Ахметов2

Я, на известие о том что я был избран депутатом Верховной Рады, практически  никак не отреагировал. Потому, что на тот момент и не совсем верил в то, что действительно прошёл в парламент. Да и не до конца  понимал, что мне там делать. Ведь я параллельно ещё был избран в Севастопольский городской совет. И уже сдал документы в Севастопольскую городскую комиссию, и получил  мандат депутата Севастопольского городского совета,  и начал работать в Севастопольском городском совете. Принимал участие в работе сессии, и в создании комиссий. Поэтому, отправил письмо в штаб  Партии регионов о том, что я отказываюсь от полномочий  народного депутата Украины.

После такого моего заявления меня вызвали в Киев. Приезжаю, меня ведут на приём к Януковичу, с которым я до этого знаком не был.  Тот посмотрел на меня и говорит: “Ты что, сумасшедший? Быстро забрать заявление. И чтобы через два дня приехал в Киев, и подал документы для регистрации в Верховной Раде.”

Я посмотрел на всё это: ну Киев, ну Верховная Рада, ну Янукович с боярскими замашками, ну и что. И я снова вернулся в Севастополь.

В середине мая 2006 года, мне снова звонят и говорят: где твоё заявление о регистрации депутата Верховной Рады Украины?  25 или 26 мая  начинает  работу избранная Верховная Рада, а  твоего заявления о регистрации, до сих пор нет. Я отвечаю, я же написал заявление о том, что не буду работать в Верховной Раде, по причине своего избрания и начале работы в Севастопольском городском совете. Я не знаю работы в Верховной Раде, а работа в городском совете мне знакома и я её хорошо знаю.

Меня снова вызвали к Януковичу. Приезжаю за несколько дней  до начала работы Верховной Рады.  Партии регионов нужно списки  своих депутатов формировать, а  моего заявления, о регистрации меня как депутата, до сих пор нет. Янукович начал разговор жёстко вперемешку с нецензурной бранью: “Ты кто такой? Ты никто, и фамилия твоя никак. Если бы ты знал, на какие подлости идут люди, какие деньги платят за то, чтобы стать депутатом Верховной  Рады, а тебе просто так счастье улыбнулось.  А ты как себя ведёшь?

В общем я тебе сказал, вот тебе сопровождающий, идёшь  фотографируешься, подаёшь документы на регистрацию, и чтобы был на открытии работы сессии Верховной Рады. И давай договоримся как мужики: если ты за время работы летней сессии не разберёшься, что к чему, приходишь ко мне в сентябре и говоришь, что ты не справился, что тебе не понятно, что к чему, и пошёл ты… Мы тебя не знаем, а ты нас не знаешь.”

Меня вывели от Януковича. Тут же, на улице Институтской сфотографировали. Повезли на подачу заявления о регистрации депутатом. И через два дня я сидел на открытии сессии Верховной Рады Украины. А где-то в июле, отослал заявление в Севастопольский городской совет, о сложении с себя обязанностей, депутата Севастопольского городского совета.

Для чего я так подробно об этом рассказываю? Когда меня спрашивают, сколько я заплатил денег для того, чтобы стать депутатом Верховной Рады Украины, мне становится смешно. Потому, что я никому ничего не платил. А попал в Верховную Раду именно так, как рассказал.  И об этом знала вся фракция  Партии регионов. Этого скрыть было невозможно. И, похоже, подобный анекдот в истории украинского парламентаризма был единственным.

Но я, после разговора с Януковичем, подумал, ну что делать, если во мне видят какие-то качества, которые необходимы для именно такой  работы, то так тому и быть. Если сама судьба меня ведёт в стены парламента, то что ж тут сопротивляться.

Конечно, сначала, мне  многое было непонятным. Там такие собрались бояре, распальцованные. Все такие крутые. Я не понимал механизма работы парламента. Не знал его схем. Не понимал ещё всего того, что там происходит. Работа по избирательной компании мне была понятна, а внутренних схем украинского парламента я,  на тот момент, ещё  не знал. И начал руководствоваться в работе в нём теми романтическими идеями, которыми руководствовался  в своё время в школе, в комсомоле, в армии, в работе ялтинского и Крымского советов.

