Какие ассоциации возникают при слове «блокада»? Вторая мировая война, блокадный Ленинград, тысячи замерзших, умирающих от голода ленинградцев, разруха, страдания, 125 грамм хлеба, трупы на улицах, которые некому убирать. Казалось бы, страшнее ничего нельзя вообразить. Но сегодня на Украине «блокада» приобрела новое звучание, новое рождение, и получила одобрение у определенной части общества.

Блокада Донбасса национал-радикалами теперь возведена в ранг подвига. А горстка упоротых ублюдков под ура-патриотическими лозунгами объявившая фактический геноцид жителям «неподконтрольных» Киеву территорий, называет себя «борцами за независимость Украины».

Когда блокаду устраивает враг – это нормально, на то он и враг. Война есть война. Блокада рано или поздно заканчивается, врага побеждают и выгоняют со своей территории. Но когда блокаду против собственного народа учиняет горстка полоумных кретинов при полном попустительстве властей, это уже надо называть как-то иначе.

Несколько десятков полоумных ура-патриотов с конца января блокируют движение поездов в сторону неподконтрольных Киеву территорий Донецкой и Луганской областей. Они шантажируют киевскую власть, требуя прекратить торговлю с «агрессором», квохчут свою петушиную песню про «бизнес на крови патриотов», угрожают переворотами, и.т.п. Власть официально не поддерживает блокаду, но идет на поводу у национал-идиотов, позволяя и дальше перекрывать транспортное сообщение. Ни миллионные убытки, ни проблемы в энергетике, ни очередной виток инфляции, ни падение национальной валюты, и последующее за этим обнищание граждан, ничто не вынуждает власть разобраться с кучкой «блокаторов».

Блокада рискует добить украинскую экономику. Предприятия на неподконтрольных Киеву территориях наполняли украинский бюджет. Без донбасского угля тарифы на электроэнергию и отопление снова взлетят. Уже сейчас на официальном уровне говорят о возможных веерных отключениях электричества по стране. В итоге парасюки и семенченки шантажируют правительство, но страдают от этого только украинские граждане.

Удивительна логика ура-патриотов. Они с пеной у рта призывают считать территории «республик» украинскими и временно «оккупированными» Россией, и в то же время объявляют эти территориями «вражескими», со всеми вытекающими из этого последствиями. Если Украина блокирует поставки на «неподконтрольные» территории, значит, тем самым она признает, что это уже не ее территории, и никогда ими не будут. А не свое – не жалко.

Вчера в ряде городов: Краматорске, Авдеевке, Мариуполе прошли митинги с требованиями прекратить торговую блокаду Донбасса. Жители понимают, что блокада угрожает закрытием предприятий, потерей рабочих мест и нищетой. Как ни странно, нашлось и много противников данных митингов.

Участники блокады и их сторонники называют себя защитниками «батькивщины». Ради удовлетворения своих амбиций они готовы обречь тысячи людей на вымирание. При этом радикалы призывают население терпеть «временные трудности» во имя «победы над оккупантом», и не идут ни на какой диалог даже со своими вчерашними соратниками по Майдану. Быдло-активисты и националистическая гопота становятся неуправляемыми, чем дальше, тем большое. И вот уже в Татьяну Чорновол, которая приехала переубеждать «блокаторов», со стороны последних полетели яйца. Пока что куриные. Сама одиозная депутат-майдановка немедленно зачислена в «агенты Кремля».

Между тем, сохранение торговых отношений между воюющими сторонами – это нормальная практика. По принципу: ничего личного, только бизнес. Делать деньги «на крови» – это тоже обычная практика, присущая многим военным конфликтам. Хотя это и выглядит цинично с точки зрения человеческих представлений, но это нормально с точки зрения общих интересов. Сопли и вопли ура-патриотов здесь выглядят комично.

В нормальном государстве власть, если она сохранила здравый смысл и самоуважение, должна была бы жестоко подавить подобную деятельность горстки бандитов, прикрывающихся псевдопатриотическими лозунгами, вплоть до физического устранения участников блокады. Но искать остатки достоинства в стране победившего три года назад на Майдане «достоинства», дело пустое. Украина – это страна, где у «патриотов» заблокированы мозги, на то они и патриоты.

Украинские радикалы любят поговорить о «российской оккупации». Как мы знаем из относительно недавней истории, любая оккупация все же лучше блокады. Если при оккупации можно как-то выживать, мирясь с присутствием оккупационной администрации, то выживать в условиях блокады весьма затруднительно. На «оккупированных территориях» работают предприятия, люди продолжают получать зарплаты, и жить в общем-то не хуже, чем до оккупации.

Что же произошло бы в случае настоящей, а не вымышленной оккупации? Представим на минутку, что российские войска захватили Украину, и в ряде областей обосновалась оккупационная комендатура. Как повело бы себя местное население? Перво-наперво украинские женщины встречали бы «оккупантов», надев свои самые короткие мини-юбки. Украинские «доблестные» вояки тоже не отказались бы от предоставления интим-услуг «оккупантам» по бросовой цене. Пенсионеры, задавленные тарифами, и подавно, встречали бы «оккупантов» цветами и конфетами. Многие из тех, кто поддерживал «единую и неделимую», выстроились бы в очередь, чтобы записаться в полицаи. И вчерашние любители майдана стали бы бить себя пяткой в грудь, доказывая свою русскость, а для пущей убедительности начали бы сдавать с потрохами побратимов по борьбе за «незалежную неньку Украину».

Это национальная черта. Об этом не любит говорить ни одна, ни другая сторона. Есть особый менталитет украинца. При всем при том, что украинцы являются субэтносом русского народа, все же кое в чем отличаются от него. Прежде всего, умением приспосабливаться. Украинцы – одна из самых приспособляемых наций, способная выживать в таких условиях, в которых любая другая нация попросту бы не выжила, либо нашла бы в себе силы изменить эти условия. Украинский менталитет выковывался столетиями рабства. Раб способен терпеть экстремально высокие тарифы и экстремально низкие зарплаты, питаться два раза в день и при этом не возмущаться далее чем у себя на кухне. Раб готов приспосабливаться и к холоду и к голоду. Весь его бунт за всю историю существования – это бунт на коленях.

Настоящую оккупацию население восприняло бы это с радостью. Во-первых потому, что «хуже не будет», во-вторых потому, что на Украине принято встречать любого оккупанта с распростертыми объятьями еще с незапамятных времен. Национальный менталитет – тонкая штука. Против него не попрешь. Его просто надо понимать, и правильно им пользоваться. Как ни крути, плохая оккупация лучше хорошей блокады, а плохой оккупант, предоставляющий работу лучше своего голозадого «защитника», способного предоставить только голод.

 

 

Loading...