.

Не буду долго углубляться в предысторию вопроса.  Спор шел насчет выступления школьника из Нового Уренгоя Николая Десятниченко в германском бундестаге, где Коля озаботился трагической судьбой погибшего, как и большинство военнопленных из Сталинградского котла, в советском плену немецкого ефрейтора  Йохана Рау. При этом в его выступлении были такие обороты, как “так называемый Сталинградский котел”,  “могилы невинно погибших людей”.  Новоросский, как и подавляющее число читателей сайта счел недопустимым подобное  выступление российского школьника, а также ту атмосферу изучения истории, которая царит в его школе (и, видимо, далеко не только в ней), где учительница истории допускает подобное. Но, у Новоросского  появился ушлый оппонент, который вступился за Колю.  Мол а кто-то вообще имеет право паренька осуждать или даже травить. Что немцы в своем большинстве были мобилизованы и к зверствам нацистов отношения не имеют.

Я тут небольшую подборку из высказываний оппонента в прениях даю:

Подавляющее большинство военнопленных не были ОСУЖДЕНЫ за военные преступления против советского народа.” 

Посмотрите, на что и на кого направлен «народный гнев»?! Пацаненок, школа, система образования, коварные империалисты… ”

“парень не мог найти в России биографий немецких, это действительно крайне сложно. Фактически, он переписал то, что ему в Германии показали, а не то, чему учили в России.”

“Вы написали о том, что данный солдат был убежденный нацист и такие как он, безжалостно убивали. Я ваш (хоть и цитата, но она в ВАШЕЙ статье) довод опровергнул. Никакого доказательства с вашей стороны нет.”

 

То есть, согласно презумпции невиновности, пока нет доказательств, то немецкие солдаты военными преступниками не являются,  да к тому же они и не осуждены как таковые.  А раз так, то какие к Коле претензии, тем более, что он не сам текст писал, а ему подсунули.

Насчет подсунули, сильно. Попробовали бы мне или моим однокашникам в выпускном классе подобное подсунуть. Бумажка бы немедленно с чьей нибудь грязной жопой познакомилась… А сегодня вот у нас плюрализм и пацифизм. Коля оказывается против любой абстрактной войны.

Беда в том, что атмосфера изменилась. То, что было невозможно еще 30 лет назад, возможно сегодня. А, собственно говоря, с какой стати мы должны на солдат Вермахта и СС презумпцию невиновности распространять. После того, что они сделали на оккупированных территориях, не мы должны их виновность доказывать, а они свою невиновность!

Спросите, а не слишком ли много я на себя беру?  Отнюдь!  Запад на нас эту самую презумпцию не распространяет, чему свидетельство  последняя допинговая история с пожизненной дисквалификацией наших спортсменом и отстранением России от Олимпиады. Никаких доказательств нет, одни предположении и наглое предложение каждому русскому, кто вздумает поехать в Пхенчхан, ДОКАЗЫВАТЬ свою непричастность.   Вот так. И вся Германия рукоплещет этому решению МОК.  В интернете свидетельств этого телячьего немецкого восторга предостаточно.

Дальше,  про атмосферу в немецком обществе.  У них там солдаты вермахта – герои и невинные, как выясняется,  жертвы войны.  Такое мнение господствует, хотя на официальном уровне раздается совершенно иное. Но это на официальном уровне.  А на бытовом все в соответствии с двойными стандартами.

Я вот эту статью не просто так писать стал.

В споре Новоросский выложил ряд фотографий  со зверствами немцев.  Я специально не пишу нацистов, поскольку в немецком обществе насчет войны с СССР господствовал консенсус, и шли солдатики немецкие к нам грабить и убивать, а их жены и матери им в письмах списки слали, чего их Фриц или Ганс должен отобрать у неполноценного славянского населения и прислать домой. Ну совсем как украинцы на Донбассе. Один в один.  Ученики у немцев достойные нашлись. Но это я отвлекся.

Одна фотография меня заинтересовала, с девушкой-подпольщицей повешенной в октябре 1941 года в Минске.  Вот она

Машу повесили, вешают Володю

Я сразу ее узнал.  В изданной в 60-х годах истории Великой Отечественной войны есть фотография, как ее с товарищами ведут на казнь.  И решил я обновить впечатления,  порылся в сети, нашел целую серию. Оказалось, что минскому фотографу Алексею Козловскому немцы, снимавшие весь процесс на пленку, принесли пленку на проявку и печать, а тот сделал копии фотографий, спрятал в подвале и после освобождения Минска принес Советским органам власти. Эти фотографии фигурировали на Нюрнбергском процессе.

