Обход

Предыдущая глава здесь http://трымава.рф/?p=26028
Предыдущие главы большим куском здесь «Попаданец — мой папачос? Гл. 97-144″ http://samlib.ru/k/kuzxmin_anton_arkadxewich/igra7gourownjailimojpapaches-popadanecgl65bardaksartilleriej.shtml

Во время моего лечения я вёл достаточно активные переговоры прямо в клинике. Кроме того, меня посетили многие весьма высокопоставленные чиновники Российской Империи. В том числе и действующий монарх Николай II с супругой Алисой, вдовствующая императрица Дагмара и другие их родственники. За это время эскадра перешла из Одессы в Севастополь, отремонтировалась и отправилась назад. Разумеется, кроме обоих авианосцев, принятых в РИФ. Теперь оставалось решить вопрос о вложении вырученных за них средств. Собственно, заранее было решено, что я приобрету Артиллерийский завод в Мотовилихе и Пермский пороховой завод. Оба эти казенных завода из-за передачи заказов на другие русские заводы, принадлежащие франкоязычному капиталу, были на грани банкротства. Поэтому отдали их мне по весьма льготной цене. Ну и небольшие подарки различным казнокрадам. Однако оставались ещё неплохие деньги. Которые, вдобавок ко всему, ещё и быстро росли.

Испанские эскадры в это время занимались тем, что конвоировали захваченные суда САСШ от Гваделупы до Черноморских проливов. Старый УСС-1, также разгрузился в России, затем кое-чем загрузился и самостоятельно отправился домой. Во время перехода по Средиземному морю его всегда сопровождало несколько испанских кораблей. Ещё до выхода в Средиземное море УСС-1 посетил Румынию и Болгарию. Затем последовали Турция, Греция, Италия, Франция и два раза Испания. Везде он как выгружал, так и разгружал грузы, принимал на борт и высаживал пассажиров. Возле Мадейры он снова заправился от русского танкера и отправился на Гваделупу.

Груз и часть кораблей продавались в России. Часть кораблей давались в лизинг. Только договор лизинга имел один дополнительный пункт. Сумма, подлежащая выплате, не была твёрдой. Она колебалась в зависимости от линии, на которой использовалось судно. Судовладелец ежемесячно, а то и чаще получал два списка рекомендуемых и не рекомендуемых маршрутов. Соответственно, в случае первых сумма выплат падала, а вторых – росла из-за роста страховых выплат. Когда это касается одного судна, подобный пункт особого значение не имеет. Однако, когда количество судов с таким контрактом исчисляется десятками, есть возможность манипулировать количеством судов на линии и ставками на фрахт. Маленький козырь, но всё равно приятно!

Я за это время посетил Москву, Тулу, несколько уральских заводов и добрался наконец-то до Перми.

Но самые важные переговоры я провёл ещё в Петербурге с бывшим любовником Маргариты Трондайк и, по совместительству, однокашником по Академии моего русского токсиколога. Когда мои СБ вычислили, что от Маргариты ему идёт инсайдерская информация, позволяющая прокручивать удачные мелкие спекуляции на Санкт-Петербургской бирже, я дал команду спецслужбам на разговор с ним. К тому времени у них было довольно много информации, в том числе и компрометирующей, на этого бывшего военного врача. Однако он отказался плясать под дудку моих СБ. И вёл себя достаточно дерзко.

Переговоры были замаскированы под врачебный осмотр и консультацию. Мне довольно быстро удалось найти с ним общий язык. Начал я с того, что извинился за действия сотрудников своих СБ, проявивших «ревность не по разуму». «Добрый доктор» Антон Аркадьевич сделал вид, что поверил в мою искренность. Далее мы с ним вчерне обговорили принципы нашего сотрудничества. Он относился к тому типу людей, которые, в принципе, крайне не любят работать под чьим-либо началом. Однако, ради какой-то серьёзной цели могут наступить на горло собственной песне. В его случае это было видно хотя бы потому, что он закончил Академию, а затем служил в Сибири. Подал он в отставку только после окончания РЯВ и Революции, в конце 1907года. Он не скрывал, что не в восторге от политики правительства. И служить ему более принципиально не желает. Так что он уже два года жил в Санкт-Петербурге, нигде не работая.

Я рискнул выдать ему некоторую информацию, которую не имел права ему выдавать просто по определению. Однако я пошёл на это, чтобы сэкономить своё время. Чем каждый раз говорить ему, что надо делать, проще один раз проинформировать и поставить задачу. Всё остальное он сделает сам. Я до этого несколько раз имел дело с людьми, эффективно работающими только на очень длинном поводке. Поэтому сразу понял, как нужно вести с ним дела. Но так как у вас нет допуска к документам с грифом «Особой важности», то я не могу сказать вам, в чём заключалась его задача!

Самое интересное произошло на следующий день. Утром начальнику клиники пришло от него письмо. В нём он (не будучи токсикологом), в основном одобрил лечение, назначенное профессором. И дал некоторые рекомендации. А к письму приложил счёт на 50.000 рублей за мою консультацию. Профессор, получивший за свою консультацию на два порядка меньшую сумму, не знал, как себя вести и что думать. Однако я велел оплатить счёт. У профессора выпал глаз. В смысле, монокль! smile

продолжение написано и, возможно, будет опубликовано…

Loading...