А что, собственно, произошло вчера 12 апреля 2017 года? Да, ничего особенного.
В Москву из Америки прилетел Рэкс. Битых 5-6 часов безуспешно переговаривался с говорящей Лошадью и Молью. Итоги общения в московской конюшне предсказуемы: Рэкс негромко лаял на Лошадь (всё-таки в гостях), а затем Моль попыталась по случаю поживиться шерстяным покровом заокеанского гостя. Попыталась, да не вышло. Уже на итоговой пресс-конференции Рэкс вполне определённо дал понять, что ядовитое химическое дерьмо в Сирии — продукт, имеющий явный запах московской конюшни. И ещё многократно повторил – доказательств вмешательства конюшенных хакеров в американские выборы более чем предостаточно. Природный острый нюх не обманешь! В свою очередь, Лошадь всякий раз вставала на дыбы, требуя доказательств, предлагая понюхать вместе: чего там нахимичил сирийский друг Моли или кто-то ещё. Короче, Лошадь привычно проржала: «Собака лает – караван идёт» и поковыляла в своё кремлёвское стойло.
А в это время в Нью-Йорке гарцевал, стучал копытами по ООН-овскому столу младший сын Лошади Вован — представитель кремлёвской конюшни. Детство у Вована было далеко не безоблачным. Скачки, кобылки, коневоды и жокеи из блатных, «феня» как средство общения. Словом, тот ещё лошадёнок. Ну и взбрыкнул Вован на представителя британского Льва: «Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?» От таких слов даже многочисленные обезьяны заёрзали в недоумении: «Где это видано, чтобы в таком недипломатическом тоне, да ещё и «на ты»? Мы себе такого даже в своих джунглях не позволяем!» Невдомёк обезьянам, львам, тиграм и прочим, что уголовный сленг уже много лет как стал языком общения обитателей московской конюшни. Невдомёк Рэксу, что лошадиное «Докажи! Отвечай за предъяву!» — оттуда же.

А где же Моль? Поведаю по секрету: Моль полетела дожирать старинные гобелены в отжатой Ливадии и Воронцовском дворце. После переговоров в московской конюшне стало ясно, что хозяин Рэкса в Крым уже не приедет.

- так российский представитель ботает в ООН

 

Loading...