Начну с прискорбного факта, что Саша Корпанюк обозвал меня дитем перестройки, которому вдолбили в голову про дебилов Ворошилова и Буденного, и обвинил меня во лжи про Семена Михайловича, который якобы требовал повесить Тухачевского за разгром Западного фронта под Варшавой в 1920 году.  После чего вежливо поинтересовался, откуда я вытащил этот “перл”.  Сейчас покажу откуда.  Увы, Саша, но вытащил я этот, как ты говоришь, перл не из Московских новостей времен перестройки и не из Солженицина. Беллетристику на веру не беру, ибо с подросткового возраста стараюсь опираться на документы, а если их нет, то на воспоминания очевидцев, которые, впрочем, фильтрую. В данном случае я этот “перл” вытащил из Стенограммы заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 года.  Тухачевский, Якир и другие “военные заговорщики” еще сидят на Лубянке, еще не осуждены, да и состав суда неизвестен, а их недавние товарищи из высшего комсостава РККА вовсю поливают их грязью и соревнуются в проявлениях ненависти.  Вот тебе, Саша, ссылка http://istmat.info/node/28261 на Вечернее заседание 3 июня 1937 г. , где Семен Михайлович выступал. Даю выдержку:

БуденныйОткуда взялся Тухачевский до Севкавказского фронта? Он неудачно командовал против Колчака, его сняли, и он находился в резерве, поэтому заменил Шорина. Там провалился, а потом находился в резерве. Сюда приехал, приказ отдал; его приказа не выполнили, а противника разбили. Но за ним остается победа над Деникиным. Уборевич тут же в 9-й армии тоже приписывает себе победу, тогда как он, после того, как разбили противника, шел и подбирал трофеи. Фиксировал.

Голос. Даже трофеи не подбирал, а шел сзади.

Буденный. Даже трофеи не подбирал. Я хочу охарактеризовать, что это за люди по их делам. Дальше Тухачевский назначается командующим Запфронтом, проваливает всю советско-польскую кампанию. Так?

Голоса. Правильно.

[Буденный.] За это нужно было повесить человека, по меньшей мере. (Оживление в зале.) Ну, конечно.

Голоса. Правильно.

Буденный. Нет, Тухачевский у нас начинает прогрессировать: пишет книжку «Поход на Вислу» и этим самим маскирует свои подлые дела. Причем он сознательно делает эти дела.

Голос. С Гаем вместе.

Буденный. А почему сознательно? Кто такой Тухачевский? Он пришел из плена делать социальную революцию к нам. Попадает в Ленинград, там, в Смольном, как раз формировали красногвардейские отряды. Он явился и представился Ленину: «Я хочу участвовать в революции, хотя я — офицер Семеновского полка». Тогда, как он говорил, была наложена самим Лениным резолюция: зачислить в Красную гвардию, чтобы он там участвовал. Отсюда теперь мне становится ясным, что это шпион не [19]27 г., а это шпион, присланный немцами сюда, к нам, чтобы участвовать не в революции, а в шпионаже за нами. Сейчас это становится понятно.

Cуров Семен Михайлович не по детски. И сдается мне, что именно он являлся главным выгодоприобретателем от расправы над военными заговорщиками, если не инициатором всего этого дела. Что мне дает право так думать? А вот что.  Почитайте внимательно стенограмму и  все поймете. А еще ознакомьтесь с делом Думенко.  Прямо таки калька с дела Тухачевского. То есть наоборот, дело Тухачевского есть калька с дела Думенко. Именно Борис Мокеевич Думенко был создателем красной конницы, а не Буденный, который был у него заместителем. Но вот выбыл Думенко по ранению и стал вместо него комкором Буденный и всю славу Думенко себе присвоил. Думенко, когда выздоровел и вернулся, сформировал новый, Сводный конный корпус, развернутый впоследствии во 2 конную. Буденный тогда уже свой корпус в 1 Конную преобразовал. И началось между ними соревнование, в котором Семен Михайлович выглядел бледно. Больше было у Думенко талантов. Тогда и состряпали против Думенко дело и шлепнули.

