арго 3.50
Предыдущая глава здесь http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=24637

Предыдущие главы большим куском здесь «Попаданец — мой папачос? Гл. 97-144″ http://samlib.ru/k/kuzxmin_anton_arkadxewich/igra7gourownjailimojpapaches-popadanecgl65bardaksartilleriej.shtml

После 3мая 1909г. (по Н.с.) начали появляться первые сообщения о пропажах судов в районах чилийских портов. Аналитический отдел флажками отмечал места пропаж. И на картах юго-восточной части Тихого океана по воткнутым в неё флажкам было видно, как могучая сила быстро двигалась вдоль побережья. Потом появилась настоящая бомба. Во французском кинематографическом журнале появилось сообщение логрийской кинематографической компании, занимающейся съёмками процесса подъёма затонувших судов и принадлежащую ЭПРОНу (Экспедиция Подводных Работ Особого Назначения) . Фирма сообщала, что приступает к съёмкам фильма «Правда о Робинзоне Крузо» по роману Даниэля Дефо прямо на островах Хуан-Фернандес, где в своё время и жил прототип главного героя. Вроде как договор с местным бароном уже подписан. Номер, как положено, вышел, и только через некоторое время возник вопрос, как можно подписывать договор с бароном, если Чили – республика? Оказалось, что титул барона островов Хуан-Фернандес был дарован Императором Логрии принцу Эдуарду. И в данный момент кинематографисты вроде уже находятся на пути к островам. А то и вовсе приступили к съёмкам.

А вообще спецслужбы докладывали, что практически всё ближайшее окружение принца Эдуарда последнее время начинает охреневать от перемен, происходящих с принцем. Раньше ему нравились всякие взрывающиеся штуковины. Особенно связанные с флотом. В общем-то, и линейные крейсера ему нравились в первую очередь потому, что у них самые крупные орудия. Потом наступил так называемый «пиратский период». После ограбления чилийских портов Эдуард перечитал кучу литературы о пиратах, завёл попугая, умеющего кричать «Пиастры!» ну и так далее. Я подсмеивался – вроде взрослый дяденька, отец, наследник престола и практически мой ровесник. А детство до сих пор в одном месте играет. Однако, кроме этого, Эдуард всерьёз заинтересовался морским делом. Даже таким сложным разделом, как навигация. Учителей себе подогнал, как пацанёнок радовался, когда в первый раз смог самостоятельно широту и долготу определить. Правда, как утверждали злые языки, точка нахождения его корабля почему-то получилась где-то в Андах, но ведь определил же! smile

Но самое главное – стало сильно меняться его ближайшее окружение. Товарищи для безумных выходок постепенно уступали места серьёзным людям. И некоторые из них иногда могли в глаза сказать правду… Не исключено, что когда-то он станет по-настоящему серьёзным игроком. Так что пришлось активизировать сбор информации о нём…Так сказать, на перспективу…

Должность принца-регента вроде как должна быть проще императорской. Всё-таки и населения в 2 раза меньше и нет проблем с союзниками и вассалами. Да и соседей меньше. Но, как оказалось, другие проблемы не давали жить спокойно. Дело в том, что одно дело быть законным императором и совсем другое дело – чувствовать, что все вокруг считают тебя временщиком. Особенно плохо это для армии. У тестюшки некоторый бардак был с армией. И в министерстве и в генштабе. Местные вояки чуть ли не в открытую пытались демонстрировать свою независимость.

Впрочем, «строить» этих умников, мне было не привыкать. Так как до сих пор приходилось играть роль более больного человека, чем я был на самом деле, устроил служебное совещание во дворце и, традиционно, лёжа. Лёжа послушал доклады о состоянии дел в армии и о перспективах военного строительства. А потом перешёл к текущим вопросам. В данный момент решался вопрос с отправкой войск в будущие заграничные территории. Казалось совершенно естественным отправить туда морскую пехоту и горнострелковые войска. Но у меня была информация, которая требовала изменения первоначальных планов. Однако умники из министерства и генштаба вовсе ничего не собирались менять. Вопрос был прост до банальности. Войска во время загранплавания должны были получать очень нехилые командировочные и премиальные. Разумеется, военные чиновнички придумали способ заставить посылаемых в выгодную командировку заранее немножко поделиться будущими доходами.

