Когда укропатриоты в 2014 году по науськиванию и за бабки заокеанских кураторов свергали, по их заверению, антинародного диктора Януковича, то первыми, кто попытался помешать их намерениям, были сотрудники правоохранительных органов Украины. Это они, хорошие или плохие, без оружия, взявшись за руки, встали на пути у направляющейся к Януковичу бандеровщины, бросающей в них сначала камни, потом бутылки с зажигательной смесью, а потом верёвки с металлическими крюками. С помощью которых выдёргивали из строя безоружного ОМОНа бойцов. Которых тут же, под сценой «революционного майдана», на которой Турчинов со товарищами, провозглашали о европейских ценностях , казнили. И не виноваты были бойцы ОМОНа и МВД в том, что их президент, и главнокомандующий оказался обыкновенной тряпкой и сволочью. Был бы он тем, кем в таких случаях должен быть президент страны, в которой пытаются устроить государственный переворот, то вся эта майдановская гопота, была бы разогнана за полчаса.

Но всё произошло так , как произошло. Президент оказался тряпкой и трусом. А милиция жертвой этой самой трусости. Милицию сначала предали, потом избили, после чего обвинили в противоправных и антинародных действиях. И привлекли к уголовной ответственности за служение «антинародному режиму» и за исполнение своего служебного долга.
Кто из обвинённых успел уехать из страны, тот остался живым и на свободе. А многие из тех, кто уехать не успел, не захотел, или, по ряду причин, просто не смог, тех пришедшие к власти «патриоты» не откладывая дело в долгий ящик, кого кончили в подвалах, кого бросили в тюрьму, а кого просто повыгоняли с органов.

Но, «майдановские вожди», придя к власти, понимали, что они пришли во властные кабинеты не для того, чтобы строить всенародное счастье, а для того, чтобы создать это счастье исключительно для себя. Понимали, что как только те, кто привёл их к власти, поймут, что их «вожди» их просто кинули, они тут же попытаются прибегнуть к тем же методам, с помощью которых был отстранён от власти беглый Янукович. И что им, «вождям», понадобится защита. А кто же их сможет защитить? Ну конечно же, та же милиция, которую сегодня сажают в тюрьмы и выгоняют с работы. И новая власть начала выстраивать новую милицию, переименовав её в полицию. Выгнав из неё всех тех, кто имел хоть какую-то причастность к бывшей власти. И тех, кто был воспитан на традициях предыдущих властей, но, как не крути, это были люди и со своими недостатками, но и с определённым опытом работы.

Но новой власти, в первую очередь, нужны были не опыт и знания сотрудников полиции. Хунта, с самого начала даже не собиралась вести диалог с населением опираясь только на закон, и в рамках этого закона. Хунта помнила, что она стала властью не благодаря закону, а как раз, наоборот, благодаря беззаконию. И для того, чтобы усидеть на властном олимпе, ей нужны были не образованные и законопослушные работники внутренних органов, а преданные беспредельщики. Нужна была новая полиция, близкая по духу, идейно родственная, разделяющая взгляды нового режима, покорная, и на всё ради этого режима готовая. И для этого в ряды «новой полиции» открылись широкие ворота для «новых полицейских». В революционном жанре в ряды полиции в первую очередь принимались «участники» «революции», идейно близкие элементы. И те, кто готов порвать любого, кто хоть слово скажет против идей майдана, и против новых революционных властей. Из рядов МВД выгонялись все, кто по каким бы то ни было причинам не устраивал новую власть, а на их места принимались «патриоты». Правда, небольшая часть из старых сотрудников в рядах МВД осталась. В основном это были те, кто вовремя успел упасть на колени и облобызать сапоги новой власти. Именно эти кадры должны были стать учителями и поводырями для нового, зачастую просто бестолкового, и уж точно ничего не умеющего делать , пополнения, пришедшего в новую полицию прямо с майдана.

Но, и старые сотрудники МВД, и вновь поступившие на службу, из всего происходящего сделали соответствующие выводы. Они поняли, что власть их держит в качестве цепного сторожевого пса, в функции которого входит и охрана хозяина, и умение угадывать желания этого самого хозяина. Лаять только на того, на кого укажет хозяин. И рвать того, кого будет нужно хозяину. В это же время, эта новая полиция помнила, как поступила с их предшественниками, и власть новая, и власть старая. И понимала, что с ней могут обойтись точно так же, как обошлись с теми, кого новая полиция только что заменила. И новая украинская полиция приступила к работе, взяв на вооружение весь горький опыт предшествующих событий, который сводился к следующему: перед тем, как начинать на кого-то лаять в угоду нынешним властям, нужно помнить, что эти новые власти – не вечные. И где гарантия того, что те, на кого они сегодня станут лаять, завтра не окажутся во власти. И тут же не объявят сегодняшнюю власть преступной. И не спросят с полиции за её служение этой сегодняшней преступной власти.
Но, учитывая то, что как-то ведь надо жить и при этой власти, которую неизвестно когда сбросят, и не быть притянутым к ответу, после того, как сегодняшнюю власть объявят преступной. И в то же время, как не крути, что-то ведь нужно делать и для этой власти, пока она находится при власти. Иначе, их, при полном бездействии, эта новая власть кормить не станет.

