Народная мудрость от приблатнённой части наших дорогих сограждан,гласит, что понты  иногда бывают дороже денег.  Ну что ж, может быть оно и так. Может быть, понты иногда кому-то в жизни и помогали. Ведь пословицы и крылатые изречения  на пустом месте -не возникают.  Сам в молодости  иногда к ним прибегал, дабы повысить свой статус в глазах потенциальных партнёрш по сексу. Помните, как у Высоцкого , «… А отец у меня, говорил, генерал…».  Но,  пора молодости  проходит, а вместе с нею  у нормальных людей  проходят и понты. У кого-то они исчезают полностью, у кого-то – частично,  а кого-то  и в последний путь с этими самыми понтами  провожают.

Свидомые «герои»  на пару с «патриотами», похоже, относятся именно к той категорию, которая  с этими самыми понтами  и в мир иной отойдёт. Ну, если их  к этому моменту  к стенке не припрут, ибо стенка, как показывает практика, уровень понтов понижает значительно.  В том числе и у «героев». Что-то я не припомню, чтобы «герои» с «патриотами»  в Иловайском «котле»   пальцы гнули  и про какого-то Славика с Украины  кричали. Наоборот, как говорят люди знающие, они  выходили оттуда молча  и без особого «героизма». И без национальных  и бандеровских понтов. А если по-простому,   как побитые собаки. Ну что ж,  это такой «особый героизм», отличающийся от настоящего героизма, который проявляли наши отцы и деды, погибавшие в схватках с врагом, со словами  «Умираю, но не сдаюсь., или «Велика Россия, а отступать некуда,  за нами Москва»,  нынешние  «герои» — бандеровцы, совместно с  «патриотами» — бандеровцами,  руководствуются  другими принципами. Теми, которыми руководствовались и их позорные предки.  Об этих «геройских» принципах  гласит  другая народная мудрость:  « молодец против овец, а против молодца  сам овца».

Ну да что же это я всё о прошлом «героев»,  да о прошлом.  Как будто об их  сегодняшнем   рассказать нечего. Есть о чём рассказывать,  есть. И впервые за свою многолетнюю публицистическую деятельность  не знаю даже, с чего начать.  Какими словами  и как описать то европейское «счастье», которое свалилось на «свидомых героев» и «патриотов». Так сказать упало. И  прямо на голову.

Итак, наступил 2018 год,  а вместе с ним  из-за океана  на «европейскую» украинскую землю  пришли и новые, дополнительные,  «европейские» стандарты  и новые  реалии,  которые  бандеровцы  встретили с «оптимистическими» плакатами. Хотя   и с небритыми рожами  и в рваных обносках…

патриоты

Не остался в стороне и «цивилизованный  запад». Он, как когда-то  и пророчил незабвенный Остап Сулейман Берта Мария Бендер Бей, тоже Украине помог. Прислал в «европейскую» и «демократическую» для стабилизации её финансового состояния  нового главу Приват Банка. Я не физиономист,  но, глядя на физиономию нового главы, меня начинают терзать смутные сомнения,  а не родственник ли это прославившегося  раздеванием  до гола на зимнем  майдане  казака — Гаврилюка ?  Уж больно  рожи похожие. Да и отпечатки  «интеллекта»  на этих рожах  похожи тоже. Надеюсь, что новый глава  доведёт начатое дело на Украине госпожой Яресько  до логического завершения. И что это «логическое завершение», по всем прогнозам, закончится в наступившем году.

приват

Ну это, так сказать, «новогодние подарки» от «друзей». А что же сами «свидомые» ? Как встретили, как отметили наступивший год. Что пили и чем закусывали? Много ли было веселья? Водили ли хороводы? Было ли счастье у них на эти новогодние праздники? Ведь встречали не просто Новый год, а по всем параметрам встречали  год судьбоносный. Ведь нельзя же бесконечно находиться на мостике  между отсталой российской азиатчиной   и светлым «европейским будущим». Пора  уже с мостика  в это «светлое будущее»  вступать. А то на мосту, да на холодном ветру, да без европейских удобств, можно и таво… Дуба дать. Поэтому, в этом году Украина и её «свидомые» граждане, или вступят в Европу,  или… Одним словом, во что-то вступят. А вот во что, этот год покажет.

