На патагоно-чилийской границе между тем земля просохла. И стала вполне пригодна для движения колёсной техники даже вне дорог. А на территории последнего чилийского союзника ещё была распутица. Наши войска при поддержке мощной железнодорожной артиллерии взяли старую крепость, стоящую на высоком левом берегу реки, отделявшей войска чилийского союзника, развёрнутые против Нашей 3ей армии, от столицы этого союзника. Наши Моторизованные части давно были выведены из местности, которая из-за распутицы временно непригодна для боевых действий подвижных сил…

А войска, обороняющиеся возле столицы чилийского союзника, тоже держались во многом благодаря своевременной поддержке железнодорожных батарей. Авиация летала, в основном, только на разведку. При этом использовались бомбардировщики, выпущенные в январе и имеющие двигатели прошлогодней модели. Ибо при выпуске по 35 новых двигателей в день реально было поддерживать постоянное ведение боевых действий двух истребительной и одной бомбардировочной эскадрильи. И вся эта авиация в данный момент была сосредоточена на северном (правом) фланге патагоно-чилийской границы. Там же выгружалась и войска 4й Ударной Армии. Впрочем, бОльшая часть её войск находилась ещё в эшелонах. И только бронетехника, выведенная из зоны распутицы, почти полностью прибыла на новый фронт. Впрочем, и это было не совсем верно. Ибо значительная часть техники шла с заводов союзников, где была произведена, или капитально отремонтирована.

Ибо только сейчас всплыла ещё одна небольшая афёра. Империя в 1906году заплатила Нашему автотракторному заводу за 352 гусеничных бронетранспортёра. И только сейчас выяснилось, что реально их было произведено 237. Собственно, руководство собиралось остальные поставить в следующем году. Тогда вышло бы, что получился эдакий бесплатный кредит. Руководство завода собиралось прокрутить эти денежки через банк. Процентики присвоить себе. А недостающие БТРы честно поставить армии, но несколько позже. Воровство государственных средств, конечно, но по сравнению с тем, что вытворяли в России великие князья, отвечавшие за флот и артиллерию – детские шалости.

Однако ни в 1907, ни в 1908 годах, из-за загруженности производственных мощностей, произвести и поставить оплаченные БТРы завод не смог. Часть техники должна была поступать в Мотострелковые полки, а часть в Школы-Механиков – Водителей (теперь уже слитые в Училище Подвижных Войск). Так вот на самом деле из-за нехватки БТРов в ШМВ курсанты обучались, в основном, на бронеавтомобилях. Понятно, немножко ездили и на БТРах, и на танках, и на САУи даже на УВТ, но меньше, чем положено по программе. Разумеется, несуществующие БТРы пытались списать побыстрее. После развёртывания производства БТРов на территории Северо-Восточного союзника часть недостающих БТРов докупили. Другую часть несуществующих БТРов якобы продали Нашему тестюшке. В результате всех этих махинаций всё равно покрыть всю недостачу полностью не удалось. Вылезла недостача уже во время войны. А когда начали разматывать клубочек, всплыло всё. Самое смешное, в итоге руководство завода почти ничего не заработало.
Боливийская жёлтая газетёнка « Пагина-6» поиздевалась над незадачливыми казнокрадами по полной программе. Фамилии основных фигурантов стали синонимами придурков. Дочь одного из них быстренько вышла замуж только ради того, чтобы сменить фамилию и переехать к мужу в другой конец империи, где их никто не знал!