Так что когда я начал говорить, что вместо морской пехоты и горных стрелков надо послать вновь сформированные по логрийским штатам отдельные пехотные батальоны, на это решение обрушился вал критики. Однако я очень настойчиво повторил ту простую идею, что элитная пехотная часть вроде морпехов или горных стрелков требует для своей подготовки минимум 5 лет, тогда как обычную пехоту можно легко подготовить за год. И что я хочу удвоить количество морпехов и горных стрелков. И разделить имеющиеся батальоны пополам. А вместо них отправить обычные пехотные батальоны, которые недавно получили новые миномёты и артиллерию и были переформированы на новые штаты. Тем не менее, моё требование наткнулось на вежливый отказ. Хотя вежливым он был только по форме. По сути, местные вояки послали заезжего фраера в эксклюзивный эротический пеший тур. smile

На следующий день мою тушку на носилках занесли прямо на заседание кортесов. (Моя криво улыбающаяся физиономия на следующий день была перепечатана из «Пагины-6» многими другими газетами). Выступил перед депутатами. Рассказал, как я хорошо справлялся с обязанностями Верховного Главнокомандующего Логрийского Союза. И как я вижу свою роль и место в структуре власти Мальвинии на период Регентства. Напомнил, что страна вообще-то вроде как воюет. И что это подразумевает некоторую дисциплину, во всяком случае, в армии. А любое иное положение дел приводит к совершенно неоправданным потерям и расходам. Напомнил, что до сих пор мне удавалось вести войну с минимальными потерями. Более того, уже вырисовывалось, что по предварительным итогам войны Логрийский союз получал неплохую прибыль. И ограбленные города, и захваченные корабли стоили гораздо дороже, чем потраченные на набеговые операции средства. Но всё это меркло по сравнению со стоимостью территорий и преференций, которые можно было получить по итогам войны. Даже уже подписанные между Францией и Мальвинией предварительные договоренности предполагали дополнительные доходы, сравнимые с годовым бюджетом. Однако при определённом уровне раздолбайства можно ведь и проиграть войну. Или же заплатить за неё слишком уж большую цену.

А дальше стал выкручивать руки депутатам кортесов. И поставил вопрос ребром – или я получаю на время ведения боевых действий ту полноту власти, которую считаю нужной и достаточной, или же обращаюсь к народу напрямую и требую досрочных парламентских выборов. Напомнил и многовековую историю Рима, когда на время войны назначался диктатор. Впрочем, значительная часть министров поняла, куда ветер дует. Хотя ещё сутки назад думала совсем иное. И премьер-министр выступил в мою поддержку. Были и другие выступления. Напомнили мне и разгон Имперского Генштаба, и про последствия нежелания слушать специалистов. Впрочем, я перебил выступающего, и поинтересовался, где он видел специалистов? Несколько человек угодливо хихикнули, зал подхватил, и я снова взял инициативу в свои руки. В том-то и была проблема, что люди, почему-то мнящие себя специалистами, требуют, чтобы их слушали. Но нести ответственность за последствия своих «мудрых советов» категорически не согласны. Так сказать, пытаются разделить власть и ответственность.

В общем, под конец моего выступления зал аплодировал мне стоя. Впрочем, я не строил никаких иллюзий по поводу своего ораторского таланта. И отлично понимал, сколь огромную предварительную работу пришлось провести с каждым депутатом и министром представителями моих СБ. Так что у вояк в принципе не могло быть шансов в конфликте со мной. На следующий день сделал перестановки в Генштабе и министерстве обороны. И занялся другими, более важными делами. Впрочем, не все вояки восприняли своё поражение спокойно. Некоторые начали вопить по поводу странностей покушений, в результате которых я почему-то остался жив, а жена и тесть, стоящие между мной и троном Мальвинии, почему-то погибли. Более того, похожие разговоры пошли и по поводу смерти настоящего барона Бау и моей матушки.

