Данное интервью, а скорее беседа, продолжалось несколько дней. Собеседник-бывший житель Харькова, бывший ополченец, а ныне то-ли волонтер, то-ли какой-то внештатный помощник милиции, но пока точно не военный, хотя и хочет вернуться. Предмет интервью понятный-Новороссия сегодня, а точнее перемены с прошлого года. Часть пространных и матерных пояснений интервьюера я опускаю, чтобы воды не лить, но суть остается понятной. Собеседник-человек очень сложный и противоречивый, однако далеко не нытик и не «все слили», как порой может показаться. На нашем сайте разместил пару статей, желающие могут ознакомиться:

Хронология осознания

Записки ополченца ЛНР, конец января

 

А: Олег, как ты можешь охарактеризовать ситуацию в Новороссии сегодня?

О: Полнейший п…ц во всем.

А: Эээ, исчерпывающе  конечно, но хотелось бы поподробнее, так сказать по пунктам.

О: Да какие пункты? Обосрали всю идею народных республик, превратили ополчение в клоунов, не дали победить укропов, народ еле выживает, перемирие лажа сплошная-такие пункты тебе подойдут?!

А: Ну понятно, давай начнем с армии. Что конкретно тебе не нравится сейчас и нравилось раньше?

О: Из ополчения я уволился с лета, точнее меня «ушли». Раньше мы воевали своей группой, все всех знали, уважали командира и нормально слушали его. Сейчас нам навязали хер пойми какого офицера, который нас еще и «строить» пытается! Без увольнительной расположение не разрешает покидать, а сам их не выписывает. Раньше местные постоянно домой бегали, а сейчас- «дезертирство» пришьют и адью. Еще наряды придумал, то окопы рыть, то полы мыть. Нескольких пацанов выгнал из ополчения, а они расслабились просто, выпили чутка. Мы с ними почти с самого начала были, а сейчас солянка сборная. Какие-то тактические занятия ввели, как будто мы не воевали год, а хер пинали по углам или в солдатиков игрались. Мы и без этих поучений как-то укропов долбили, а слова против не скажи-дисциплину блюдуют. Я ему объяснил разок-отправили на окопы, как сопляка, субординацию млять нарушил. На передке еще более-менее и то уже зажимать начинают-так делай, так не делай; можно стрелять, нельзя… Еще бы устав караульной службы учить заставили, козлы. Как будто я сам за год не выучил, когда мне стрелять, а когда нет! Жрать и то строго по времени стали. И в другое подразделение уже нельзя перейти, штаты-хераты.

А: Олег, мы не один год прослужили, то что ты мне рассказываешь называется просто-военная служба в армии! Как со снабжением, оружием, боеприпасами, техникой. Стало лучше или хуже?

О: Херужба это, никому не нужная! Без нее как-то обходились. Снабжение примерно с конца осени наладилось, врать не буду, сейчас все есть. У каждого бойца свое оружие, свой броник, а раньше передавали. Пайки нормальные и еда всегда есть, выпрашивать у населения не надо. Технику стали в специальных мастерских чинить, а не «умельцы на местах», хотя и «передвижки» есть. Вообще техники стало много конечно, и грузовиков, и боевой, раньше чуть-ли не травматами воевали и ружьями охотничьими. Да и снабжали едой и снаряжением в основном волонтеры и местные собирали. Технику пытаются в отдельные подразделения свести, со своими командирами.

А: Как бойцы, какая подготовка у солдат и специалистов? Есть мнение, что артиллеристы и танкисты сплошь из России, «отпускники». Много вообще наших воюет?

О: Ага, одни «псковские десантники», в каждой роте по тыще штуков… Чего херню-то повторяешь? Сейчас мало, раньше кстати в некоторых отрядах не меньше половины было. Специалисты все свои, кто раньше служил, кого уже по ходу поднатаскали. Мне вот тоже предлагали на артиллериста пойти учиться, но я отказался, остался со своими.

А: То есть учебки какие-то есть или в России учат?

О: Не знаю толком, но вроде в нашем тылу, не в России. Вообще-то, если честно, учат нехерово. Даже пехота нормальные приходят. И стрелять умеют, и прикрывать, и прятаться. Нормальная подготовка. Не то что мы тогда, половина «бойцов» автомат разобрать не могла, с закрытыми глазами стреляла. «Новенькие» и живут все по уставу, так бы может и не прокатило навязать. «Старой гвардии» практически не осталось.

