30 ноября 2017 года. В никопольском городском суде, рассматривалось уголовное дело об убийстве. Судили троих подсудимых «патриотов», всей душою поддерживающих «европеизацию» Украины, и внедрявших в Никополе, в связи с этой самой «европеизацией «европейские стандарты» по распространению наркоты. Убивших молодого парня за борьбу против этой самой наркоты. У погибшего жена работала в налоговой инспекции и создала своей деятельностью проблемы легальному бизнесу подсудимых, за что те подбросили ей наркоту. В отношении женщины было открыто уголовное производство по факту торговли наркотиками. За жену вступился её муж. Началась война. В один из вечеров автомобиль пострадавшего на своём автомобиле догнали подсудимые, и из автомата Калашникова расстреляли автомобиль погибшего. Убив того, кто с ними боролся, а вместе с ним двоих, ни в чём неповинных, молодых парней.

Суд же судил подсудимых так, как судят сегодня в бандеровских судах. В кресле председателя суда – бандеровец. (А не бандеровец в сегодняшней Украине в кресле судьи сидеть не может.) В клетке, судя по заверению людей лично их знающих, тоже сидели бандеровцы. Прокурор – бандеровец, потому что сегодня в прокуратуре Украины не бандеровец работать тоже не может. Все сегодняшние судьи, прокуроры, следователи, присягали сегодняшнему украинскому режиму. Тот, кто не присягнул, из органов давно выброшен. Следствие – из этого же схрона. Конвоиры – такие же. Одним словом, в зале суда, кроме отца погибшего, оказались одни «свои».

И спектакль, под названием «честный и справедливый суд», начался. Суд фактически сразу начал подыгрывать подсудимым. В судебном заседании процесс выстраивали в их пользу. Постоянно переносил заседания, то по одной причине, то по другой. То у адвоката подсудимых расстройство желудка, то у него зубы заболели, то свидетеля найти не смогли. И так от заседания к заседанию. Время шло, а справедливого судебного наказания не наступало. Отец погибшего, видя такое положение вещей, видя, как себя ведёт суд и, понимая, что подсудимых просто отмазывают от тюрьмы, решился на крайний шаг, на самосуд убийц своего сына. На очередное судебное заседание, от которого уже ничего не ждал, он пришёл с двумя противопехотными гранатами Ф-1 в карманах.

Очередное судебное заседание началось как всегда. В зале присутствовали: вальяжный и не пуганный до этого судья, равнодушный к происходящему секретарь суда, довольный жизнью, и, по его мнению, защищённый от любых на него посягательств, прокурор, разомлевшие конвоиры, улыбающиеся в преддверии своего освобождения счастливые подсудимые. В зале сплошные сторонники и защитники подсудимых.
Судья лениво открыл заседание. И тут же, сообщил присутствующим о том, что в суде, в который раз, по ряду озвученных судьёю причин, объявляется перерыв.
На такое заявление судьи отец погибшего, инвалид без одной, по локоть, руки, достал первую гранату, которую, выдернув зубами чеку, бросил в клетку с подсудимыми. Пока первая граната летела к убийцам сына, инвалид, похоже, готовил к броску вторую гранату. Но, первая граната попала в прут клетки, не долетев непосредственно до убийц сына. Отскочила от клетки и взорвалась на расстоянии пару метров от них. Пока народный мститель доставал зубами чеку второй гранаты, его ударной волной от разорвавшейся первой гранаты отбросило в угол судебного зала. И мужчина от толчка ударной волны упал на вторую гранату, которую, похоже приготовил для судьи, защитив тем самым своим телом тех, кому эта вторая граната предназначалась.
Да, с одной рукой да еще в пожилом возрасте, бороться с коррумпированными судейскими скотами тяжело даже с помощью гранат. Не было у однорукого мужчины времени на второй бросок, не было. Бросать две гранаты в закрытом помещении нужно было практически одновременно. Вторая граната должна была быть брошена до взрыва первой гранаты, ибо взрыв первой гранаты не позволил произвести бросок гранаты второй по назначению.

В результате взрыва погибли один из подсудимых и сам мужчина, бросавший гранату. Раненых одиннадцать человек. Те, кого не задели осколки, получили контузию и перепуг до конца жизни.
Вальяжность судьи, самоуверенность прокурора, наглые улыбки сторонников убийц, ленивые взгляды конвоиров развеяли взрывы гранат. Сейчас они все на больничных койках. Выживут ли все, неизвестно. Как не известно, кем они будут, если даже выживут. Смогут ли вернуться в свои кресла судья, прокурор и следователи. А если и вернутся, то смогут ли в будущем так беспечно улыбаться в своих креслах, попирая закон и верша беззаконие в суде.

Власти, уже дали официальную оценку данному происшествию как криминальным разборкам между наркодельцами. Но, как мне пояснили люди, лично знавшие и погибших отца и сына, и всех подсудимых, и погибшего, и, пока ещё живых судью, и прокурора, и всех остальных участников процесса по отмазыванию наркодельцов и убийц от тюрьмы, официальная версия властей не имеет ничего общего с реальностью, в которой наркоторговцы наехали на семью. Сначала захотели посадить женщину, подбросив ей наркотики, потом убили мужа. Потом, после всех своих деяний, по имеющимся связям и за определённую мзду пытались избежать наказания в суде. Что привело к тому, что отец погибшего решил, пусть даже ценой собственной жизни, осудить убийц сына сам, и заодно наказать тех, кто покрывал преступников в суде.

Данный случай показывает то, что у народа терпение заканчивается. И, хоть пока, не все ещё готовы на открытое противостояние с зажравшейся властью, но уже появляются люди, которые готовы наказывать эту власть за её скотство и за её свинство.
А каждому судье на Украине, прокурору, следователю, похоже, пора призадуматься над своим поведением.
Ибо следующая граната может полететь в каждого из них.

Юстас
никопольский суд после взрыва
взрыв в никопольском суде-2
взрыв в никопольском суде-3

Loading...

….