Я уже про это писал, но приходится еще раз, поскольку оппоненты не унимаются.

Сначала “лирическое отступление”.

Представьте себе некий район, который поделен между криминальными кланами, во главе каждого из которых стоит авторитетный предприниматель. Вся территория поделена, что зафиксировано соглашениями. Никто на соседнюю территорию не покушается, разве только иногда кто несколько голов скота у «соседа» угонит, или палатку ограбит, или даже сожжет. Но на глобальный передел никто не решается. Затем невесть откуда в районе появляется некий «Крестный отец», который быстро произвел передел в свою пользу, отправив к праотцам пару заартачившихся местных авторитетных предпринимателей(АП) и большинство местных братков, после чего уцелевшим объявил, что теперь он тут хозяин всего, а они, уцелевшие, будут платить ему за право кормиться на своей прежней территории. И уцелевшие сочли за благо согласиться, и припали к ноге нового хозяина. Все, без исключения.

Затем, спустя некоторое время, авторитетный предприниматель М., приехал с данью к Крестному отцу, но повел себя не по чину и был зверски убит. А так как его труп нашла местная полиция, то возбудили дело. Прокуратура  быстро все выяснила. По ее версии, М. «заказал» другой авторитетный предприниматель, Я., поскольку у них были неприязненные личные отношения. М. угнал как то стадо овец с территории подконтрольной Я. на шашлык, а тот в отместку сжег  на территории М. пару торговых павильонов. А так как Я. в скором времени отравился до смерти на курорте, то дело прокуратура закрыла, перед этим через прессу поставив в известность местного обывателя о сути дела в прокурорской интерпретации.

И только некоторые знающие люди были в курсе того, что если у М. с Я. были просто неприязненные отношения, то у М. с неким АП по имени Д. несколько десятков лет шла настоящая война за право «крышевать» банно-прачечный комбинат с саунами люкс и девочками, оставшийся бесхозным после внезапной смерти АП по имени О., не оставившего преемника.

И тут уже был нешуточный коммерческий интерес, которого Я. совершенно не касался.

Пикантность ситуации заключалась в том, что прокуроры были с Д. в приятельских отношениях, а Д. по какому-то неведомому стечению обстоятельств накануне гибели М. сам приезжал к крестному отцу.

И среди знающих людей пошли разговоры, что это Д. на самом деле «заказал» М.,  а версию с Я. прокуратура запустила для прикрытия дружка.

“Лирическое отступление” на сем закончилось.

Теперь о сути дела.  Украинские историки выпрыгивают из штанов, чтобы представить  Владимиро-суздальских князей, преемниками которых были Великие князья Московские, мерзавцами и негодяями, противопоставляя им благородных и честных Южно-русских князей, княживших на территории, на которой сегодня располагается Украина. Рассматривая гибель в Ставке Батыя Михаила Черниговского, организацию его убийства приписывают Великому князю Владимирскому Ярославу Всеволодовичу. В частности, такую версию продвигает новомодный историк из Энергодара Андрей Подволоцкий.  Продвигает более умело, чем прокурор-историк Бровко.  Нам “впаривают”  версию о чуть ли не кровной вражде между Михаилом Всеволодовичем и Ярославом Всеволодовичем,  который якобы считал Михаила своим соперником. По ней Ярослав расправился с Михаилом руками хана Батыя, которого унижением провоцировали на неповиновение и убили в ханской ставке.

В реальности Михаил Всеволодович Черниговский был убит в Орде 20 сентября 1246 года, а Ярослав Всеволодович Владимирский был отравлен в Монголии, куда его вызвал хан 30 сентября 1246 года, пережив Михаила всего на 10 дней.

Перед этим Ярослав действительно был в ставке Батыя проездом в Монголию, куда его вызвали, в 1245 году. Это было его второе посещение Сарая. Первое было в 1243 году.  Мог нашептать Батыю?  Теоретически вполне. И при большом воображении изобразить причинно-следственную связь между посещением Сарая Ярославом и убийством через год там же Михаила можно. В качестве мотива заявляется личная неприязнь.

Теперь введем нового персонажа в эту историю, который также посещал Сарай накануне визита Михаила, в 1246 году, у которого с Михаилом было куда более серьезное столкновение интересов, и который приехал к Батыю именно по этому поводу.  И у этого персонажа был куда более серьезный мотив расправиться с конкурентом. Звали этого персонажа Даниилом Романовичем.

В русскую и мировую историю он вошел как Даниил Галицкий, что не совсем корректно. Галицким он стал как раз в 1246 году и как раз в ханской ставке, где Батый закрепил за ним Галич. До этого он был Волынским.

Даниил Романович (род. 1201 г.) происходил из Старшей ветви Мономашичей, осевшей на Волыни, и был старшим сыном воинственного волынского князя Романа Мстиславича и византийской принцессы Анны Исааковны Комнин. Вот это очень важно, ибо потеряв отца в 4 года, его воспитывала мать, и византийские традиции он впитал, что называется, с молоком матери. А убийство Михаила Всеволодовича было спровоцировано в лучших византийских традициях.

Если говорить о других фигурантах дела, то Ярослав Всеволодович (род 1190 г.) был третьим сыном Великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и чешской принцессы Марии Шварновны, и принадлежал к младшей ветви Мономашичей, а Михаил Всеволодович (род 1179 г.) был сыном Черниговского князя Всеволода Святославича Чермного и польской принцессы Анастасии Казимировны, и принадлежал к Ольговичам, потомкам внука Ярослава Мудрого Олега Святославича.