Задача перед современной украинской полицией действительно встала не лёгкая. Как пронести службу, которой была бы довольна власть нынешняя, выполняя её указания и руководствуясь издаваемыми нею законами, и при этом остаться незапятнанной перед властью последующей. И такой способ несения службы новой полицией был найден. Она не стала карающим мечом хунты, эти функции были переданы службе безопасности Украины, СБУ, которая объявила охоту на инакомыслие, на несогласных с новыми порядками, на сопротивляющихся насаждению этих новых порядков. Именно СБУ стало и политическим сыском, и карающим мечом хунты, и сторожевым псом новой майданной власти. Это СБУ в первые месяцы послереволюционных событий зачищало медиа пространство «новой Украины». Это СБУ выявляло «сепаратистов», в том числе и бытовых. Это СБУ призывало граждан стучать на соседей и недовольных новой властью знакомых.

МВД в лице нового руководства и, особенно в лице советника министра, «европейца» Антона Геращенко, тоже пыталось примерить на себя костюмчик борца с «врагами революции». Но, то ли министр Аваков понимал, что рано или поздно, за такие деяния придётся отвечать, то ли это поняла сама полиция на местах, помня горький опыт своих предшественников. Но, как бы то ни было, «новая полиция» в политические разборки не полезла. Как мне кажется – не имея к этому никакого желания. Да и пользуясь тем, что у неё для таких разборок и юридических оснований нет.

Полиция в Украине сегодня обособилась и заняла просто выжидательную позицию, ограничившись разбором неполитической уголовщины и бытовых конфликтов, подходя очень осторожно к решению каждой конкретной конфликтной ситуации, избирательно применяя при этом и методы работы , и существующее законодательство, имеющее в себе очень много белых пятен, двойного, и более кратного толкования. И, именно благодаря такому некачественному законодательству, и следствие, и оперативные работники, имеющие голову на плечах, не работают по назначению. А создают видимость этой работы. Стараясь, при этом никого сильно не обидеть.

Показатели работы, в основном, делаются на тех, кого можно трогать. Кто не находится под крышей какого-то конкретного политического деятеля, или какой-то политической силы. Можно даже демонстративно, по всей строгости закона, пресечь бытовое пьянство аполитичных любителей зелёного змия. Можно разогнать дерущихся между собой завсегдатаев пивнушки. Но, ни под каким предлогом, полиция не полезет в подпольное городское казино, в котором, зависают любители острых ощущений, и о существовании которого известно всему городу. И никогда полиция не подойдёт к торговцу мяса, который отправляет рога и копыта от свиней и коров «героям» АТО. Также полиция никогда не приедет по вызову граждан, если узнает, что их грабят «герои АТО». Не станет полиция связываться с этими «героями», если они будут нарушать правопорядок в местах общественного пользования. Потому, что сами «герои», чувствуя безнаказанность, тут же, начнут рвать рубаху на груди, мол я воевал. На кого руку поднимаешь. И, без какой бы то ни было опаски, заплюют всю морду прибывшей их угомонять, полиции. И полиция им перечить не станет. Ибо в отношении «героев» озвучено мнение властей: им можно. Не всё конечно. Но, кое что можно. Это делается для того, чтобы у «героев», сидящих в окопах под Донецком, складывалось мнение, что они какие-то особенные, и своим «геройством» заслужили определённую индульгенцию на совершение некоторых поступков, не позволительных тем, кто ни «героем», ни «патриотом» не является.