Впрочем, нехватка БТРов уже не была слишком страшной. За прошлый, 1908 год, завод короля Константина произвёл 285 БТРов, а в этом, наращивая темпы, перешёл на модернизированную модель при годовом плане 399штук. Однако Мы проявили подозрительность и перепроверили цифры. Наши худшие опасения подтвердились. 399 — это была цифра наибольшего возможного производства. Её подали в предварительном докладе о возможностях производства. Такая цифра могла получиться только в случае отказа от ремонта. На самом деле до января 1909года дожило 213 БТРа из 237произведеных за 1906 год на Нашем заводе. А в этом году они проходили на заводе Северо-восточного союзника (Фолклендии) полную замену ходовой части, выработавшей ресурс. По мере выработки ресурса и БТРы, произведенные на заводе союзника за 1908 год, также должны были получить новую ходовую часть. После года эксплуатации их осталось в строю 270штук. Поэтому новых БТРов за этот год союзник произведёт не более 267штук. Так что за прошлый год удалось укомплектовать по мотострелковому полку у обоих старых союзников. Теоретически хватило бы и тестюшке, но только неподвижных! С танками получалось приблизительно тоже самое. Из 195 Наших и 234 союзнических до начала 1909года дожило 175 и 222 соответственно. Из-за использования производственных мощностей для ремонта, заводы короля Константина должны были произвести 199танков вместо 328 возможных. Так что у обоих союзников имелось по танковому и мотострелковому полку только теоретически. Ибо реально практически вся бронетехника, произведенная на заводах союзников, шла в первую очередь в Нашу армию. А назад союзники получали Нашу технику 1906-07 года производства, почти выработавшую ресурс. В этом году выпуск новой модели, в основном, направлялся в морскую пехоту. Понемножку – в мотострелковые войска для командиров подразделений, артиллерии и миномётов. В перспективе, возможно, кое-что получили бы и тестюшка и вассалы, но явно не в этом году. Впрочем, все эти проблемы меркли по сравнению с основной проблемой – внешнеполитической.

Ибо если подытожить всю внешнеполитическую ситуацию, то получатся, что благодаря Коронадо Мы вступили в войну на море сразу с двумя великими державами, имеющими первый и четвёртый флоты в мире. Причём, продолжая воевать на суше с двумя странами, каждая из которых могла выставить вдвое большую армию. И при этом, почти полностью оголив склады от 250кг бомб и не имея возможности заменить авиационные двигатели, выработавшие ресурс. Кроме того, Наш заклятый сосед (Француллеттия) скоро должен был начать производство сверхтяжёлого танка массой 65 тонн. При том, что Наш самый тяжёлый танк (аж целых пять штук) был массой в 30 тонн. Часть лёгких танков и гусеничных бронетранспортёров выработала ресурс и требовала перестройки с полной заменой ходовой части. И чтоб совсем было весело –в этот момент Наши крупные корабли расстреляли стволы, и теперь нуждались в лейнировании. Машины и механизмы тоже требовали переборки и ремонта, а экипажи – отдыха. Ещё и наследник престола был ранен и находился в госпитале. А обе СБ доложили о том, что напали на следы заговора в самых высших эшелонах власти. И сейчас активно рыли носом землю, узнавая подробности. Хорошо Нам, императорам! Скучать никогда не приходится…

Однако Мы не забывали о развлечении подданных. Возле Нашего дворца, в парке, была установлена подбитая под Берестом САУ-3. Именно та, в которой был ранен принц-бастард. Желающие за деньги, а школьные экскурсии – бесплатно, могли пощупать и даже залезть внутрь. Рядом, в павильоне, висел триптих, написанный придворными художниками. На нём был изображён момент попадания в САУ двух первых снарядов. Только с разных точек. В одной части была представлена панорама боя со стороны противника, внезапно напавшего превосходящими силами на маленькую колонну и успевший буквально первыми выстрелами её уполовинить. На другой – вид на САУ с повреждённой гусеницей, с близкого расстояния. На заднем плане – горящие танк и бронетранспортёр.

А на центральной части триптиха – вид изнутри САУ в момент попадания первых двух снарядов. Картина более, чем реалистичная. Убитый наводчик, тяжело раненый командир, мозги из оторванной головы, выпущенные кишки и кровища, кровища, кровища… И принц-бастард с окровавленным лицом и рукой возле прицела… Некоторых рвало, а дамы падали в обморок… А на выходе – четвёртая картина. Тоже поле боя, горящая вражеская техника, последние танк и бронетранспортёр, которым сдаются три сотни перепуганных врагов. Усеянный вражеским трупами окровавленный снег, посечённый осколками шрапнели. И ослепительное солнце на пронзительно-голубом небе…

Loading...

Впрочем, наброски человеческих внутренностей в САУ-3 были сделаны отнюдь не внутри её! Ибо даже бортовая броня так и не была пробита. Экипажу элементарно не повезло – отколовшиеся куски брони просто перерезали горло наводчику и вошли в висок командиру. А вот оторванные головы, распоротые животы и прочие ужастики были сфотографированы внутри вражеских БАЗов. Особенно пострадали те, с 20мм бронёй которых сталкивался 10килограмовый 89мм снаряд САУ-3. В таком случае первое попадание было и последним. А сгущение красок с ранами принца-бастарда было нужно в первую очередь не для пропаганды, а для дезинформации! Пусть супостат считает, что даже 44мм ОПН для САУ-3 опасна! smile