь я с ним не согласен, не мог Гитлер начать войну против СССР в 1940 году. Ее пришлось бы начинать осенью, под зиму, а для успеха немецких танковых частей нужно было лето. Да и оставлять в тылу недобитую Англию было нельзя, как, впрочем, нельзя было оставлять в тылу СССР.
Гитлер колебался до последнего. В ноябре 1940 года он пытался договориться с Молотовым (О чем???), но переговоры провалились. И вот тогда выбор был сделан.

 

«Через месяц он издал известную директиву №21, согласно которой вооруженные силы должны были приготовиться к молниеносной компании для разгрома Советской России. На Румынию и Финляндию он рассчитывал как на союзников. Так вновь был брошен жребий.»
(Из мемуаров генерала Зигфрида Вестфаля)
План «Барбаросса» разрабатывался в строжайшей тайне. По свидетельству Гюнтера Блюментрита, в 1941 году начальника штаба 4 армии у Клюге, «до января 1941 года ни фельдмаршал фон Клюге, ни его штаб не получали никаких указаний о подготовке войны с Россией…..с планом Барбаросса высшие командиры познакомились позднее».
И вот САМОЕ ВАЖНОЕ свидетельсто Блюментрита — «Начало операции Барбаросса намечалось предположительно на 15 мая»!!!!!

 

Таким образом, решение Гитлера напасть на СССР не зависело от каких либо шагов Сталина, а вытекало из взглядов фюрера и сложившейся стратегической ситуации.
Сама же предполагавшаяся дата нападения 15 мая никак не связана с якобы превентивным ударом в ответ на готовящееся советское военное нападение в первых числах июля по версиям Резуна и Соколова.
 
Дата 15 мая — ключевая во всем предвоенном раскладе.  Начни Гитлер войну тогда, у него были бы куда более весомые шансы на успех блицкрига против СССР, тогда бы «Вязьма»  произошла в конце августа, а не в октябре, когда распутица на неделю сделала невозможным продвижение немецких бронетанковых и механизированных соединений, и Жуков успел с бору по сосенке сформировать оборону Москвы.
Спасибо за перенос начала войны на месяц надо сказать сербам.  25 марта 1941 года правительство Цветковича подписало протокол о присоединении Югославии к тройственному пакту,  а уже 27 марта в Белграде генерал Симович произвел государственный переворот. Правительство Цветковича пало, а Симович направил в Москву делегацию, подписавшую 5 апреля договор о дружбе и ненападении между СССР и Югославией.  Этого Гитлер стерпеть не мог.  Части будущей группы армий Юг, в том числе танковая группа Клейста развернули на Югославию и 6 апреля, в вербное воскресенье, началось вторжение в Югославию. На сторону Германии сразу перешли Хорваты, сопротивление стало бесполезным. Уже к 18 апреля югославская армия была разбита, и в Сараево был подписан Акт о капитуляции.  После этого к 15 мая перебросить части группы армии Юг на исходные позиции для нападения на СССР было нереально, и дата нападения была перенесена на 22 июня.
Ни о каком превентивном ударе по Резуну речи и не шло. Нападение было спланировано заранее и было отсрочено из-за действий сербов.

 

Этот момент почему то недостаточно освещается историками, а между тем именно здесь кроется разгадка ненависти Запада к сербам и Югославии, и поддержка хорватов.  Простить не могут фатального для Гитлера сдвига даты начала войны.
 
В момент передачи Наркомата обороны от Ворошилова к Тимошенко Организация и численность РККА определялись Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР «Об организации и численности Красной Армии». Оно приведено ниже.акт11акт12акт13акт14акт15акт16акт166
На что надо сразу обратить внимание.
Численность РККА на 1 мая 1940 года составляла 3990993 человек, постановление устанавливало численность в 3302220 человек, то есть подлежало увольнению в запас 658773 человека.
В это же время Вермахт накануне нападения на Польшу 1.09.1939 г. имел численность в 4,5 млн человек, а к моменту нападения на СССР достигал 8500000 человек, то есть непрерывно наращивал численность.
Численность РККА же к 1 октября 1940 года сократилась и составила 3 446 309 человек.
Затем, осознав опасность, Сталин начал постепенно увеличивать армию. К январю 1941 года она составила 4 200 000 человек, а к 22 июня 1941 года — 5 080 977 человек.
 