Впечатляющая генеалогия у всех троих!

Всех, кто интересуется той эпохой, отошлю к «Кризису средневековой Руси» профессора Оксфордского университета Джона Феннела, лучше его никто про это время не написал.

Что было главным для Руси того времени? Единого государства с центром в Киеве к началу 13 века не существовало, Русь была поделена между княжескими кланами, а политическая роль Киева была ничтожна. Последнюю точку в уничтожении былого величия Киева поставило взятие штурмом и разгром города в 1203 году коалицией Смоленских и Черниговских князей с половцами, когда князья, не имея средств расплатиться с половецкими наемниками, просто отдали им город на разграбление, после чего упало как политическое, так и экономическое значение Киева, в городе прекратилось летописание, что есть первый признак упадка. Князей, совершивших это, звали Рюрик Ростиславич Смоленский и Всеволод Чермный Черниговский, отец одного из фигурантов нашего дела.

После этого разгрома Киевские князья вряд ли могли соперничать с другими князьями, и непродолжительное Киевское княжение Ярослава Всеволодовича в 1236-1238 годах не являлось привелегированным.

А Русь , как я уже отмечал, была поделена между княжескими кланами. Процесс дробления начался еще на Любечском съезде и продолжался весь 12 век. К началу 13 века мы имели такую картину. В Северской земле и далее на северо-восток от Чернигова до Мурома на Оке закрепились потомки сына Ярослава Мудрого Святослава. К моменту монгольского нашествия они правили в Черниговском и Новгород-Северском  (так называемые Ольговичи),  Рязанском и Муромском княжествах. Мономашичи, потомки  внука Ярослава Мудрого Владимира Всеволодовича Мономаха «забрали себе» Волынь, Смоленскую землю (Старшая ветвь), и Суздальскую землю (Младшая ветвь). Изяславичи, потомки сына Владимира Красно Солнышко и Рогнеды Изяслава осели в Полоцке. Новгород по сути превратился в боярскую республику, и остался «вымороченный» Галич.

Доставшийся еще по решениям Любечского съезда Ростиславичам, потомкам еще одного внука Ярослава Мудрого,  Галич, в конце 12 века  остался бесхозным после смерти сыновей Ярослава Осмомысла и пресечения династии. (По решениям съезда за Ростиславичами были закреплены Перемышль с Теребовлем, Галич стал столицей позднее)

После этого на Галицкое княжество стали претендовать соседи — поляки и венгры, а также Волынские Мономашичи и Черниговские Ольговичи. Смоленские Мономашичи тоже вмешивались, но, что самое главное, Суздальских Мономашичей в лице Всеволода Большое Гнездо и его сыновей, в том числе и второго фигуранта нашего дела Ярослава, Галич не интересовал НИКОГДА!

Войны за Галич продолжались непрерывно с 1188 года по 1245 год. При этом на Галицком столе успели побывать и Даниил Романович и Михаил Всеволодович. На момент монгольского нашествия Галич принадлежал Даниилу. Сопротивления Батыю он не оказал, и бежал в Венгрию, а затем в Польшу.

После ухода монгол война за Галич продолжилась. Решающее сражение произошло в 1245 году у города Ярослав. С одной стороны сражался Ростислав Михайлович (сын Михаила Черниговского), которого поддержали поляки и венгры, с другой стороны Даниил Романович с союзными половцами. Даниил победил и оставил Галич за собой,

(Отмечу, что при СССР эту победу представляли как разгром польско-венгерских интервентов, и ставили по значению в один ряд с Ледовым побоищем, а Даниила рядом с Александром Невским. Про участие Ростислава Михайловича и половцев не упоминалось)

Самое интересное случилось потом. В том же году Батый прислал к Даниилу гонца: «Дай Галич».

И в следующем, 1246 году Даниил поехал в Орду просить Батыя оставить Галич за собой, признав без борьбы верховную власть хана.  Прибыл он в ханскую ставку в мае 1246 года, был обласкан Батыем, пил кумыс из его рук и получил ярлык на Галич.

Был ли он коллаборационистом? Если следовать  логике сегодняшнего дня, то да. А какие были у князей альтернативные варианты? Михаил Черниговский не поступился принципами, был убит, а его княжество буквально испеплено, народ бежал на север, а столицу перенесли в Брянск. С этого момента Ольговичи сходят с исторической сцены.

Ярослав и Даниил прогнулись, но их княжества сохранили остатки суверенитета, а Владимиро-Суздальское княжество стало основой возрождения русской государственности.

Возвращаясь к «делу» Михаила Черниговского, можно констатировать, что мотив избавиться от соперника у Даниила Романовича был куда  более весомым, чем у Ярослава Всеволодовича. Более того, у Ярослава, погибшего примерно в то же время в Каракоруме, алиби. И дело, которое “шьют” князю Ярославу украинские историки, неизбежно развалится в любом гипотетическом суде, или будет, как минимум, направлено на доследование.

Почему украинские историки умалчивают про отношения Даниила с Михаилом,  понятно.

В украинских школах в головы школьникам вдалбливается мысль, что  некая Галицко-волынская держава стала правопрееемницей Древнего Киева.  И ее отец-основатель должен быть непорочен и чист, святее самого папы Римского. В отличие, естественно, от подлых москальских князей.

 

Пармен Посохов