Спускать подобные оскорбления было непозволительно. Поэтому возмездие было быстрым и неотвратимым. Несколько офицеров из морской пехоты и горных стрелков написали заявления о том, что вынуждены были дать взятки за право попасть в загранкомандировку. И дали интервью для прессы. И если до этого, наводя порядок и подгребая под себя военное ведомство, я ограничивался только понижением в должности, то теперь наказал по полной программе. Значительному количеству вояк были предъявлены обвинения в коррупции, а нескольким – так и вовсе в государственной измене. Дальше был торг с правосудием. Признавшие свою вину отделались небольшими сроками с частичной конфискацией. Остальных ждал длительный процесс, в результате которого они могли и с жизнью распрощаться на эшафоте. После этого больше желающих оспаривать мою власть в Мальвинии не нашлось. И с этого момента мои решения никто не пытался игнорировать столь явно. Ну, понятно, на какое-то время…

Вокруг этих событий велась громкая шумиха в прессе, в том числе и иностранной. И тут началось! 11 мая 1909г. (по Н.С.) «Пагина-6» сообщила своим читателям, что принц Эдуард высадился на острове Пасхи и принял титул герцога Тихоокеанского, дарованный ему Логрийским Императором. 15 мая «Дигнидад» снова обстрелял прибрежные города на севере Чили. Но самой важной новостью от 15 мая была вовсе не эта! В Аргентине произошёл государственный переворот. Группа парламентариев (в первую очередь крупных землевладельцев и владельцев мясоперерабатывающих заводов) устроили парламентские дебаты. Так как тема была весьма важная, монаршие особы присутствовали. И тут прямо во время дебатов раздаётся несколько выстрелов и в зал врывается подразделение, принявшее сторону мятежников. Первые выстрелы, разумеется, были по охране, затем по королевской чете. Точной информации не было – погибли ли монаршие особы сразу или же получили тяжёлые ранения. Ибо начиная с этого момента всё пошло наперекосяк. Дело в том, что невестка Леонсио Санчеса, Маргарита Трондайк заехала поболтать с двоюродной сестрой Иринуцей, которая, кроме всего прочего была свежеиспечённой аргентинской королевой. Прошлое сестрёнок было достаточно туманным. Маргарита, например, имела проблемы с русской охранкой и таможенниками в Финляндии. Минимум один случай нелегального перехода границы точно известен. И не попалась она тогда только благодаря угрозе применению оружия. Видимо, с годами она вовсе не остепенилась. При первых же выстрелах Маргарита упала на пол ложи. Когда стрельбу перенесли с королевской ложи на группу промонархических парламентариев, Маргарита встала и открыла стрельбу по нападавшим. В руках у неё было что-то вроде небольшой автоматической винтовки с огромным магазином. Сначала она просто скосила основную группу нападавших одной длинной очередью, затем добила одиночными выстрелами оставшихся. Тут как раз подоспели королевские гвардейцы.

Если верить газетам, то после этого король с королевой были перенесены в соседнее помещение, где им оказывалась врачебная помощь. И вроде как в присутствии нотариуса они назначили Маргариту и её мужа Эстебана Санчеса регентами до момента совершеннолетия их дочери Читы. Проблема была в том, что почти одновременно с этим на Эстебана и Леонсио Санчесов тоже было совершено удачное покушение. Была попытка покушения и на Альфонсо Санчеса, но более красивая. Кто-то пытался испортить управление его самолёта. Однако это было своевременно обнаружено техником его самолёта. Одновременно с этим появился на политической арене бывший президент. После коронации Пабло I помиловал его своим указом. И экс-президент просто оправился в своё имение. А теперь объявил, что в такой трудный час он единственный, кто может спасти отечество. И приказал арестовать Маргариту Трондайк, Альфонсо Санчеса и принцессу Читу. Аргентинской армии в Чили велел через тот же перевал вернуться в Неукен, а далее, велел следовать на юг, на помощь другой аргентинской армии. Той же аргентинской армии, которая блокировала обе чилийские в Патагонии, приказал снять блокаду, поделиться продовольствием и захватить угольные и нефтегазовые месторождения в районе Рио-Гальегос. Чили и САСШ он предложил союз. Логрии объявил войну. Всем союзникам и вассалам Логрии предложил помочь в низвержении логрийской тирании, обещая расплатиться территориями Логрии. Остальных просил не мешать.

