Киево-Могилянская академия – национальная гордость украинского народа, одна из старейших высших школ в Восточной Европе, и третий старейший вуз Украины после Острожской славяно-греко-латинская школы и Львовского университета. Но Львовский университет основан поляками, его к национальному достоянию не пришьешь, а Острожская школа просуществовала недолго. Основанная православным магнатом, князем Константином Острожским для противодействия католической экспансии в 1576 году, после смерти князя в 1608 году школа лишилась финансирования, и тут же захирела, хотя формально просуществовала до 1636 года. Сын Константина Острожского принял католичество и интереса к детищу отца не проявил, предоставив возможность ей загинуть самостоятельно.

Острожская школа считается предтечей Киево-Могилянской академии. Ее в частности окончили: Мелетий Смотрицкий, автор грамматики русского языка, основатель Киевского печатного двора Елисей Плетенецкий, ставший архимандритом Киево-Печерской Лавры и отстоявший ее от притязаний униатов, знаменитый гетман и национальный герой украинского народа Петр Сагайдачный. В ней преподавали виднейшие ученые умы того времени, которых Константин Острожский переманил из Краковского университета. Но, опять же, подчеркну, оставшись без финансирования после смерти отца-основателя, школа мгновенно захирела.

Киево-Могилянскую академию постигла куда более счастливая судьба, она, до своего преобразования в начале XVIII века в Духовную Академию, ярко сверкнула на восточно-европейском научно-образовательном небосклоне, дав науке и образованию многих выдающихся деятелей. Именно этот факт позволяет сегодня украинцам свысока посматривать на своих русских “братьев”, у которых первое высшее учебное заведение, Славяно-греко-латинская академия было учреждено только в 1687 году по инициативе воспитателя царя Федора Алексеевича, выпускника Киево-Могилянской академии Симеона Полоцкого. Этот факт сегодня свидомыми украинцами выдается как неоспоримое свидетельство исторической отсталости москалей, которым светоч знаний и науки несли выходцы с Украины, где высшее образование началось и расцвело на век раньше.

Но, зная печальную судьбу Острожской школы, невольно задаешься вопросом: “А на какие деньги?”. Собственно говоря, на чьи деньги была создана Киево-могилянская Академия и поддерживалась все два века своего существования?
Вопрос на самом деле главный. Для расцвета чего либо нужно две вещи – деньги и инфраструктура. Да и инфраструктура это те же деньги + люди. Но очень часто источник финансирования скрыт за семью замками. Вот, например, не так давно в Москве Камергерский переулок сделали пешеходной зоной, а там, где еще не так давно сновали автомобили, воздвигли памятник отцам основателям МХАТа Станиславскому и Немировичу-Данченко. Еще легенда такая есть, что собрались эти два гения в ресторане “Славянский базар” и под водочку с селедочкой решили основать свой замечательный театр, национальное достояние и гордость России. На деньги, между прочим, Саввы Морозова, который им за свой счет здание театра и построил. Присутствовал ли Савва Тимофеевич на историческом застолье в “Славянском базаре”, и кто оплачивал счет за выпитое и съеденное, история скромно умалчивает.
Так или иначе, но Морозову памятники не ставят. Коммунисты в этом плане поступили честнее. Карл Маркс, как известно, свою теорию и практику осуществил на деньги Фридриха Энгельса, и вплоть до краха Советского Союза лик Энгельса красовался на знаменах и плакатах между ликами Маркса и Ленина, а сам Энгельс был причислен к классикам марксизма-ленинизма. Вот так, денег дал, и в классики. Савва Морозов дал денег Станиславскому, и молчок. А между прочим Савва и Ленину денег давал, но в отличие от Энгельса в классики марксизма-ленинизма не попал. Не повезло мужику, причем дважды.

Но мы отвлеклись. Отвлеклись вынужденно, чтобы наглядно продемонстрировать роль денег в любом благом начинании.
Кстати, утверждение, что образование в Россию было имплантировано с территории современной Украины, мягко говоря, преувеличено. При Иване Грозном, с 23 февраля по 11 мая 1551 года в Успенском соборе Кремля, с участием самого царя, высшего духовенства и представителей Боярской думы проходил так называемый Стоглавый собор, который подчеркнул важность поддержки образования и основания школ при храмах. Следствием решений Стоглавого собора было открытие в Москве в 1553 г типографии. Зная крутой нрав царя, не приходится сомневаться, что и церковные школы были открыты. Свидетельством этого служат грамоты конца XVI – начала XVII века, подписанные тогдашними подданными царя. Дворянство и духовенство были грамотными поголовно, грамотность посадских людей превышала пятьдесят процентов, грамотным был даже некоторый процент черносошных крестьян. Страшный удар по школам и образованию был нанесен в Смутное время, когда польско-запорожские интервенты в буквальном смысле выжгли страну, стремясь загнать ее в каменный век.

Но, возвращаемся к Киево-Могилянской Академии и украинскому образованию XVII века. Инфраструктурой выступила православная церковь, уцелевшая после перехода большей части иерархов в унию, и сохранившая за собой Киево-Печерский монастырь, будущую Лавру, а деньги то откуда? Обычно ревнители украинства их приводят два: личные средства Петра Могилы и вклад гетмана Сагайдачного, незадолго до основания академии ограбившего Московское царство во время своего похода на Москву в 1618 году. Второй источник более чем сомнителен, ждать от казаков великодушного пожертвования на образование можно только в самых великих фантазиях, а вот на возможностях Петра Могилы стоит остановиться. Но сначала о хронологии событий.