За несколько месяцев работы в парламенте я начал потихоньку понимать, что к чему, и что я здесь  могу сделать. Ко мне на приём  приходили люди. Я потихоньку начал вникать в те проблемы граждан, которые они меня просили помочь им решить. Но все эти мои действия, с позиции наработанного в будущем опыта, конечно же, выглядели  наивными. Ведь они все были локальными и фрагментарными. В то время, когда задача парламента в целом, и каждого депутата в отдельности, заключалась в решении  стратегических  вопросов  по развитию страны. А при обсуждении именно таких вопросов, действия каждого отдельного депутата, как выяснилось, были  ограничены  партийной дисциплиной. Которая, была банально проста: ты никто, и зовут тебя никак. Команда, как голосовать по тому или иному вопросу, поступала свыше. И если у меня появлялись какие-то вопросы на фракции, или появлялось желание высказать своё независимое мнение с трибуны  парламента, мне тут же заявляли:” А ты кто такой? Из Севастополя? А что собою представляет  ваша севастопольская  организация?”

А наша севастопольская партийная организация работала в первую очередь в интересах жителей города. Мы, когда её раскручивали в Севастополе, действительно поверили в те лозунги и планы, которые озвучивались  Партией регионов. И когда планы руководства партии расходились с интересами города, мы становились  на сторону Севастополя, что, как потом выяснилось, вызывало серьёзное  неудовольствие у руководителей Партии регионов.

Однажды, севастопольская партийная ячейка  в знак несогласия с действиями руководства Партии регионов объявила обструкцию одному из основателей партии, Рыбаку, который впоследствии стал  главою Верховной Рады Украины. То есть, в Севастополе была боевая организация. И люди искренне верили в то, что они делают. И только позже, когда я уже оказался в парламенте, я начал понимать, что собою представляет руководство Партии регионов. Какие у него  цели. И к чему оно стремится.

Поэтому я, с осени 2006 года, начал активно работать в тех направлениях, которые считал приоритетными для себя и своих избирателей. Это и вопрос русского языка, как второго государственного. И вопросы, связанные с антифашистской темой.  Ведь руководство Партии регионов неоднократно декларировало в своих предвыборных обещаниях предоставление русскому языку статуса  второго государственного языка. Декларировало, но ничего реального для этого не делало. И когда я обращал внимание  руководства на проблему русского языка, и на то, что этот вопрос, всё-таки, требует  решения, мне отвечали: “ Заткнись, ты кто такой? Для того, чтобы русский язык сделать вторым государственным,  нужно вносить изменение в Конституцию Украины. А для этого  нужно триста голосов. А где их взять?”  И поэтому, руководство Партии регионов, вопрос русского языка, откладывало в дальний ящик.

На фракции Партии регионов так просто выступать не дозволялось никому. Самостоятельности там не было ни у кого. Определялись те, кому поручено  было выступить, и именно им давали  слово. А  остальным выступать с трибуны не позволялось. Их удел был нажимать на кнопки по команде свыше, и этим всё для них заканчивалось.

Партией регионов руководили те, кто её финансировал. То есть,  люди с деньгами.  И они устанавливали правила внутри партии. Но, несмотря на такой жёсткий порядок, и в Партии регионов, и во фракции  партии в Верховной Раде,  находились люди, даже с донецкого региона, которые, всё-таки, имели своё мнение. Они подходили ко мне, спрашивали, чем мне можно помочь. И  иногда даже  помогали. И я на таких  людей опирался. Но, таких людей в Верховной Раде, к сожалению, было мало. А подавляющее большинство депутатов былитак называемыми кнопкодавами.

В чём заключался смысл всех политических партий, в том числе и Партии регионов? Смысл простой: я купил двадцать парламентских мандатов, двадцать проходных мест, и я на эти места  завожу своих людей. А для чего? А для того, чтобы мои люди, когда будет голосование по тем бизнес вопросам, которые меня интересуют, голосовали так, как будет нужно мне. Вот если Ахметов контролировал большую часть голосов, то ему, естественно,  отводилась и большая часть квот, согласно которых, в первую десятку лидеров общественного мнения в парламенте, заходили именно его люди: руководители предприятий, герои, орденоносцы. Они были лицом партии. И за проход в парламент именно эти люди не платили ничего. Их задача заключалась в том, чтобы  красиво смотреться, и  создавать  вид уважаемых людей. С их портретами делали бигборды. А на их фоне, красиво, показывали настоящего лидера. Это стандартная практика. Но даже и этим людям  многого говорить тоже  не разрешалось.