Я лично, притом неоднократно, был свидетелем проявления свинства «героями АТО», на которое, полиция, не реагировала никаким образом. До тех пор, пока «герои» кого-то обижали. А когда простые граждане начинали «героям» давать сдачи, то полиция, если «герои» молча удирали , не вмешивалась. А вот если «герои», получая в морду, начинали орать о майдане, о «славе Украины» и «славе героям», полиция этих «героев» начинала защищать. Как-то мне на центральном автовокзале одного областного центра довелось наблюдать следующую картину. Около десятка пьяных ублюдков в камуфляже с криками, что они едущие в отпуск «герои АТО», требовали от пассажиров достойного отношения к себе. И уважения как к «героям». Они требовали от пассажиров автовокзала кричать «слава Украине» и «слава героям». Тех, кто отказывался это делать , избивали. И полиция, дежурившая на этом вокзале, в инцидент не вмешалась. А наоборот – совсем исчезла. А когда народ, потерявший терпение от свинства «героев», навалился толпой на этих самых «героев», и начал ногам катать их по полу, и после того, как испуганные «герои», начали орать, что мол «героев» бьют, откуда не возьмись появилась и полиция, которая, тут же, начала искать виновных, в избиении тех, кто обидел «защитников» Украины.

Также я лично был свидетелем того, как пьяные «отпускники АТО», выйдя с кабака, требовали от таксистов бесплатно развезти их по домам. И как «герои», после того как были посланы таксистами куда подальше, с криками «слава героям», попытались избить не уважающих их и не любящих Украину таксистов. И как наблюдавшая за данным происшествием полиция никаким образом не реагировала на избиение «героями» таксистов. Но, как только таксисты переломили ситуацию, и начали давать «героям» достойный ответ, и как только «герои» начали орать что «героев» бьют и тут же начали звонить в полицию, полиция появилась. И на месте, под крики «героев» «слава Украине», составила протоколы таким образом, что это таксисты напали на «героев», проявляя при этом большое неуважение к Украине и сепаратистские наклонности. Несколько таксистов получили срок.

Поэтому современная полиция Украины даже не пытается исполнять свои обязанности в соответствии с правилами, гласящими о том, что перед законом все равны. Везде присутствует избирательный подход. Реакция полиции, на любую конфликтную ситуацию, зависит от того, кто является заявителем о конфликте, и кто является ответчиком по заявлению. И только после того, как выясняется, кто в этом конфликте «свой» для власти, и кто для неё «чужой», полицией принимается решение, как ей действовать в сложившейся ситуации. И кого защищать, а кого наказывать. И как строго наказывать.

В уголовном кодексе Украины, есть статья 366. Она предусматривает наказание должностного лица за использование подложных документов. Был случай, когда неугодного работника выгнали с работы по поддельным актам о его отсутствии. Основополагающим значением в этой статье является статус работодателя. Является он должностным лицом , или нет. В отношении госчиновников, директоров предприятий с образованием юридического лица, статус должностного лица законом определён. А если работодатель — субъект предпринимательства без образования юридического лица. К примеру – частный предприниматель. Как быть с ним? В отношении предпринимателей закон насчет того, является ли он должностным лицом или нет, ничего конкретного не говорит. Ряд писем различных ведомств разъясняют, что должностным лицом является лицо, имеющие распорядительные функции, имеющее наёмных работников, работающих у данного лица по договорам. Но письма – это не закон. Они имеют разъяснительную позицию того или иного ведомства. Мерилом всех юридических разногласий и разночтений, является постановление пленума Верховного Суда Украины. Так вот, занимательно то, что этими самыми пленумами, неоднократно выносились решения по данному разночтению с диаметрально противоположными толкованиями. В одном постановлении предприниматель значится как лицо должностное. В другом предприниматель должностным лицом не является.
Поэтому, в зависимости от того, кем является предприниматель, то ли он «свой», к примеру, волонтёр по сбору средств, для нужд АТО, то ли он «чужой», ничего на АТО не отстегнувший, следствие, избирает нужное для данного конкретного случая, постановление пленума Верховного суда. И на основании его выстраивает свою позицию. Для «своего» его признают не должностным лицом, которое, под действие данной статьи не попадает. И освобождают от ответственности. А для «чужого» применяют другое постановление Верховного суда. И, признав его должностным лицом, подведя его под действие данной статьи, тянет в суд. А в суде… Но, о судах в следующей публикации.

Иногда следствие переквалифицирует ст. 366, в ст. 358 УК Украины. Которая предусматривает наказание за использование официальных, подложных, или поддельных документов не должностными лицами. В данной статье ключевым моментом является статус документа. Официальный он, или не официальный. В выше приведённом случае, есть большая вероятность, признания предпринимателя не должностным лицом. Но тут всплывает другой вопрос — являются ли подделанные им документы официальными. Или не являются. Украинское законодательство, в отношении того, какой документ считается официальным, а какой нет, ничего конкретного не говорит. Различные ведомственные разъяснительные письма в решении данного вопроса никакого юридического веса не имеют. Пленумы Верховного Суда в отношении официальных документов, как и в случае с должностным лицом, имеют диаметрально противоположные мнения. Поэтому, в определении виновности предпринимателя по данной статье, работает такой же принцип, как и в случае определения должностного лица. Для «своих» — применяется одно решения пленума ВСУ, и лицо, ещё на этапе следствия, признается по данной конкретной статье невиновным. И другое решение пленума ВСУ, если какого-то чужого, нужно наказать за строптивость.

