Panamskij_kanal

Предыдущие главы здесь «Попаданец — мой папачос? Гл. 97-144″ http://samlib.ru/k/kuzxmin_anton_arkadxewich/igra7gourownjailimojpapaches-popadanecgl65bardaksartilleriej.shtml

Во время первого, французского этапа строительства Панамского канала, основным смыслом строительства было не построить канал, а нагреть руки на биржевых спекуляциях. В общем-то, всё это строительство было просто частью грандиозной афёры. Концовка была вполне закономерной — банкротство. При этом разорились сотни тысяч мелких держателей акций. Про такую «мелочь» как 30 тысяч погибших при строительстве (впрочем, злые языки пытались утверждать, что цифра сильно занижена и на самом деле погибло более 100тысяч китайских кули) вообще упоминать считалось дурным тоном.

Через некоторое время после банкротства французской компании дело продолжили САСШ. Впрочем, этот этап продолжающего строительства никакого интереса не представлял. Самое важным последствием первого этапа строительства стало то, что слово «Панама» во Франции надолго стало синонимом слово «афёра». Произошел крах относительно недавно. И большинство, как пострадавших, так и разбогатевших на этой афёре были живы и хорошо помнили события. А молодое поколение неплохо представляло ситуацию по рассказам старших. И у спекулянтов был нюх на подобные затеи « с душком».

Посему в данный момент франкоязычный капитал изрядно нервничал. После потери Францией флота должно было произойти сильное колебание рынка ценных бумаг. Оно и произошло. Но по его результатам складывалось впечатление, что кто-то очень не бедный считает, что на этом неприятности Франции не закончились. И что в ближайшее время её ждут новые испытания. Вычислить этого «небедного» не представляло сложности. Все ниточки вели к банку «Севан», филиалы которого находились в нескольких городах Франции.

По происшествие времени становилось ясно, что руководство банка откуда-то узнало, что Логрийская Империя отреагирует на приход французского флота в Буэнос-Айрес крайне жёстко. Более того, было понятно, что руководство банка точно знало о том, что французский флот в Буэнос-Айресе ждёт полнейший разгром. Но узнало об этом менее чем за двое суток до события. Хотя складывалось впечатление, что руководство не представляло себе масштабов катастрофы. Судя по действиям руководство «Севана» считало, что разгрому подвергнется лишь эскадра «плавучего металлолома». О том, что на подходе находятся основные силы французского флота, (не говоря уже об английском) , руководство банка, судя по его действиям, не подозревало. Поэтому чистая прибыль после всех событий оказалась до обидного маленькой. Но вот о том, что руководство « Севана» сразу же узнало о результатах боя и о незначительных потерях логрийского союза не вызывало сомнений. И на этой информации заработало по максимуму.

Сейчас вырисовывалась картина, что «Севан» считает, что через неделю-другую Францию ждут новые неприятности. А ещё через месяц-другой – так и вовсе катастрофа. Понимали это уже многие. И каждый решал для себя вопрос – присоединиться ли к данной тенденции или же попробовать изменить действительность? Собственно, таким вопросом задавались только достаточно крупные игроки, которые имели влияние на правительство.

Второй вопрос, стоящий перед биржевыми спекулянтами, касался уже непосредственно зоны строительства Панамского кнала. Здорово лихорадило и акции Компании Панамского Канала и ценные бумаги правительства Панамы. Несколько меньше задело колумбийские бумаги и бумаги других соседей. И пора было определяться – какую версию дальнейшего развития событий считать наиболее вероятной. Крупные игроки, связанные с группой «Севан», вели себя так, как будто были уверены, что и в зоне Панамского Канала скоро никаких крупных кораблей, кроме логрийских, не будет. Причём, на годы.

продолжение следует…

Loading...