Думенко в 1964 году был реабилитирован. Позже всех. Ворошилов с Буденным противились его реабилитации до конца как могли. Даже с реабилитацией Тухачевского смирились, а тут уперлись.

Вот мы и до Клемента Ефремовича добрались, до наркома нашего красного Ворошилова, который по мнению Саши Корпанюка в 1941-м году бледно не выглядел, чуть самого Манштейна у озера Ильмень не побил. Но, Саша, чуть-чуть, как поется в песне, не считается….

И был по мне Климент Ефремович редкостным негодяем, если не сказать хлеще. В 1937 — 1938 годах были объявлены врагами народа и расстреляны ВСЕ его замы. Перечисляю: маршал Тухачевский – зам по вооружениям, маршал Егоров – начальник Генштаба, зам по ВМФ флагман флота 1 ранга Орлов, зам по авиации командарм 2 ранга Алкснис. Только 1 зам, начальник ПуРККА армейский комиссар 1 ранга Гамарник успел застрелиться. И арест всех вышеперечисленных санкционировал Нарком обороны Ворошилов. А уже при Хрущове, будучи членом Политбюро, подымал на заседаниях руку за реабилитацию вышеупомянутых. Гамарнику даже панегирик написал, какой он, оказывается, был замечательный человек. А вот с дочерью Тухачевского встречаться не стал, когда она, прибыв из ссылки, захотела в глазки Клементу Ефремовичу посмотреть. Побоялся. Все-таки не был он четырежды георгиевским кавалером как вахмистр Буденный. Чего у Семена Михайловича не отнимешь, так это личного мужества. А человек был малообразованный, но с классовым чутьем. А посему заслуживает некоторого снисхождения. Вот тебе, Саша, еще одна выдержка из выступления Буденного на том самом совещании:

Кучинский. Так точно. Я даже скажу больше. В сентябре 1936 г., когда Александр Ильич взял меня в вагон в 3 или 4 часа ночи, когда мы ехали на Белорусские маневры, говорили о Шмидте, т. Буденный тоже там был. Буденный вдруг вскакивает и говорит: «А Якир все-таки троцкист». А я отвечаю: «Это неправда, это ложь». (Шум в зале.)

Голос с места. Он же и был троцкистом.

Сталин. Но он этого не знал.

Кучинский. Буденный говорит, что он сейчас является троцкистом.

БуденныйЯ нутром чувствовал. Данных не было, но вижу, что враг.

 

Чутье, конечно, чутьем, но далеко не прост был бывший вахмистр. Он то всегда знал, что Якир троцкист, а Тухачевский немецкий агент с 1918 года. Что-то мне подсказывает, что свои думки он самому Сталину постоянно доводил, ну а дальше сами соображайте…

Я конечно человек штатский, в отличие от Ануфриева, но вырос в среде, где военных было достаточно. Да и сам после школы собирался погоны надеть. Школу я кончал не обычную, а математическую, и в 10 классе пришел к нам человек в штатском, которому нужны были лица мужского пола, хорошо рубящие в математике, правильной национальности, с чистой анкетой и, что самое главное, желающие посвятить свою жизнь безопасности Родины. Меня рекомендовали, я согласился и поступал на математический факультет одной закрытой военной академии. Балла не добрал, после чего меня без экзаменов взяли на математический факультет одного известного в определенных кругах гражданского ВУЗа. И научили нас там прежде всего системному подходу, в чем, имею наглость заявить, у тебя, Саша, с Ануфриевым серьезный пробел имеется. Леша вообще не понимает, что это такое.

Ну, я отвлекся. Вырос я в среде, где военных интеллектуалов было достаточно. К Ворошилову с Буденным они относились без пиетета. Да что там они. В военной среде обоих не жаловали. Мой дядя-полковник, старший преподаватель Военно-инженерной академии, рассказывал анекдот, весьма популярный в военно-академических кругах, по которому выходило, что советское военное искусство делится на 2 периода: до Клемента Ефремовича, и после. Я,помню, наивно спросил:”А что было при Клементе Ефремовиче?” Вот и ты, Саша, подумай.  Если офицеры советской армии над Ворошиловым ржали, то почему мне нельзя?