Самое неприятное было то, что корпус морской пехоты САСШ, находящийся в 60км северо-западнее Буэнос-Айреса, за истекшее время пополнился моряками с утопленных кораблей, отдохнул, переформировался и двинулся к столице. У Маргариты было не так уж много войск. В районе столицы их вообще никогда не было много. Основные армии стояли ближе к границам с соседями. Однако 60км сложно пройти за одни сутки. А как только стало известно о начале движения морпехов к городу, войска Маргариты сыграли на превосходстве в авиации. На автодроме юго-восточнее Буэнос-Айреса оставалось довольно много «Хомбрэ-Лобо». Но это были те самолёты, которые когда-то сделали перелёт через всю Аргентину. А потом бомбили французские, английские и чилийские корабли возле Буэнос-Айреса, Ла-Платы и Вальпараисо. И ресурс их двигателей был выработан до последней крайности.

Однако «не «Оборотнями» едиными богата логрийская авиация!» (С) smile На этом же автодроме данный момент базировалось два бомбардировочных полка «Бобров». И отдельная эскадрилья «Гидр». А это тот же «Бобр», только поставленный на поплавки. То есть сотня боевых машин. Двигатели на них стояли прошлогодние, менее мощные, однако их было сколько угодно. А так как работать им приходилось не с коротких грунтовых полос полевых аэродромов, а с километровых асфальтобетонных полос автотреков, то брать они могли запредельную нагрузку.

Морпехи САСШ сохранили или отремонтировали часть австро-венгерских зенитных бронеавтомобилей. 2х и 2,5дюймовые пушки могли стрелять выше, чем 4км потолок «Бобра». Однако стрелять и попасть – это разные вещи. Всё-таки эти первые зенитные САУ создавались для борьбы не с самолётами, а с привязными аэростатами. Перед «Бобрами» не стояла задача попасть в зенитки. Они имели приказ замедлить движение колонн морпехов. Поэтому они шли под небольшим углом к дороге, как бы перечёркивая её. Обычно при такой методе одна 10кг бомба из 25 гарантировано попадала точно в середину дорожного полотна. Остальные, разумеется, попадали гарантировано дальше от дороги. В принципе, этого уже было достаточно, чтобы на какое-то время застопорить движение по дороге. Если каждые полчаса выпускать с автодрома по «Бобру», то можно очень сильно застопорить движение. А ведь можно и чаще и больше!

Зенитчики, понятно, тоже не зевали. Несмотря на несовершенство техники и отсутствие настоящего опыта, дважды им везло – были прямые попадания. Ещё несколько машин было повреждено. Впрочем, главная задача была выполнена. Движение морпехов к Буэнос-Айресу было застопорено, из графика они выбились. А вот тут-то и пришло время сюрпризов! В 50км восточнее Буэнос-Айреса ныне покойная Иринуца Трондайк де Маркес когда-то построила яхт-клуб. Обычно все проходящие мимо суда Логрийской империи причаливали здесь. Команды могли отдохнуть, разгрузить или загрузить нужное. Если возможностей яхт-клуба не хватало – ровно в 50ти км строго на юг был автоклуб. Туда шла и железная и великолепная шоссейная дорога. Поскольку обе также принадлежали сеньоре Маркес, как и земля вокруг, то проблем с быстрой доставкой личного состава из автоклуба в яхт-клуб и обратно никогда не возникало.

