Действие происходит в кабинете Сталина накануне парада 1 мая 1937 года.

Вождь стоит лицом к окну, но спинным мозгом чувствует сзади себя в дверях Поскребышева.

- Ну что там у тебя?

- К вам нарком Ежов, товарищ Сталин!

- Давай  (пауза), зови (пауза), пусть заходит.

Поскребышев исчезает, в дверях появляется Ежов.

-Ну, чем порадуешь, Коля? (пауза)  Как там твои поднадзорные? Всех контролируешь?

- Так точно, товарищ Сталин!

- И как?

- К Первомаю все готовятся. Белов из запоя вышел. Блюхер на Дальнем Востоке тоже. А Тухачевский новую бабу себе нашел, жену военинженера  3 ранга Н. Отправил того в командировку, а сам с ней залег.

- Все неймется! По чужим женам. Мало ему Аронштама и Кузьмина. До военинженеров добрался.

- Так он с тех пор, как ему Алкснис за жену чуть было рожу не начистил, больше высший комсостав не трогает.  А Кузьмину мы, как вы и предложили, взяли. Не сознается, сука! Но ничего, если пару дней еще поартачится,  к Ушакову отведем.

- К Ушакову нэ надо. Нэ будем жестоки к женщинам. Да и Лазарь Моисеевич просит, чтобы его родственников женщинами нэ марали.

- Все понял, товарищ Сталин. К Арестовичу отправим. Он ее быстро в связи с пилсудчиками обличит.

- Какие Пилсудчики, Коля.  Ты что, забыл? У нас вэликий маршал до Варшавы не доехал! Сразу в Берлин! Что там, Абвер материалы еще не оформил?

- Заканчивает.  Еще неделя, потом пару дней через Бенеша.

- А без Бенеша никак? Что там Ольшанский с Алафузо?

- Молчат. Все отрицают.

- Как молчат?  Ты что, не понимаешь, чего мнэ стоило получить согласие Гамарника на их арест. Яша не Клим. Он идэйный! Больше никого не отдаст. И что ты делать тогда будешь?

(молчание)

- Ты вот что Коля, арестуй кого-нибудь из штатских, кого мы из армии в запас определили, и поработай с ним. На него согласия Гамарника нэ потребуется. Есть кто на примете?

- Так точно, товарищ Сталин. Есть тут один отставной комбриг. Он у нас по делу Енукидзе проходил, мы его в уме держим.  Медведев, если помните.

- Да хоть Волков, Коля.  Давай не тяни. Сразу после праздников начинай.

(пауза)

- Что там с парадом? Меры принял?

- Так точно.  Позиции для снайперов на ГУМе готовы.  Всё НКВД на ушах уже вторую неделю, трибуны заполним процентов на 50%.  Слух о возможном перевороте и взрыве Мавзолея уже запущен.

- Не рановато ли?

- В самый раз. Ворошилов уже поверил. Собирается к вам за персональным разрешением взять в кобуру заряженный наган.

- Пусть ему твои ребята патроны на холостые заменят, а то этот дурак и впрямь пальбу с перепугу начнет, заденет кого.

(пауза)

- И вот что еще, Коля. Говорят, твои следаки слишком хорошо устроились. Кабинеты, мягкая мебель… обстановка должна быть спартанской.  Кресла убрать, для следователей стул, для врагов народа табуретки хватит…

- Как,  Ушаков уже  до вас с этими своими предложениями дошел? Через мою с Фриновским головы?

- Умный человек, этот Ушаков. И вдумчивый! Ты его не ругай, Коля. Поощри. Он у тебя кто?

- Капитан госбезопасноости.

- Пусть будет майор госбезопасности. Скромность украшает. Один ромб в петлице пусть будет. И скромный кабинет. Стол, стул, табурет, бумага и ручка. И пусть Примаковым займется. С Путной. А Арестович Медведевым. Даю тебе нэдэлю. До следующего Политбюро.

- Все понял,  товарищ Сталин. Разрешите идти.

- Иды. И пусть Егоров ненароком узнает, что Тухачевский на его жену запал. Пусть побесится. А германский атташе пусть ломает голову, чэго это мои маршалы на параде друг с другом не здороваются.

Ежов уходит. В дверях появляется Поскребышев.

- Вызови ка мне Блюхера с Дальнего Востока. Пусть примет парад и тут же выезжает в своем штабном вагоне.  С женой. Меньше пить будет.  Мы ему тут серьезное дело поручим. А то его заклятый друг товарищ Гамарник слишком много о себе возомнил.

 

Занавес.

 

 

Епифан Епифанов.

 

Необходимые пояснения

Поскребышев Александр Иванович — начальник канцелярии Сталина

Ежов Николай Иванович — Народный комиссар Внутренних дел

Белов Иван Панфиловмч — Командарм 1 ранга, командующий Московским военным округом

Блюхер Василий Константинович — главком РККА на Дальнем востоке

Тухачевский Михаил Николаевич — маршал Советского союза, заместитель наркома обороны

Аронштам Лазарь Наумович — армейский комиссар 2 ранга, известный политработник

Алкснис Яков Иванович — командарм 2 ранга, начальник ВВС РККА

Кузьмина Юлия — любовница маршала Тухачевского

Ушаков (Ушимирский) Зиновий Маркович — старший следователь  Особого отдела ГУГБ НКВД СССР,  дальний родственник члена Политбюро Лазаря Моисеевича Кагановича

Бенеш Эдуард — Президент Чешской республики. В начале мая 1937 года передал Сталину компромат на Тухачевского

Ольшанский Михаил Михайлович — комдив, бывший капитан царской армии, зам начальника автобронетанкового Управления РККА, Арестован 15 апреля 1937 г.. Пытки выдержал. Никого не оговорил.  Расстрелян. Позднее реабилитирован.

Алафузо Михаил Иванович — комкор,  зав. кафедры Академии Генштаба. Арестован 15 апреля 1937 г.. Пытки выдержал. Никого не оговорил.  Расстрелян. Позднее реабилитирован.

Гамарник Ян Борисович (Яков Цудикович) — армейский  комиссар 1 ранга, Начальник ПУРККА, 1-ый заместитель Наркома Обороны.

Медведев Михаил Евгеньевич — комбриг запаса РККА

Ворошилов  Клемент Ефремович — Нарком Обороны

Фриновский Михаил Петрович — Первый заместитель Ежова, начальник Главного управления государственной безопасности НКВД

Примаков Виталий Маркович — комкор. Под арестом и следствием с августа 1936 года

Путна Витовт Казимирович - комкор. Под арестом и следствием с августа 1936 года

Егоров Александр Ильич — маршал Советского Союза, Начальник Генерального штаба.

 

 

 

 

Loading...