В Украине чёрно-красный флаг есть символ бандеровского движения!

И ВДРУГ, этот святой, — для каждого бывшего комсомольца, ставших лютыми бандеровцами с незапамятных времён, — стяг, запретили в Польше! 
Знаете Польшу, братья? Ну это бывшая Малопольша, которая когда-то входила в Королевство Галиция и Володимерия? 
Ну Конгрессовка, с 1887 года которую больше знают по наиболее применяемыми словосочетаниям «губернии Привислинского края», «Привислинские губернии» и «Привислинский край». 
А с 1920 года уже как и полагается — Польша. Целых 19 лет!
Но вернёмся к флагу!

Чёрно-красный флаг является символом анархо-синдикализма и анархо-коммунизма.
Принципы анархо-синдикализма, как части профсоюзного движения, базируются как на анархизме, так и на социализме (в большей степени, чем другие антикапиталистические анархистские движения). Именно поэтому их флаг комбинирует чёрный цвет анархизма и красный цвет социализма.

Впервые чёрные и красные флаги использовались при восстании в Лионе в 1831 году.
Главный анархист мира и окрестностей граф Лев Николаевич Толстой!!!!
Наверное поэтому лучше чем граф и не скажешь, про анархизм.
Бандеровцы об этом знают? Ну конечно знают! Они ж, председатели советов пионерских дружин и комсомольские секретари, писали на пятёрку сочинения на темы:
-Лев Толстой — как зеркало революции!
-патриотизм в произведениях Л.Толстого. 
Читайте! 
Цитаты из книги «А-нархия» Л. Толстого, изданной на немецком языке, из-за которой Толстой был предан анафеме, которую не отменили по сей день!
Цитаты!

Можно понять, почему цари, министры, богачи уверяют себя и других, что людям нельзя жить без государства. Но для чего стоят за государство бедные, которым государство ничего не дает, а только мучает? Только оттого, что они верят в лжеучение государства.

Сильные мира кажутся великими только людям, которые стоят перед ними на коленях. Только встань люди с колен на ноги, и они увидят, что казавшиеся им такими великими люди — такие же, как и они.

Анархия не означает отсутствия всех вообще учреждений, но означает отсутствие всех учреждений, которым подчиняются насильно.

По жизни человека, по делам его, как теперь, так и тогда никак нельзя узнать, верующий он или нет.

Даже напротив в большей части случаев: нравственная жизнь, честность, правдивость, доброта к людям встречались и встречаются чаще в людях неверующих. Напротив, признание веры и исполнение наглядное обрядов большей частью встречается в людях безнравственных, жестоких, высокопоставленных, пользующихся насилием для своих похотей — богатства, гордости, сластолюбия…

Все или ничего!

Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм.
Патриотизм есть рабство.

Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни.

Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, ошибаться, начинать и бросать… и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость.

«Я ни за русское, ни за японское правительства, но за обманутый рабочий народ обеих стран, вынужденный воевать против своего благополучия, совести и религии.»
(Толстой 1904. Февраля 9/22 — Из письма Л. Н. Толстого в американскую газету «North American Newspaper»)

Нет величия там, где нет простоты, добра и правды.

Тех нескольких людей, которые угнетают всех, не нужно побеждать, не нужно от них защищаться, — они всегда побеждены, только бы народ не соглашался на рабство.

Когда среди 100 человек один властвует над 99 — это несправедливо, это деспотизм; когда 10 властвуют над 90 — это также несправедливо, это олигархия; когда же 51 властвует над 49 (и то только в воображении – в сущности же опять 10 или 11 из этих 51) — тогда это совершенно справедливо — это свобода.
Может ли быть что-нибудь смешнее такого рассуждения, а между тем это самое рассуждение служит основой деятельности всех улучшателей государственного устройства.

Тех нескольких людей, которые угнетают всех, не нужно побеждать, не нужно от них защищаться, — они всегда побеждены, только бы народ не соглашался на рабство.

Предстоящее изменение устройства жизни людей нашего христианского мира состоит в замене насилия любовью, в признании возможности, легкости, блаженства жизни, основанной не на насилии и страхе его, а на любви. И потому произойти это изменение никак не может от насилия власти.

Для непробудившегося человека государственная власть — это некоторые священные учреждения, составляющие органы живого тела, необходимое условие жизни людей.
Для пробудившегося человека — это люди очень заблудшие, приписывающие себе какое-то фантастическое значение, не имеющее никакого разумного оправдания, и посредством насилия приводящие свои желания в исполнение.
Все это для пробудившегося человека заблудшие и большею частью подкупленные люди, насилующие других людей, точно такие же, как те разбойники, которые схватывают людей на дорогах и насилуют их.
Древность этого насилия, размеры насилия, организация его — не может изменить сущности дела.

Для пробудившегося человека нет того, что называется государством; и потому нет оправдания всем совершаемым во имя государства насилиям; и потому для него невозможно участие в них. Насилие государственное уничтожится не внешними средствами, а только сознанием пробудившихся к истине людей.

Берегись всего, чего не одобряет Твоя совесть.

Когда солдаты стоят в прикрытии под выстрелами и им делать нечего, они старательно изыскивают себе занятия для того, чтобы легче переносить опасность. И все люди порой представляются такими солдатами, спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто играми, кто лошадьми, кто охотой, кто вином, кто государственными делами.

Все хотят изменить мир, но никто не хочет измениться сам.

Прочитали, казаки? И в чём Л.Толстой неправ? Если глядеть с сегодняшней колокольни? И без хамства, криков и выражений. В порядке дискуссии… И без анафемы.

 

 

Loading...

.