Не можешь воспрепятствовать — возглавь. До американского руководства наконец то это дошло. Сделав несколько неуклюжих попыток помешать переброске российской военной техники и военных советников в Сирию для поддержки правительственных войск президента Башара Асада, типа организации запрета на пролет российских военно-транспортных самолетов над Болгарией, администрация Обамы развернулась на 180 градусов, признав полезность участия России в антиИГИЛовской коалиции. Под американским, естественно, руководством.

Иначе не получается. Имитация борьбы американской коалиции с ИГИЛ за последний год привела только к укреплению ИГИЛ, и приблизила  и тех и других к заветной цели — свержению режима Башара Асада. Но Асад устоял, а вмешательство России на его стороне делает победу ИГИЛ в Сирии над правительственной армии недостижимой. По крайней мере, в ближайшее время. И возражать против российского вмешательства Госдепу США невозможно, поскольку они попали в ловушку собственной двойной игры, на деле пестуя и укрепляя ИГИЛ, а на словах на весь мир заявляя о необходимости борьбы с исламистами и даже возглавляя  некую коалицию по борьбе с ними. Теперь стратегическая цель США укрепления ИГИЛ путем свержения Асада и перенаправления основных сил исламистов в Среднюю Азию для открытия нового фронта в среднеазиатском подбрюшье России откладывается на неопределенное время. На повестку дня для американцев выходит другая задача — сделать так, чтобы Россия серьезно вляпалась в войну с ИГИЛ в Сирии и увязла там всерьез и надолго, как в Афганистане, чего не удалось сделать на Украине. Среднюю Азию, по всей видимости, на время оставят в покое, и далее будут действовать по ситуации. Надо спасать от финансового краха Киевский режим и укреплять его,  держа в уме возобновление атак необандеровцев на Донбасс в обозримом будущем.  С одной стороны.  С другой стороны надо не допустить разгрома ИГИЛ российско-сирийско-иранской коалицией. Впервые американцы утратили инициативу, говоря шахматным языком “потеряли темп”,  и оказались  в обороне.  Задача не простая, но выполнимая, учитывая то, что России надо действовать в Сирии предельно быстро.

Формально возглавляя антиИГИЛовскую коалицию,  США не могут игнорировать вступление в борьбу с ИГИЛ России и Ирана. Но, совершенно очевидно, что и Россия, и Иран будут пытаться играть в Сирии по своим правилам,  неподконтрольным США, которым только что и остается,  что изображать наличие неких договоренностей по совместной борьбе с ИГИЛ и хоть как то обозначать  “общее американское руководство”.  В свете этого не встретиться с Путиным на сессии Генассамблеи ООН Обама просто не может.  Иначе получается, что Россия в Сирии будет действовать как ей заблагорассудится без оглядки на Америку,  а та, отказав Путину в разговоре с Обамой, только распишется в своем бессилии. Вот и приходится Обаме скрепя зубами идти на встречу с Путиным.  Репутационный урон очевиден,  Путин тем самым прорывает  дипломатическую изоляцию.  Но не идти еще хуже.  В этом случае Путин начнет крушить ИГИЛ безо всякого “благословения” и без оглядки на кого либо,  что нанесет США еще больший репутационный урон.

Понятно,  что встреча Путина с Обамой ничего не решит, в виду полной противоположности интересов, будет носить церемониальный характер,  а “результаты”  ее будут трактоваться сторонами по своему.  Россия,  что в целом верно,  — как прорыв изоляции, США — как шаг на пути заставить играть Россию в Сирии по своим правилам.

Цель у Обамы сейчас одна – не дать России быстро разбить ИГИЛ и заставить ее увязнуть в Сирии как можно сильнее.  Для этого Запад готов даже на частичную  легитимизацию  Башара Асада. И уже устами Канцлера ФРГ Ангелы Меркель начинает говорить о переговорах с его участием. На этих переговорах Россию и Асада, по всей видимости, постараются связать некими договоренностями,  например о территориальном разграничении  зон ответственности,  что позволило бы в случае чего выводить силы ИГИЛ из под удара, и как можно дольше затянуть российскую операцию в Сирии,  держа в уме временно замороженный украинский фронт,  который, по мере укрепления киевского режима и его финансовой стабилизации,  через пару лет  неизбежно станет главным фронтом противостояния России  и Запада.  И вот тогда уцелевший от полного разгрома ИГИЛ пригодится США как нельзя кстати для повторного удара по сирийской правительственной армии и поддерживающей ее России.

Цель России совершенно противоположная – как можно быстрее полностью разгромить ИГИЛ,  а если не полностью,  то настолько укрепить режим Асада, чтобы  он  в дальнейшем успешно боролся с исламистами самостоятельно, как в свое время действовал просоветский режим Наджибуллы в Афганистане, связывал их по рукам и ногам, не давая открыть новый фронт в Средней Азии Одновременно стоит дипломатическая задача восстановления легитимности Асада в глазах мирового сообщества. Началу этому уже поневоле начала Ангела Меркель.

Все стороны ведут в Сирии двойную игру. Как пойдут дела дальше,  сказать сложно.  Будем ждать выступления Путина на Генассамблее ООН и его встречи с Обамой. Пока инициатива, впервые за долгие годы,  в его руках.

 

Пармен Посохов