Это мой приход в парламент Украины  был действительно случайным, а остальные  туда приходили по строго расписанному плану и в строго обозначенном порядке. И у каждого такого прихода была своя цена.

Если говорить о Януковиче, то он, когда  руководил в Верховной Раде фракцией Партии регионов, до его назначения премьер-министром, как мне кажется, просто транслировал в парламенте волю Ахметова. И подчинялся этой воле. У Ахметова был контрольный пакет парламентской  фракции. И он сам был от донецких.  И он финансировал выборы. А они требовали огромных затрат. Да, финансировали выборы Партии регионов многие. Но ключевым игроком, всё-таки, был Ахметов. Поэтому и реальная власть и над Партией регионов и над её фракцией в парламенте, конечно же, была у него.

Ахметов и янукович

 

В различных печатных СМИ  и  на телевидении  при характеристике Партии регионов и её руководства очень часто употребляется термин «донецкие». И всев этот термин вкладывают разный смысл.

На Донбассе, как и везде,  живут разные люди. Но в основном, это труженики, которые когда-то  подняли промышленность Донбасса. А в период правления Януковича, поверив его обещаниям и заверениям,  колоннами вступали в Партию регионов, создав на Донбассе ядро этой партии. А сегодня, в то время, как  вся Украина оказалась под пятой у укро-бандеровского фашизма,  Донбасс, показав свой героический и твёрдый характер,  поднялся на борьбу с бандеровщиной.

Применяя в своих воспоминаниях, интервью, и публикациях, термин «донецкие», я никоим образом не хочу оскорбить донецкий край и его граждан. Под этим термином, я подразумеваю  тех, кто из Донбасса  пришёл во власть, и предал чаяния  и надежды  как жителей Донбасса, так и всех нормальных и здравомыслящих людей, живущих на Украине. Олигархи из Донбасса, обворовавшие свой народ, политики родом оттуда же,  предавшие своих избирателей,  чиновники, потерявшие совесть в погоне за личным обогащением, вот кого я отношу к категории «донецких». А честные и порядочные граждане Донбасса, как и честные члены Партии регионов, к этой категории не относятся. Они — достойные граждане своего героического донецкого края.

Так вот, я не помню, был ли Ахметов  в том созыве депутатом или нет, но в парламенте он почти не бывал. В парламенте вообще  была определённая группа  людей,  которые там  практически не появлялись. Они  пользовались депутатской неприкосновенностью,  организовывали контроль за своей фракцией,  назначали смотрящего, который контролировал, кто и как во фракции голосует, но сами  в парламенте не появлялись.  Но за работой фракции  следили строго. И если кто-то из депутатов фракции голосовал не так как нужно, его тут же вызывали на ковёр и  поясняли ему, кто он такой, чего в этой жизни стоит, и где он может оказаться за  такие  свои вольности.

На свой второй парламентский срок, в шестой созыв Верховной Рады,  я тоже попал практически случайно. И как я туда попал, я тоже узнал только через пять шесть лет. Как формировался  списочный состав парламента? Садились  три-пять человек, которые вносили деньги в выборную казну, и определяли: я вношу сколько то денег в выборную программу, и мне, с проходной части списка, сколько то мандатов. А я под эти мандаты выставлю своих людей. И вот когда инвесторы выборов «пульку расписывали», один из них говорит:” А давайте Колесниченко возьмём”. Его спрашивают:” Зачем?” А он отвечает:” А если нам придётся митинги проводить, кто на них будет выступать? Кто-нибудь из вас выйдет? “И это стало  решающим моментом моего входа в парламент во второй раз. О чём я узнал только лет через пять, спустя. И снова дело случая. Я, во второй раз, зашёл в Верховную Раду Украины, последним  проходным номером,  по списку от Партии регионов.

 

Юстас

***

Loading...

Статья написана автором, на основании интервью с Вадимом Васильевичем Колесниченко. Любые допущенные в статье неточности в событиях, датах, терминах или названиях, относятся на счёт автора.