Не было проблем и со скрытностью размещения войск. В ангарах можно было разместить чуть ли не армию. А с учётом развитого гостиничного комплекса – разместить её комфортно и, главное, нормально её кормить и снабжать. В данный момент в яхт-клубе, автоклубе, на подходящий или отходящих судах было 8 усиленных отдельных батальонов Логрии, её союзников и вассалов. В том числе 4 – мальвинских. Ещё по 2 мальвинских батальона должны были прибыть через сутки и двое суток. Самое приятное было то, что в составе логрийского отдельного батальона морской пехоты была мотострелковая рота. А в её состав входил танковый взвод из трёх лёгких танков Т-1м «Стрекотун». Новенькие машины этого года выпуска вместо танкового варианта пресловутого 1, 75 дюймового Орудия Прямой Наводки имели более лёгкую артсистему. Это был танковый вариант батальонного орудия того же калибра. Экономия в 400кг в орудии, устанавливаем в башню, позволила многое. Но самое главное – более мощный двигатель и размещение на танковой башне вместо 5 линейного нового 6 линейного (15, 24мм) зенитный пулемёт. Такой же пулемёт ставился и на новую модификацию гусеничного бронетранспортёра. Кроме того, в роте были бронетранспортёры, у которых вместо такого пулёмёта стояли зенитные пушки. Или 3,5 дюймовая или 1,25дюймовая автоматическая пушка. Любое их данных средств поражения был крайне опасно для зенитных легкобронированных австро-венгерских ЗСУ. Вдобавок ко всему, рота сделала классическую засаду. На дистанции в километр попасть в движущуюся бронированную цель крайне непросто. И обзор неважный и оптика примитивная и рассеивание – не приведи Господь. Поэтому логрийские Т-1м и зенитные бронеавтомобили САСШ довольно-таки безрезультативно обменивались выстрелами. Расположенные гораздо дальше БТРы с 3, 5дюймовыми зенитками работали шрапнелями по тому месту в колонне, где была артиллерия. Затем перешли на пехоту. БТРы с автоматическими зенитками тоже сначала полоснули по артиллерии, затем перешли на Зенитные Самоходные Установки. Полукилограммовый 32мм снаряд даже с полутора километра мог пробить столь легко бронированный бронеобъект насквозь. А скорострельность в 100выстрелов в минуту позволяла очень быстро не просто добиться попадания, а превратить такую ЗСУ на базе броневика в решето. Кроме того, с другой стороны дороги, но гораздо ближе, была ещё одна засада. Там находились логрийские морпехи, у которых были тяжёлые крепостные ружья. При том же калибре, что и зенитный пулемёт, они стреляли одиночными и не могли попасть в движущуюся ЗСУ издалека. Поэтому их расположили так, чтобы когда основная засада начнёт огонь, ближняя могла, изредка постреливая, вести огонь как в тире. К тому же открытие огня этой засадой по времени совместили с авианалётом.

Через некоторое время противник сориентировался и попытался атаковать ближнюю засаду. Однако в мотострелковую роту входили и два БТРа с 4, 8 дюймовыми полковыми миномётами. Постоянно висящий в воздухе «Бобёр» не позволял вражеским войскам проводить какой-либо маневр скрытно. Так что тормознули гринговский корпус на подступах к столице очень основательно. Ночью были небольшие стычки. Морпехи САСШ показали себя классными воинами. Но, тем не менее, до утра зацепиться за северо-западную окраину Буэнос-Айреса морпехи не успели. Под утро их серьёзно обстреляли флотские орудия главного калибра. Однако ближе к утру Объединённый Атлантический Флот на всякий случай отошёл — существовала вероятность, что часть береговых батарей восстановлена и получила снаряды. И не ясно было – примут ли они сторону Маргариты или сторону мятежников.