А: Выбили или сами ушли?

О: В основном сами. Бросали же все, а теперь многие возвращаются на шахты, на заводы. Потихоньку восстанавливается все же, работать тоже кому-то надо. Сейчас и набирают уже не всех подряд, судимых или гражданских специалистов не берут.

А: А раньше судимых брали, получается?

О: Прикалываешься? Раньше военкомата не было! Одел комок, георгиевскую ленточку повязал, ствол раздобыл и все-ополченец. Целые банды были «окрашенных», под шумок грабили всех и вся. Мы пару таких сами накрыли. Сейчас их отдельные подразделения гоняют. А на судимость только недавно начали проверять всех, когда пофамильный учет начался и переходить запретили. Кого выперли, кого оставили, но сейчас точно не берут, штрафбата нет.

А: Ясно. Давай за командиров опять и за «не дают разбить укропов». Очевидно, что ты «Минск 2″ имеешь в виду?

О: Конечно! Если бы не сраное «перемирие», уже бы и Мариуполь давно отбили и на Харьков наступали бы. Как стреляли укры по гражданским, так и стреляют, еще и сильнее.

А: Однако ты же сам говорил, что Дебальцево согнули из последних сил и в бой сборные роты из тыловиков и штабных шли!

О: Да просто правильно Мозговой говорил, что так не воюют! Если бы приказы нормальные отдавали, то их бы и выполняли нормально, и укропов бы уже раздавили.

А: Ага, давай-ка посмотрим по порядку. Плохие «новые командиры» отдают приказ атаковать. Хорошие «старые командиры» забивают на него болт, под предлогом «это авантюра и нельзя губить людей». Плохие командиры наскребли «обозников», бросают их в «авантюрный» бой и побеждают, как ни странно. А командиры, поставившие всю армию на грань военного поражения-остаются умными и хорошими… Уникальная логика!

О: Не надо в одну кучу валить. Где-то правильно поступили, где-то нет.

А: Вообще-то война идет и это армия, а не демократический детский сад, чтобы каждый сидел и определял-правильный ему приказ поступил или нет, выполнять или подождать. Ладно, давай спорить не будем. Какое отношение к Минску не твое, а в целом в армии?

О: В целом-очень негативное. Можно сказать остановили на всем скаку, когда мы уже готовы были идти дальше. Хотя сейчас в основном ужу просто все равно. Перемирие и перемирие, все уже привыкли. Тем более, что фактически перемирия-то и нет. Правда и стычки пехоты почти прекратились, перестрелки иногда. Укры бьют по гражданским, наша артиллерия отвечает, вот практически и вся война.

А: ВСУ устраивают провокации?

О: Сначала много было, в основном от «спецбатальонов» и просто фанатиков тупых. Армейцы старались все же соблюдать, они от этих ублюдков сильно отличаются, хотя довоенного состава практически не осталось. Парламентеров присылали, договаривались. Сейчас мало совсем стало, мразоты фашисткие нажрутся и бухие орут «Слава Украине» под автоматные или пулеметные очереди, вот и все провокации. Тоже привыкли наверное…

А: Ясно с этим. А вообще про ВСУ что говорят и что известно точно? Пленные случаются, что они говорят?

О: Мало сейчас, но залетают. Обычно пьяные в дымину, все попутают и прутся. Разговор у них один: попал по мобилизации, воевать не хотел и не воевал, ни в кого не стрелял, отпустите дяденьки.

А: Отпускаете?

О: Нет, сдаем всех, а уже наверху решают, но нас в известность не ставят. Вроде сидят где-то, потом меняют на наших.

А: Наши из плена чего говорят?

О: Чего они скажут? Фашисты и есть фашисты самые настоящие, твари е…е. И звезды вырезают, и кости по очереди ломают, током пытают, жгут, собаками травят, да чего тут говорить, гестапо настоящее. Они его сами так и называют.

А: Это все так пытают?

О: Да ну. Если к армейцам попадают, их просто в СБУ сдают. Там конечно избивают часто, но хоть не мучают и не пытают. Это обмороки куражатся, сраные щеневмерлики.

А: Понятно. А в армии что о ВСУ говорят? О готовности, о настроении, с техникой как, с обеспечением?