Обратим внимание, что увеличивать армию Сталин начал после визита Молотова в Берлин. Не договорились. Именно после этого визита стало ясно, что войны не избежать. Гитлер подписывает План Барбаросса, а Сталин начал увеличивать армию, которую до этого сокращал.
Но это не идет ни в какое сравнение по численности с отмобилизованным Вермахтом, который только для войны с СССР выделил 4600000 человек, плюс 900000 человек выставили сателлиты — Румыния, Финляндия и Венгрия.
Если Сталин и замышлял войну, то не в 1941 году. Недостаток обученных командирских кадров, выявившаяся слабая боевая подготовка войск, недостаточное оснащение новыми танками и самолетами, необученность личного состава ими управлять, делали нападение на Германию невозможным, даже если бы Сталин и хотел ее развязать.
В 1941 году точно.

 

Приведенные цифры не оставляют камня на камне от утверждения, что Гитлер начал якобы готовить превентивный удар в ответ на военные приготовления СССР.
План Барбаросса был утвержден  18 декабря 1940 года. Подготовка плана для утверждения не могла занять менее 2-3 месяцев. Это значит, что германский Генштаб получил команду на его разработку сразу после провала «Битвы за Англию» в конце сентября 1940 года.
А СССР именно к октябрю 1940 года сократил армию на полмиллиона человек по сравнению с маем.
К тому же в РККА катастрофически не хватало современных танков и самолетов. Как следует из приведеннх выше документов, РККА была укомплетована устаревшими танками Т-26, Т-28 и БТ. Только ОДНА!!! бригада была укомплектована современными танками КВ. Про Т-34 речь не шла вообще. Они появились только в 1941 году.
Сталин лихорадочно пытался накануне неизбежной войны перевооружить армию.
акт17
Основной план по взрывателям для авиабомб на 3 и 4 квартал. Зачем это нужно было бы, если СССР планировал в июле блиц-криг.
акт18акт19А вот еще одно красноречивое свидетельство лихорадочной спешки. Самолеты вроде как готовы, а пушки к ним еще не подобраны.акт20акт21акт22А это про то, как был готов летный состав РККА. Красноречивее не скажешь.акт23акт24
А самолеты были оказывается без маскировочной окраски и взлетные полосы на замаскированы. Срок исполнения- конец июля.
Это так РККА по мнению пропагандистов «евангелия от Резуна» нападать в начале июля собралась. Неокрашенные самолеты и незамаскированные полосы — отличная мишень для бомбометания, что 22 июня нам наглядно и продемонстрировали.

акт25акт26

А вот тут Георгий Константинович планеры для ВДВ заказывает. На 1942 год, замечу.
Ну никак не получается у РККА воевать раньше 1942 года. Никак.
А теперь совсем чуть-чуть про танки.
Привожу сканы интереснейшего постановления

акт31акт32

Из него следует, что ВСЕ танки Т-34, поступившие на вооружение РККА до начала войны были «сырые», с серьезными изъянами. А именно
а) с недостаточной толщиной брони
б) без торсионной подвески
в) без командирской башни
г) со слабой артиллерией
Из документа следует, что улучшеные Т-34 могли поступить на вооружение РККА не ранее октября 1941 года. И вот что интересно. Немецкие генералы в один голос называют именно октябрь 1941 года, когда они «познакомились» с этим замечательным танком.
«И вдруг на нас обрушилась новая, не менее неприятная неожиданность. Во время сражения за Вязьму появились первые танки Т-34…..С ними могли бороться только танки и артиллерия. 37-мм и 50-мм противотанковые орудия, которые стояли на вооружении нашей пехоты, были против них беспомощны» (Блюментрит)
 
До этого момента они его почему то не замечают, хотя Резун с Соколовым в один голос твердят о более чем 1000 Т-34 у РККА на 22 июня 1941 года.
Выходит, что те, первые Т-34, были таковыми только по названию, и не обладали боевыми и ходовыми качествами тридцатьчетверок, появившихся впервые под Мценском, что очень удивило Гудериана.
Ну, а на 22 июня 1941 года у РККА не было (за исключением небольшого количества КВ) танков, способных противостоять немецким Т-3 и Т-4.

  

ПАРМЕН ПОСОХОВ.

 

…….