В общем, к полудню морпехи САСШ зацепились-таки за северо-западную окраину Буэнос-Айреса. Но к этому моменту их наступательный порыв изрядно иссяк. Слишком большие потери понёс корпус от налётов, засад, обстрелов. В самом городе им пришлось впервые столкнуться с огнемётами. Вид сгоревших заживо людей действует на неокрепшие души крайне деморализующе. И ещё. Логрия со старыми союзниками не могла производить одновременно много разных видов стрелкового оружия. В этом, 1909году логрийские заводы производили 6линейный зенитный пулемёт, «тяжёлое крепостное ружьё» для охоты на слонов (и бронетехнику) того же калибра и 3линейный ручной пулемёт Мадсена 3модели. Завод на территории западно половины Магеллании, доставшийся вместе с территорией при её разделе Логрии, перешёл на производство текстильного оборудования. Но в некоторых цехах продолжалось производство 7,62 мобилизационных карабинов со складным прикладом. Завод короля Константина передал производство полуавтоматических винтовок на завод Фолклендии. И гнал пистолет Фёдорова весь 1908год. В этом году перешёл автоматические винтовки того же автора. Старый логрийский вассал тупо производил трёхлинейные винтовки. Правда, полуавтоматические, Бараева, со съёмным магазином на 20 патронов. Потому что оружие мало один раз произвести. Надо всё время восполнять естественную убыль и боевые потери.

А вот мой покойный тестюшка участия во внутрисоюзном разделении труда толком не принимал. В 1907году он насытил свои войска станковыми пулемётами Максима. В 1908году стал производить полуавтоматические трёхлинейные винтовки Бараева, по техдокументации, предоставленной королём Константином по моей личной просьбе. А в 1909году тестюшка собирался вновь вернуться к производству пулемёта Максима, но уже новой модификации. Так как климат на крайнем юге весьма суровый, то изготавливать решили с очень большим отверстием в кожухе охлаждения. Чтобы можно было не только воду в кожух заливать, но и снег засыпать. Ну, понятно, заодно и массу мелких усовершенствований ввели. И надёжность повысили и технологичность.

В Логрии ротный пулемёт был 4линейным на универсальном станке. То есть в круглом окопе он обычно стоял в положении для зенитной стрельбы. А в случае работы по наземных целям его переставляли в другое положение и прикрепляли щиток. Универсальность имела свою цену. И то и другое дело он делал плоховато. Для зенитного были малы досягаемость по высоте и темп стрельбы. Для ротного – слишком скорострельный и быстро перегревается. Однако с учётом того, что каждое пехотное отделение должно было получить ручной пулемёт Мадсена, а в батальоне были более мощные 5линейные пулемёты, вместе всё получалось неплохо. Однако возможностей Логрии по производству крупнокалиберных пулемётов с большим трудом хватало для комплектования только собственной армии. А на ней висели ещё и армии союзников и вассалов. Тем более, всё равно новейшие пулемёты шли сначала в имперскую армию, а потом всем остальным. И тестюшка хотел иметь собственное, независимое производство пулемётов.

Однако ещё в бытность мою Императором Логрии с очень большим трудом его удалось отговорить от производства «максимок» в 1909году. Дело в том, что за 1907 год их наклепали 8400штук. Это хватало на армии всего Логрийского союза и мобзапасы! Если полностью загрузить разросшийся за два года завод, выросший опыт рабочих и технологичность, то за 1909 получилось бы произвести более 12тысяч этих пулемётов. Но тестюшке (не тем будь, помянут) попала шлея под мантию! Хочу производить пулемёты самостоятельно – и точка! Такова моя монаршая воля! В процессе убалтывания он получил техдокументацию для производства всей линейки автоматического оружия всего Логрийского союза. Но всё равно заявил, что будет производить пулемёт Максима! И только после его смерти выяснилось, что хитрый старик просто валял дурака! Только сейчас вскрылось, что он как гнал полуавтомат Бараева так и гонит! За 1908 наклепал 24 тысячи, а в этом, благодаря расширению и возросшему опыту запланировал 32400! Впрочем, с учётом замены части оборудования на новейшее, вообще получалось 48960. Но это не афишировалось –война всё-таки! Так что к концу года основная часть мальвинских войск первой линии перевооружилась бы этой системой.

