Когда коту нечего делать, он начинает вылизывать себе яйца. Когда нечего делать украинскому депутату, он начинает поднимать «мовный вопрос» и писать законопроекты о переходе на «единую державную мову». Но лучше бы вылизывал яйца. Себе, или коту.

Как апрельский снег, ни с того, ни с сего, свалилась на наши головы очередная дурнопахнущая инициатива. Так, на заседании Киевсовета, 20 апреля в первом чтении большинством голосов был принят проект постановления «О преодолении последствий советской оккупации в языковой сфере» под авторством безликого депутата-свободовца – Юрия Сыротюка.

Обострение на языковой почве случается на Украине с определенной периодичностью. Вот и сейчас проснувшаяся от зимней спячки одиозная партия «Свобода», поплотнее обмотав больную голову сине-желтым полотенцем, принялась барабанить в пустую кастрюлю  языкового вопроса.

Сторонники законопроекта обеспокоены тем, что в Киеве все еще встречается русскоязычная реклама и вывески, обслуживающий персонал говорит по-русски, а меню в ресторанах, страшно сказать, сплошь на языке «северного соседа». Как жить украинскому патриоту среди русскоязычной рекламы? Ведь каждый раз при виде оной ему так и хочется с разбегу броситься головой в бетонную стену.

В самом центре Киева, в сердце «революционного» майдана изо всех щелей лезут предательские вывески на вражеском языке. И каждая буква ненавистной кириллицы подобно диверсанту выскакивает из засады на свободолюбивого «свободовца», и ущемляет его ниже пояса. Уже звучат вопли ущемленных – упразднить треклятую кириллицу. Но это пока не находят отклика. И тогда оскорбленному достоинству ура-патриота не остается ничего другого как попытаться заставить всех переписать на единую державную мову рекламные объявления, афиши и ценники.

Свободовцы намерены во что бы то ни стало преодолеть «советскую оккупацию». Для этого надо совсем немного. Уборщицы в туалетах, продавщицы семечек, кассиры в супермаркетах, официанты, грузчики и нетрезвые сантехники обязаны говорить исключительно на мове, желательно с галицким акцентом. День, когда это случится, будет, по мнению «свободовцев» первым в истории Украины днем освобождения от оккупации. И тогда, без сомнения, наступит мир и благоденствие.

Казалось бы, раз на Украине заговорили о языках, значит других проблем нет и дело идет на поправку: экономика поднимается, война на востоке страны прекращается сама собой, население сбавляет темпы вымирания, а Украина безвизово входит в Европу в безвизовых трусах из тонкого кружева.

Националисты довольны, и надеются на скорые победы по всем языковым фронтам. Уже вынашиваются планы о том, как за невыполнение мовных директив будут штрафовать, увольнять, ссылать и лишать гражданства несогласных. В отличие от радикального меньшинства, широкой общественности на Украине нет дела до того, на каком языке написано меню в ресторане, который могут посещать только единицы граждан. Нет дела и до рекламы и ценников, а есть дело до цены, которая на них указана. Но очевидно одно, победы на мовном фронте обещают быть такими же, как «победы» востоке страны, т.е. никакими.

Никогда дискуссия вокруг языка не велась в столь радикальном ключе, как сегодня, и никогда она не значила так мало, как сегодня. Очередное сотрясание воздуха вокруг языкового вопроса не закончится ничем, даже если данный закон вступит в силу. Особенно, на фоне экономических и социальных проблем, постигших Украину. Исторически русскоязычный Киев останется таковым, как бы от этого не страдало ущемленное ниже пояса самолюбие националистов.

Попытки насадить украинский язык как единственный государственный, подобны попыткам пришить третью ногу. Попытаться пришить можно, а вот приживется ли, сомнительно. И раздосадованный Олег Скрипка может сколько угодно издавать гнилозубым ртом вопли Видоплясова на тему необходимости переселить в гетто всех русскоязычных «дебилов», от этого ничего не изменится.

Языковой вопрос как заезженная пластика в старом патифоне. Скрипит, противно фальшивит, и того гляди заглохнет насовсем. Украинизаторские инициативы ура-патриотов не более чем последний отчаянный рывок из могилы. Это не просто последняя попытка провести тотальную украинизацию, а само желание вытащить за волосы утопающую украинскую идею.

Украинский язык ждет мрачная перспектива, и это понимают даже самые законченные националисты. Как бы ужасно это ни звучало, но он неизбежно исчезнет в недалеком будущем, превратится в язык фольклора, застольных песен и колядок. Ни разговаривать, ни писать, ни говорить на этом языке не будут даже сами этнические носители данного языка.

Украинский — это язык села, отсталой тихой глубинки. Подобно тому, как город, развиваясь, поглощает деревню, украинский язык будет поглощен другими языками. И не в силу языковой оккупации, а потому, что сами носители данного наречия при переселении в город стремятся перейти на язык города. А таковым, в силу исторических особенностей, является русский.

Попытки сделать украинский языком города, вытащить его из провинции – обречены на провал. Информационный рынок уже сегодня, в условиях насаждаемой украинизации, не нуждается в украинском продукте. Дальнейшие глобализационные процессы будут только усиливаться, что приведет к окончательному вытеснению украинского языка из сферы общения и печати. И как бы сегодня ни пугали мовными инспекторами и мовными гетто, эти страшилки выглядит смешно, как мечты ребенка задержавшегося в своем развитии.

Мелодичный украинский язык-наречие, который сберег многое от первоистоков – древнеславянского языка, продолжает навязываться и превращаться в орудие порабощения пассивного большинства активным пробандеровским меньшинством. Языковой вопрос становится инструментом грязной политики. Однако, действия ура-патриотов приведут к прямо противоположному эффекту. Именно украинские националисты и окажутся первыми могильщиками украинского языка и культуры.

Все, кому искусственно через зонд вливали украинскую похлебку, в момент с отвращением срыгнут ее. Украинский язык будет ассоциироваться с оголтелыми поборниками «единой державной мовы», притеснениями и различными репрессивными мерами. От него откажутся, как от чего-то чуждого и искусственного. И если Украина вновь вернется в общерусское культурное и государственное пространство, станет вопрос, как защитить украинскую культуру и письменность наряду с культурой народов севера. Вот тогда мова действительно будет нуждаться в защите, в сохранении ее хотя бы в виде фольклора.

А. Вольф

 

Loading...