18 апреля какие-то арабы при ООН стали распространять слухи, что российский спецназ захватил Аль-Багдади, главу ИГИЛ если что. Как водится, запрещенного на территории РФ, но весьма разрешенного на Ближнем Востоке. У одного нашего блогера промелькнуло сообщение, что это случилось аж 2 апреля. Возможно все это враньё, но из за этого псевдо-факта мировой дурдом, начавшийся в апреле внезапно обретает смысл.

Рабочая гипотеза.

2 апреля. На границе Сирии и Ирака захвачен живым Аль Багдади или кто-то, кто слишком много знает. Например, кто реально создал ИГИЛ, кто им руководит и кто платит. Мало кто сомневается что следы ведут в Вашингтон, но тут есть шанс получить вещдоки.

3 апреля. Штаты активизируют спящую ячейку на немедленный теракт в Питере. Как альтернатива, это просто месть ИГИЛ, но так быстро ответные операции не делаются. Больше похоже на паническую ответную реакцию.

8 апреля. Клиента доставили на ближайшую авиабазу Шайрат, чтоб вывести в сухое темное место. Например в подвалы Лубянки. Штаты придумывают мифическую химатаку. По авиабазе выпускают 60 крылатых ракет, причем по словам того же Трампа, целятся не во взлетную полосу, а в укрепленный убежища рядом с полосой. Клиента надо убрать во что бы то ни стало. Клиента защищают изо всех сил. ПВО работает как никогда хорошо, сбить 36 ракет это вам не хрен собачий. Клиент видимо остается жив, поэтому спустя три дня после налета Трамп говорит о том, что надеется на хорошие отношения с Россией. Обозначил, что готовы к торгам. Одновременно с этим звучит истеричное заявления одного конгрессмена, что ИГИЛ создано Россией. Обозначил, как будут в случае чего защищаться.

Международное внимание к Сирии надо чем-то перебить, поэтому разворачивают авианосцы к Корее и устраивают демонстрационные игры павианов.

18 апреля. Клиент скорее всего в Москве, он скорее всего поёт соловьем, прекрасно понимая, что только русские чекисты спасут ему жизнь. При передаче в руки «международного правосудия» он будет прирезан при первой возможности. Свидетелей не оставляют. Москва начинает торговаться со Штатами. Сколько печенек отсыпят звезно-полосатые, чтоб мир не услышал правды. Организуется утечка в ООН… Арабские дипломаты поднимают хипишь.

Всё что кажется случайным, всё имеет скрытый смысл….В целом, конечно, новый корейский кризис пощекотал нервы человечеству, особенно той его части, что скученно обитает на Дальнем Востоке. Но, если подумать, то статус-кво не совсем уж и восстановлен. Полагаю, по очкам лидируют чучхейцы, хотя и с небольшим перевесом. Кое-что из запланированного в день 105-летия своего отца-основателя, они провели. Праздничный парад, пробный запуск баллистической ракеты, вот только подземный ядерный фейерверк не состоялся, да и взорвавшаяся на старте ракета подкачала.

С ядерным фейерверком всё более или менее понятно: накануне испытаний, Китай, которому сто лет не нужна напряжённость вокруг Кореи, внятно предупредил Кима III о том, что не надо слишком сильно дёргать за усы американского тигра. И очень демонстративно прекратил на время закупки угля и авиационное сообщение с КНДР. Добыча и продажа угля Китаю – это болевая точка чучхейцев и один из немногих источников заработка от внешней торговли. Да и со взрывом ракеты всё обстоит не так просто. Удачный запуск вполне мог спровоцировать ВМС США на непредсказуемую реакцию, а так, вроде, попытка зачтена, а уж неудача – дело житейское. Дорогу осилит идущий.

Loading...

Очень похожая ситуация и у Трампа: размах был на миллион долларов: нагнали кораблей и самолётов, на всех окружающих КНДР военных базах подняли солдатиков в ружьё, а удара не вышло даже на цент. В момент наивысшего напряжения Вашингтон выпустил воздух и стал уныло шамкать насчёт нового политико-экономического сдерживания КНДР. Для постороннего наблюдателя картина такая, будто начался было поединок Давида с Голиафом. Голиаф пришёл с компанией гопников, занёс дубину, но тут Давид выстрелил из пращи, да камень шмякнулся прямо у его ног, подняв фонтанчик пыли. Голиаф в ответ деловито ставит дубину к стенке и начинает крутить дули и оскорбительно бубнить «попадёшься ты мне в тёмном переулке».