Так вот, отдельные батальоны, переформировываемые для имперских нужд, были насыщены и пулемётами Максима и винтовками Бараева. Перед отплытием ещё получили от короля Константина и огнемёты и инструкторов. Так что и огнемёты немножко применяли. И окончательно поставили точку в давнем споре по поводу типа оружия одиночного бойца. Суть спора была в том, что стОит ли идти на резкое повышение цены оружия одиночного бойца ради весьма незначительного улучшения характеристик? Если производить адаптированный Логрийский вариант русской комиссионной винтовки обр.1891г., то в первый год производства одна штука (при полной загрузке завода) обходится в 12 реалов. Второй год -10 реалов, третий и последующие — 9,6 реалов. Полуавтоматическая винтовка с тремя магазинами по 20 патронов — 60, 50 и 48 реалов соответственно. Ровно в пять раз больше. Разница в реальной скорострельности на поле боя различается не так уж сильно. Но самое страшное отнюдь не это! Основными потерями пехоты являются потери от огня артиллерии. Так вот, когда тяжёлые снаряды перепахивают расположение пехоты, то они с одинаковым успехом перепахивают и винтовки по 12 реалов и винтовки по 60 реалов. Да и винтовки на 100тысячную армию в первом случае обойдутся в миллион, а во втором-5 миллионов.

Тем не менее, практика ведения боевых действий показала, что эти огромные дополнительные затраты сейчас себя вполне оправдали. В данный момент 8 батальонов, приблизительно 6тысяч человек, пусть и поддержанные авиацией и артиллерией, легко сдержали порыв 30титысячного корпуса. Тогда первый корпус второй аргентинской армии подошёл к Буэнос-Айресу, у его командующего не было вопроса, какую сторону поддержать. Ибо было видно, что морской пехоте САСШ просто позволили занять окраину города, чтобы втянуть в затяжные бои. Как только войска увязли на окраине Буэнос-Айреса, откуда-то нашлись двигатели для «Хомбре-Лобо» Да и странно было бы, если бы не нашлись! К этому моменту их произвели больше 4хтысяч. И выкроить 160 штук для двух полков не представляло сложности. Проблема была лишь в том, чтобы доставить от района Магелланова пролива до Буэнос-Айреса. Если очень прижмёт, линейный крейсер может доставить этот груз чуть больше, чем за сутки. Однако к чему было жечь котлы на максимальной скорости? В нужный момент просто пришёл приказ, какие две недели как доставленные парусной шхуной опломбированные ящики вскрыть. Оказалось, что в ящиках вовсе не запчасти для госпитальных коек (как это значилось на маркировке) а новенькие двигатели! Автомеханики были не просто натренированы в скоростной замене двигателей. Они раз в неделю устраивали соревнования по этому виду спорта. По руководящим документам замена двигателя -4часа. Иммигранты из России плохо знали испанский. И совершенно искренне считали, что речь идёт о двух двигателях. И тренировались до упаду. Но главное – пошевелили мозговой извилиной и за предыдущие полтора месяца сильно рационализировали процесс. Поэтому, когда одним самолётом занимались две бригады, процесс замены обоих двигателей занимал от 82 до 94минут. Просто вечером вскрыли ящики, перекрыли выход с автодрома и телефонную связь. А рано утром «Оборотни» с уже привычным жутким воем перепахали северо-западную окраину Буэнос-Айреса. 20тонн бомб каждые два часа. Так что удар в спину был что-то вроде удара милосердия. Просто добили обречённого. У командующего аргентинским корпусом, как выяснилось потом, до последнего момента были некоторые сомнения – то ли стать на сторону Маргариты, то ли присоединиться к морпехам САСШ. И помочь им сбросить немногочисленных изменников и иностранных наёмников наглой узурпаторши в море. Однако, посмотрев результат одного из налётов, он сразу прозрел! И понял, что Маргарита – законная королева! И помочь ей утопить в крови проклятых гринго и примкнувших к ним изменников – его долг как офицера и дворянина! Так что, получив в спину «удар милосердия», к 21 мая последние морпехи сдались. После этого стали капитулировать чилийские котлы на юге страны. Дольше всего держался центральный котёл, где была почти вся армия последнего чилийского союзника во главе с их королём Адолфо Эскудеро. Но, в конце концов, покорились неизбежному и наиболее стойкие. К концу мая на территории Логрии, её союзников и вассалов, вражеские солдаты были только в одном положении – военнопленных.

продолжение следует…

Loading...