О: Херово укропам. По телеку сплошные перемоги, а в окопах-дупа полная! На некоторых смотришь-еб твою мать, ну какие это солдаты? Пленные с автоматами. Жрут баланду какую-то, оборванные, грязные… Не все конечно и не везде, но многие. Они вроде армия, а мы террористы. Но у нас снабжение центральное сейчас, а у них вообще ничего не дают, что волонтеры привезут, то и есть. От порося только патроны и напутствия получают. Поэтому у них популярные части лучше живут, чем неизвестные. Настроения у них никакие, никому они на х.. не нужны и сами это отлично понимают. Но башку им конкретно забили, так что не будут, как раньше, толпами сдаваться. А может и наоборот-психанут и будут, хрен их знает. Обучение у них в переднем окопе происходит, вот и вся подготовка. Танкистов там, связь, саперов еще вроде учат, а пехтура чисто на убой. Что старички расскажут, тем и готовятся.

А: Техника? Импортной много?

О: Да как-то сразу и не скажешь. Но вроде боевой прилично имеется, хотя о состоянии точно не знаю. Видно что советская еще, много следов «напильника», особенно по части брони. Грузовиков вроде маловато. Импортной не видел, может она у них в резерве и тылах обитает. Хотя говорили, что почти вся стоит-нет запчастей, а состояние аховое, даже колес нет. Артиллерии вот точно много, всякой разной и минометов полно.

А: Разведка у вас работает?

О: Работает. Только раньше у каждого отряда своя была, а сейчас отдельно же все. Я их и не знаю даже никого уже. Так что толком и не знаем ничего. Остается только на штаб надеяться.

А: Штаб у ДНР и ЛНР сейчас общий?

О: Вроде общий. Сейчас вообще штабов до хрена, одни стратеги, мля. Особо и не спросишь теперь, сразу-с какой целью интересуешься, тебе зачем, тебе какая разница?!

А: Нашу технику отвели?

О: Ага, в соседний лесок. С передовой убрали, это точно, но заверили, что без техники надо минут пять-десять только продержаться, потом подойдет.

А: Сильно их артиллерия по позициям лютует? Насколько ответка эффективна?

О: Да ну, по нам и не стреляют почти. Лупят в дома, подстанции, насосные, водопроводы, по мостам, по шахтам, по заводам, куда дотянутся… А про эффективность ответов не знаю. Обычно укропы сворачиваются, как наши начинают, значит попадают иногда.

А: Стреляют часто?

О: Местами очень густо, даже сильнее, чем до перемирия, а кое-где обстрелы стали редкие. В ДНР совсем плохо.

А: В целом какая обстановка на фронте у ВСН?

О: Да нормальная, все ждут приказа вперед. Злоба с каждым укропским выстрелом копится, счетов много. Про их наступление никто не думает, только про свое. Ждем, когда этим сукам в глаза посмотрим у них дома, на родителей тварей этих, очень ждем…

А: Армия объединенная сейчас  или разница ДНР-ЛНР есть?

О: Да хрен его знает, если честно. Официально вроде разделены, но командуют из одного штаба, наверняка.

А: Как к общему командованию относятся старые командиры?

О: Хорошо относятся. Все кто плохо относился уже не в армии, после Дебальцево всех почистили. Приезжали и разоружали скопом всех бойцов. Потом «кто с нами-шаг вперед, кто не хочет-по домам».

А: Так просто? Никто не возмущался, не стрелял?

О: В своих что-ли стрелять? Мы же не укропы. Рыпались конечно некоторые, а что сделаешь, с голым задом много не навоюешь. Хотя почти все согласились вроде.

А: Военная помощь из России есть?

О: Сейчас особо и не поймешь откуда чего идет. Но снаряжение у нас в основном российское, правда не сказать, что у всех новое и одинаковое. Так что где и кто его покупает я не скажу, просто не знаю, может и из Китая везут. Но есть и хватает с запасом. А про оружие или технику я не слышал, скорее наоборот-никто не видел. Хотя обычные грузовики вроде пригоняли. У нас «таблетка» еще вот была.

А: Ладно, про военную тему можно наверное заканчивать. Только я так и не понял, в чем твой тотальный п…ц заключается? Нормальную армию создают, уж никак не хуже сейчас, чем в прошлом году было.

О: Не знаю, я так думаю и не я один. Может просто к другому привыкли сильно, а может так и есть.

 

Продолжение данного интервью (вероятнее всего объединенное с интервью жителя Донецка), про гражданскую часть жизни Новороссии, можно будет прочесть во второй части.