машу ведут на казнь

Вот здесь  Кирилла Ивановича Труса(Трусова), Машу Брускину и Володю Щербацевича ведут на казнь.

Машут с Володей повесили, вешают Кирилла Ивановича

Здесь накидывают петлю на Кирилла Ивановича

А вот ради этой фотографии я эту статью и написал.  Здесь накидывают петлю на Машу.  Девушка отворачивается. На снимок попал  немецкий офицер.  Его звали Карл Шайдеманн.  До войны он был журналистом. В 1939 году его призвали, а в 1943 году он погиб. Наверное, если бы не злосчастная выставка 1997 года,  Коля вполне бы мог сказать не про сталинградского ефрейтора, а про него, как невинную жертву войны.  Но в 1997 году произошло непредвиденное. “Весной 1997 года в Мюнхен приехала передвижная выставка «Преступления вермахта. 1941 — 1944 годы». В городскую ратушу, где разместили экспозицию, пришла и журналистка Аннегрит Айхьхорн – писать заметку о событии, о котором говорил весь город. И вдруг, остановившись взглядом на одной из фотографий, женщина рухнула, как подкошенная. Когда Аннегрит пришла в себя, выяснилось, что на снимке в немецкой военной форме рядом с казненными стоял ее отец.” ( https://www.postkomsg.com/70_years/205220/)

Маша отворачивается

 

Аннегрит, узнав, что ее отец был военным преступником, а вовсе не героем, как ей рассказывали в детстве, страшно страдала. Она рассказала о своих переживаниях на страницах газеты, после чего ее начали буквально травить – коллеги и неонацисты. В итоге Аннегрит не смогла справиться с таким грузом и в 2005 году покончила с собой.”

аннегрит айнхорн

А теперь обратите внимание на реакцию немцев на страдания Аннегрит.  Ее НАЧАЛИ  ТРАВИТЬ!  То есть немцы, как бы они не осуждали нацизм и развязанную ими Вторую мировую войну на официальном уровне, НИКАКОГО  раскаяния не испытывают! И саму Аннегрит воспитывали в том духе, что ее отец герой. Вот так. А у нас кое-кто ублюдка Колю из Уренгоя защищать пытается,  плохо де, что мальчика в школе травят. И его учительницу истории, типо беженку из Луганска, чей сын свидомый пропагандист в Киеве, оправдывающий АТО украинских нацистов в Донбассе,  не трожь.  Как у нас кое-кто повредился сознанием. У немцев с этим все в порядке. Они своих убийц как героев чтут.  Придет время, и они еще попытаются реванш взять. И возьмут, если у нас вся молодежь Колиным духом пропитается.

 

Пармен Посохов

 

P.S.  Историю выданной предателем Борисом Рудзенко подпольной группы Кирилла Труса рекомендовал бы прочесть всем. Они занимались тем, что переправляли в лес раненых пленных красноармейцев, снабжали их одеждой и документами.  Маша Брускина и Володя Щербацевич были активистами группы. Маше было 17 лет, Володе – 16.  Вместе с ними в других частях Минска повесили остальных, в частности всю семью Володи, включая мать. Лейтенант Бори Рудзенко был одним из тех, кого они пытались спасти.  По одной версии, он тепло попрощался с Машей, после чего вернулся в Минск, пришел сам в гестапо и сдал всех. По другой, он с самого начала был подсадным. По третьей, он решил не пробиваться с остальными бывшими военнопленными за линию фронта, отстал из них и пошел не на восток, а на юг, к родственникам, где у тех было крепкое хозяйство с кабанчиками, чтобы отсидеться. По дороге его схватил немецкий патруль, после чего, спасая свою жизнь, он стал ьпредателем.

Loading...

Вешали подпольщиков литовцы из 12-го карательного батальона майора Антанаса Импулявичуса. Сами немцы брезговали. После войны Импулявичус был заочно приговорен к смертной казни, но нашел убежище с США, которые объявили его борцом за свободу Литвы.