И таких примеров – огромнейшее количество. Всех – не перечислить. Но, если делать выводы о работе нынешней полиции Украины, то они сводятся к следующему:
полиция, видя как политики делают её разменной монетой в своих разборках, приняла решение по собственной инициативе никуда не встревать. Не работать, а создавать видимость работы. Без особого распоряжения ни во что не влезать. Просто пересидеть этот трудный период, переждать. А если поступит распоряжение по какому-то вопросу, определиться, насколько безопасно в данном вопросе «копать». И, если опасность «глубокого копания» существует , то копать не глубоко, дабы до мины не докопаться. Ссылаясь при этом на неуклюжее законодательство.

Но иногда, когда команда поступает с самого верху, приходится рвать не по детски тех, на кого с этого самого верху указали. Притом, кусать приходится без шуток, больно, и по-настоящему. Многие знают о том что не совсем давно Пётр Алексеевич отобрал ПриватБанк у Бени Коломойского. Якобы передав его Родине. Но Беня, не так прост, как кажется. Банк то он отдал, в том числе и долги банка, а вот предприятия, корпоративными правами которых этот банк обладал, Беня Родине не отдал. Бенины юристы всё так грамотно обставили, что родине и Петру Алексеевичу отошли только вывеска и долги, а все доходные схемы Беня скромно оставил за собой. Так вот, когда Родина с Петром Алексеевичем, узнали о том, что Беня, их не иначе как кинул, против Бени тут же была развёрнута целая компания. Начались массовые проверки всех марганцеводобывающих предприятий, которые у Бени планировалось отобрать вместе с банком. А хитрый Беня эти предприятия не отдал.
Но, проверку тоже нужно было проводить, создавая хоть какой-то вид законности. Как ни как, идём ведь в Европу. Но Беня нашёл тысячу причин, с помощью которых в проведении такой проверки, Петру Алексеевичу было отказано.
И вот тогда в атаку пустили органы внутренних дел, которые, начали вставлять палки в колёса Бене за пределами его предприятий. К примеру, из пункта А, через кучу контрактов, принадлежащего Бене, и в котором, хранится неучтённый марганцево-рудный концентрат, выезжает гружённый ферромарганцем автотранспорт, принадлежащий посторонней фирме перевозчику, и следует в пункт Б, где этот ферромарганец используется как сырьё для плавки металла. Этот автотранспорт подъезжает к пункту Б. Автомобили выстраиваются в очередь для разгрузки. И тут, откуда не возьмись, появляются автобусы, набитые молодцами в камуфляжах и в масках, с автоматами наперевес. Водители с фур, доставивших груз, просто выбрасываются с автомобилей и тут же укладываются на асфальт, после чего грузятся в автобус и увозятся в определённое СИЗО. Там их допрашивают. Им предлагается «по-хорошему» подписать определённые документы, не читая. После чего водителей отпускают. Водители, прибыв своим ходом на место, откуда их забрали, своих автомобилей больше не находят. Каких бы то ни было документов, поясняющих причину задержания, водителям не предоставили. Каких бы то ни было документов, поясняющих нахождение автомобилей и грузов, также не предоставлялось. Где автомобили, до сих пор не ясно. Ни автомобилей , ни груза. Куда обращаться, и у кого просить защиты, непонятно, да и смысла, похоже, нет.
Так вот, в таких ситуациях, когда «задание» приходит с самого верху, органы внутренних дел его выполняют быстро и чётко, не оставляя никаких документальных доказательств проводимой операции. И морды прячут. На всякий случай. Кто его знает, кто будет править этой страной через полгода. А вдруг Беня…

На хлеб сегодня, полицейские зарабатывают не системно. Сегодня, во время, когда перевороты могут следовать один за другим, выстраивать какую бы то ни было систему просто не разумно. Да и просто опасно. Поэтому, полиция сегодня в основном перебивается не системными, а ситуативными заработками. Да и зарплатку им сегодня приподняли. Лейтенант получает сегодня 8-9 тысяч гривен. Это примерно 18 – 20 тысяч рублей. На фоне судей это мало. На фоне нищего населения, зарплата — сказочно велика.

Ну а как себя чувствует страна, при такой позиции полиции ?
Страна — начинает утопать в преступности. Население, на помощь полиции даже не надеется.
Но об этом, в следующих публикациях. В разделе «Украина криминальная».

Юстас

Loading...