Итак, нынешний Новый год  для подавляющего большинства  «патриотов» прошёл  по-европейски  скромно. Без «азиатских излишеств». Без колбасы, мяса, рыбы, и прочих, неприемлемых Европой вредных яств. В основном, на столах  присутствовала  толчёнка  из картошки,  квашенная капустка, и, незаменимый атрибут Нового года, винегрет. Из горячительных напитков в основном  домашние «виски», именуемые самогоном. Запивалось всё это –огуречным или помидорным рассолом. У тех  кто побогаче на столах присутствовали жаренный карась и сельдь под шубой. А точнее под шубой вместо сельди была  порубленная на мелкие кусочки  солёная килька. Всё это посыпалось тёртым буряком, смазывалось майонезом  и под самогон  шло как по маслу.

В былые годы, да в те же  времена диктатора Януковича, на Украине все нормальные граждане, за исключением особо упоротых «патриотов», Новый год встречали дважды. Первый раз по московскому времени, а через час  по времени киевскому. Новый год по Москве  отмечали  салютами во дворах, которые продолжались  почти до встречи Нового года  по киевскому времени.  После встречи Нового года по киевскому времени  половина города, запасшись выпивкой и закуской,  выходила на площадь, где была установлена  центральная городская ёлка. А уже возле ёлки  веселье длилось  почти до самого утра.

В этом году  всё происходило сугубо  по «европейски». Без криков. Без салютов. Без походов к городской  ёлке. Всё  «по цивилизованному». Тихонько выпили. Каждый сам у себя. Тихонько, исключительно в соответствии с «европейскими стандартами», закусили. И бай-бай. А кто-то выпил даже не дожидаясь двенадцати  ночи. И тут же бай-бай. Ну а что тянуть. Выпил, тёртым буряком закусил, да и будя. Зачем идти к ёлке? И главное, с чем туда идти? С буряком что ли?  Возле ёлки народец конечно присутствовал. Редко, но был. В основном молодёжь, ищущая приключений. Гопники, ищущие пьяненьких клиентов,  гоп-стопники, ищущие возвращающихся с гостей богатеньких прохожих, и путаны, готовые, в соответствии с «европейской свободой» за небольшое вознаграждение удовлетворить любые фантазии клиента  прямо под ёлкой.

На святой вечер, шестого января, я был приглашён в гости к своим знакомым. К нормальным знакомым. Без бандеровских заморочек. Испив из кубка, и отведав разносолов  в рамках «европейской цивилизации», я, поблагодарив  хозяев за радушный приём, отправился восвояси. Но душа, разгорячённая принятым  на грудь   в гостях алкоголем, затребовала продолжения банкета. К счастью, возле моего дома располагалось небольшое кафе, где я  и намеревался добавить к ранее выпитому под лимончик  рюмашечку палёной водочки.  Трезвым, меня в это кафе  и трактором не затащили бы,  но, учитывая то, что я уже был под  шефе,  и, руководствуясь народной мудростью о том, что свинья грязи всегда найдёт, я  уверенно переступил порог того злачного заведения, которое  ещё совсем в недалёком  прошлом  посещал весь «цвет» нашего города: картёжники, напёрсточники, гоп-стопники, карманники, жрицы любви и любители бильярда. Раньше  данное заведение напоминало тот притон, в котором капитан Жеглов  из фильма «Место встречи изменить нельзя» учил игре в бильярд  небезызвестного Копченого. Я в нём был один только раз,  и то  очень давно. Раньше  в этом заведении  народу было набито битком. У барной стойки  за горячительными напитками  стояла очередь. На шесте, в центре зала, постоянно  крутилась какая-то полуобнажённая путана. За столами восседала местная блатота.  У бильярдных столов  куча зрителей. А за самими бильярдными столами, с киями в руках и сигарами в зубах, важно расхаживали местные «мастера бильярда». На бортах бильярдных столов, согласно местным обычаям, были расставлены рюмки  игроков  с коньяком.  Одним словом, шалман, пропитый и прокуренный, гудел как улей.  И именно это  я рассчитывал увидеть, входя в данное заведение.