И в ВОВ они в самом деле ничем не отличились, чему доказательство то, что одного с 1941 года на фронтах не использовали, а второго с 1942 года. Их место Рокоссовские с Баграмянами заняли. Хотя в одном ты прав. Буденный был хороший селекционер лошадей и погонами, похоже, действительно тяготился. На 18 партсъезде добивался создания наркомата по коневодству, но безуспешно. Наверное, возглавить хотел. И прочел я это в Стенотчете съезда, как ты понимаешь. Не выдумал.

Теперь малость по Леше Ануфриеву пройдусь.

Дело Тухачевского темное. Чистосердечное признание, конечно, аргумент, но без других аргументов не убеждает ни в чем. Насколько я знаю, НКВД на квартирах и в служебных кабинетах военных заговорщиков делало тщательные обыски. В особняке Якира обыском руководил сам Фриновский. И что-нибудь нашли? Что-то про это молчок. Молчат наши сталинисты, и Ануфриев молчит. Где, спрашивается, письма Троцкого с инструкциями по вредительству, или списки заговорщиков. Где план захвата власти? Ничего не нашли. И в сухом остатке имеем только чистосердечные признания. А как они выбиваются, не мне вам рассказывать. Дочь Тухачевского писала, что когда маршал уперся и ничего не признавал, ее привели на допрос отца и пригрозили изнасиловать, если тот не подпишет….

Можно, конечно, сказать, что она все выдумала, выгораживая отца. Ну это уже 50х50. Как бы вы повели себя на месте маршала, уже осознавшего свою обреченность?  Да и следователи были редкостные подонки. Вот это-то вы отрицать не сможете.

А вообще, читая материалы заседания Военного совета 1937 года, грустно становится. После войны Сталин решил вторую серию учинить. На сей раз про Жукова. Много у генералов и маршалов на Георгия Константиновича обид было, но пересилили себя, отстояли, не дали сожрать. И не решился Сталин уничтожить народного маршала, ограничился ссылкой в Одессу.  То есть полководцы ВОВ оказались куда мужественнее и порядочнее полководцев гражданской. Те сразу начали подпевать вождю и тот, поняв, что они сдадут всех, по очереди их всех безжалостно перебил. И, наверное, был прав. С таким гнильем войну бы не выиграли.

Ну и в заключение о Борисе Михайловиче Шапошникове. Это – уникум. В годы перестройки, как справедливо отметил Корпанюк, с дерьмом смешали всех, сначала Ворошилова с Буденным, а затем и до Жукова с остальными добрались. Борис Соколов даже по Рокоссовскому прошелся. Решился. И лишь один маршал оказался вне критики. Ни сталинисты его не клюют, ни либерасты. Это – Шапошников. Милейший, образованнейший, компетентнейший, культурнейший, преданный вождю. За что, спрашивается, такая милость?

Ведь именно при нем, когда он возглавлял Генштаб, РККА, или проще говоря, русская армия, потерпела самые тяжелые и позорные поражения в своей истории – под Киевом,  Вязьмой и в Крыму. Никакой другой русский генерал, даже проклинаемый Куропаткин, таких “успехов” не добивался.  Все неудачи 1941 года у нас обычно Семену Михайловичу с Клементом Ефремовичем приписывают. А ведь это не так.

А если к этому добавить, что именно Шапошников разработал план войны с белополяками в 1920 году и осуществлял в должности начальника оперативного отдела главного штаба РККА оперативное руководство фронтами, то выходит, что Борис Михайлович еще к одному позорному разгрому русской армии руку приложил, под Варшавой. Я предвижу, сейчас прибежит Ануфриев, и начнет про объективные обстоятельства нам втирать. Но, положа руку на сердце, какие могут быть отмазки в такой череде разгромов. Результат то налицо. И вопрос только в одном: это некомпетентность, или что-то еще? Я лично склоняюсь ко второму. Не того Буденный повесить хотел. Классовое чутье притупилось у Семена Михайловича. К сожалению.

 

Пармен Посохов

 

Loading...