Считается, что при типографии Киево-Печерского монастыря под покровительством ее архимандрита Елисея Плетенецкого в начале XVII века существовал кружок Киевского Богоявленского братства, переросший в школу. 15 октября 1615 года школа переехала в отдельное помещение на Подоле. Эта дата считается датой организации Киевской братской школы, предшественницы Киево-Могилянской коллегии, впоследствии Академии. Первым ректором школы был Исай Борецкий, ставший в 1620 году митрополитом возрожденной Киевской митрополии. Считается, что благодаря вооруженной и финансовой поддержке казаков и лично Сагайдачного. Более того, якобы казаки Сагайдачного после посещения Москвы Патриархом Иерусалимским Феофаном III, чуть ли не силой привезли того в Киев, заставили восстановить Киевскую православную митрополию и поставить игумена Михайловского монастыря Иова Борецкого Киевским митрополитом. Такую версию, в частности, продвигает новомодный украинский историк Андрей Подволоцкий. Версия ничем не подтверждена, а учитывая то, что незадолго до этого творили казаки Сагайдачного на русской земле, вырезая целые города, кажется неправдоподобной. Скорее всего, прибыть в Киев и воссоздать там православную митрополию Феофана III убедили в Москве Филарет и царь Михаил Федорович.

Киевская митрополия была бедна как церковная мышь, и создание Киевской братской школы было, несомненно, подвижническим подвигом притесняемого поляками православного духовенства. Когда в 1631 году Иов Борецкий умер, хоронить по достоинству денег у Киевской метрополии не было, он был похоронен на выделенные Московским патриархом Филаретом 80 рублей.

20 июля 1631 его преемником был избран Исаия Копинский, сторонник перехода Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриархата. Его положение было шатким, поскольку архимандрит Киево-Печерского монастыря Петр Могила, напрямую подчинявшийся Константинопольскому патриарху, отказался подчиняться Копинскому. Польский король, не имея сил воспрепятствовать возрождению православной епархии на Украине, тем не менее смог ликвидировать подчинение Киевской митрополии Иерусалимскому патриарху, и утвердил митрополитом Киевским Петра Могилу, подчиненного Константинопольскому патриарху. Все православные епископы признали Могилу, а Копинский был низложен.

Пётр Могила, не желая ни в чём повиноваться Копинскому, устроил отдельно от Киево-братской школы при Киевской лавре высшее училище «для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках» в 1631, а став митрополитом объединил в 1632 году свою лаврскую школу с братской. Новое учебное заведение получило название Киевской Братской коллегии, ее руководителем стал Пётр Могила.

“Пётр Могила обеспечивал преподавателей и неимущих студентов средствами для существования и обучения. При нём было выстроено новое каменное помещение под школу. Оно существует и сегодня на территории Киево-Могилянской академии и известно как Трапезная или Святодуховская церковь.” ВИКИПЕДИЯ

Петр Могила, сын Валашских и молдавских господарей, и родственник богатейших магнатов Речи Посполитой Вишневецких, считался богатым человеком, из своих личных средств содержавших школу и восстанавливающий храмы и монастыри. Но так ли это? Ведь он, бывший любимцем покойного митрополита Иова Борецкого, не нашел денег достойно похоронить своего учителя и покровителя, обратившись за помощью к Москве.

В Московских архивах сохранились поразительные документы. Из ОПИСИ АРХИВА ПОСОЛЬСКОГО ПРИКАЗА с 6 октября 1631 по 31 декабря 1632 года следует, что Киевский митрополит Иов Борецкий и архимандрит Киево-Печерской Лавры Петр Могила ТАЙНО получали денежное содержание из Москвы, причем суммы были для того времени немалые!

Из грамоты царя Михаила Федоровича:
«послати те денги ис Путивля в Киев тайно с тем же путивльцом з Григорьем Гладким и с теми путивльцы с торговыми людми, которых вы ис Путивля отпустите х киевскому митрополиту к Иеву Борецкому нашего царьского жалованья двести рублев да нашу грамоту да от отца нашего, великого государя святеишего патриарха ему ж сто рублев да две грамоты да к печерскому архимариту к Петру Могиле нашего и отца нашего, великого государя святеишего патриарха жалованья семдесят рублеи к прежней даче в прибавку, что послано к нему наперед сего тритцать рублев, да две грамоты, одна грамота писана от нас, а другая от отца нашего, великого государя святеишего патриарха. И приказати им велено накрепко, чтоб они в Киеве те деньги и грамоты митрополиту Иеву и архимариту Петру Могиле отдали тайно, чтоб про то в Киеве нихто не сведал и никому б было не знатно»

Документ потрясающий. Из него следует, что киевская православная верхушка брала деньги у Москвы, и это была не разовая милостыня, а регулярная тайная выплата жалования. Как раз в то время, когда и была окончательно организационно оформлена Киево Могилянская коллегия, впоследствии ставшая называться Академией. И к общепризнанным отцам основателям сего учебного заведения Иову Борецкому и Петру Могиле мы с полным основанием можем причислить Патриарха Филарета и его сына царя Михаила Федоровича Романова.

Какой удар по украинскому самосознанию, и особенно по современной Киево Могилянской Академии считающей себя правопреемницей той самой Киево Могилянская коллегии, и превратившийся в настоящее время в рассадник русофобии и украинского национализма.

Пармен Посохов.

….