Но, какое же было моё удивление, когда я, войдя в этот бывший центровой притон, не увидел ни блатоты,  ни голой жрицы любви  на шесте, ни самого шеста, ни барной стойки, ни палёной водки, которой из-за этой стойки  когда-то торговали. Вместо всего этого  я увидел небольшую кучку  ханыг, согнувшихся  с киями над двумя бильярдными столами. Без сигар. Без коньяка. В потёртых  джинсах. И изношенных штиблетах. И удивлённые  глаза какой-то дамы, собирающей  плату за игру на бильярде.

- Вот это да, — подумал я, — Вот это перемены. А где же завсегдатаи…? Где же весь городской «цвет»?

- Кто где, — пояснила дама, уловив мой вопрошающий взгляд, — Кто в Польше  на заводе трудится. Кто в России. Или золото в Магадане моет, или в Москве  кирпичи каменщикам подносит.

- Как, — возмутился я, — А как  же «воровская честь», блатные  принципы.  А где же «европейские стандарты» и сладкая европейская жизнь. И где «слава Украине»? Где украинское жовто-блакитное знамя и тризуб? Где это всё?

Меня кто-то одёрнул. Им  оказался мой давний знакомый,  который  когда-то был относительно нормальным, а в последствии  ставший  участником  майдана,  сторонником европейского курса,  любителем «европейских ценностей»  и мечтателем о европейской халяве. И большим почитателем украинского флага. Сначала возившим его на своей машине,  а после продажи оной носивший его в руках.

- А ты что здесь делаешь, — спросил меня мой знакомый? — Ты ведь раньше сюда никогда не заходил.

- Ну как что делаю, — ответил я, — Вот зашёл посмотреть, как отразились  «европейские стандарты» на «цвете» города. Хотел порадоваться за всех вас  и за ваши достижения. А тут на тебе. Из девяти столов, задействовано только два. А где же «мастера»? Где коньяк и сигары? Где счастье на лице?

- Ну что ты  сыплешь соль на рану,  - ответил  знакомый, тупо опустив глаза. -  Ну ты же видишь, что нас предали. Ведь не за это мы стояли на майдане.

- Кто предал, — переспросил я. — И за что вы стояли, а точнее скакали на вашем майдане. Вас предали те, кто вам речи толкал со сцены майдана, и кому вы хором аплодировали? Так вы же сами их благословили на царствие.  Или, может быть, вас предали те,  кто покупал вам колбасу и выпивку на майдане? Так они вам принесли так желаемое вами  «европейское счастье». По улицам Украины  проходят гей-парады. Вам разрешены однополые браки. У вас теперь полностью платная медицина. К вам уже  скорая  помощь бесплатно не приедет.  Что не нравится? Всё как в Европе и США.

- Если бы на нас не напала Россия,  - у знакомого блеснули злобой глазёнки,  - мы бы уже жили как во Франции. Но мы всё равно победим. Мы ещё пройдёмся парадным строем по московской брусчатке.

Мой знакомый заводился и распалялся.

- Вот же, — подумал я, — и занесла меня сюда нелёгкая. Так вечер начинался, и на тебе. Всё заканчивается «свидомыми» понтами  о их «перемоге»,  о параде на Красной площади,  о самой сильной украинской армии в Европе. И обо всём остальном. Что мне, даже в выпившем состоянии, слушать  не было ни малейшего желания.

Пожелав знакомому скорейшей «перемоги» и веры в то, что все его мечты сбудутся,  я  направился к выходу данного заведения. У самой двери я оглянулся, дабы ещё раз окинуть взглядом «свидомых патриотов». Они с растопыренными пальцами  подбадривали один одного, мол, всё будет ОК. И что «перемога» будет за ними. Но рожи при этом  у них были такие, как будто их только что  куриным помётом накормили. Серые, мрачные и кислые.

Похоже, что это последние остатки  «свидомых» понтов тех, кто ещё не успел влиться  в ряды  гастарбайтеров, работающих на российских  стройках. Но наступивший 2018 год, похоже, в украинском вопросе всё расставит на свои места. И все эти остатки укро-бандеровских понтарей  скоро  окажутся с лопатами в руках  на московских  стройках или магаданских приисках. Где  уже давно машут лопатами  их дружки,  с которыми  они совсем недавно  играли в бильярд  в том притоне, куда я забрёл с дуру  в тот праздничный вечер.

 

Юстас

 

Loading...