В несчастье обращался Рим

К последним воинам своим:

«До вас дошел черед, триарии!»

 

Тот, кто не слышал фразы: «дело дошло до триариев», ничего не знает о военной истории Римской империи. Легендарные воины, залог практически любой римской победы, они вписали своё имя в хроники любых государств, которые сталкивались на поле боя с легионами Вечного города. Настоящий бастион римской храбрости и воинского умения! Несмотря на то, что имеется большое количество источников истории Древнего Рима, военная составляющая оставляет множество пробелов и мест для разного рода предположений.

Кто же были такие, эти триарии?! Почти любая энциклопедия даст стандартный ответ: ветераны, которые могли позволить себе самое лучшее вооружение, занимали третью линию римского легиона (отсюда и название), были упразднены после реформы Гая Мария. Однако, стоит учесть, что это предположение сделано скорее историческими теоретиками, нежели военными практиками. Попробуем взглянуть со всех точек зрения.

Гай Марий

Для начала, разберемся с «военной реформой Гая Мария». С его именем традиционно связывают главнейшую веху в военной истории, переход к профессиональной армии. Чтобы было понятно даже неискушенному читателю, поясню. Не только армии Древнего мира, но и в Средневековье, а частью даже еще в XVIII веке, войска комплектовались по принципу «каждый платит сам за себя». То есть, своё оружие или снаряжение, солдаты и офицеры не получали на складе, а покупали за свои деньги. Поэтому, возникала серьёзная проблема, когда плечом к плечу вынуждены были сражаться человек в одной рубашке с копьем и довольно хорошо защищенный и вооруженный воин.

Пока дерутся соседние деревни, это не принципиально. Но если речь идёт о государствах, все меняется. Римляне не избежали этой проблемы. Едва их амбиции и возможности стали чуть больше, возникла необходимость организации разношерстной вооруженной толпы в нормальное войско. Такие реформы провёл Сервий Туллий, разделив всех граждан Рима на определённые разряды, согласно их благосостоянию. Из этих разрядов и должна была комплектоваться армия. Хотя, по сути, это было тогда всего лишь обычное ополчение.

Сервилий Туллий

Почему реформа Сервилия так важна? Во-первых, она определяла разные права для категорий населения. Во-вторых, за эти права надлежало усердно воевать. В-третьих, воевать должны были не все подряд, а лишь обеспеченные граждане, которые могли выйти на поле боя не с кухонным ножем, а с нормальным вооружением, ведь устанавливался немалый денежный ценз для службы. Эта реформа позволила получить армию из достаточно хорошо вооружённых солдат. Сегодня, служба в армии кажется очень многим анахронизмом, если не идиотизмом. Знаменитые «потерянные из жизни два года» (год).  Но в Древнем мире никто не слышал о равноправии, за каждое право нужно было платить и его необходимо было непрерывно отстаивать!

Появляется римский легион… Три линии тяжёлой пехоты, которые прославят Рим в веках. Гастаты, принципы и триарии. Гастаты-достаточно хорошо вооружённые и защищенные воины, для того времени. Принципы-еще более защищенные. И элита-элит, триарии. В легионах воевали и другие, более «лёгкие» солдаты, вроде рорариев и акцензов, но они мало могли повлиять на исход боя, что и обусловило их забвение. С этого момента и начинаются загадки.

Классическая версия гласит: гастаты-это молодые и самые бедные воины, которые постепенно копили деньги на вооружение и переходили в принципы. Накопив ещё, становились триариями. С точки зрения обычного историка-все логично. Но такая логика обманчива. Жалованье рядового легионера начиналось от 75 ассов (до 300 у ветеранов), тогда как минимальный ценз был равен 11500 ассам, а максимальный доходил до 70000. То есть, даже до покрытия ценза и пра-правнук легионера бы не дослужился, при отсутствии всяческих трат! А цены были высоки. Хотя вооружение отличалось не слишком и доспех принципа вряд ли стоил настолько дешевле доспеха триария, что на последний приходилось копить годами.

Отсюда следует очень важный вывод: три линии тяжёлой римской пехоты имели не «денежное деление», а «ветеранское». Иначе, хотя бы в одном источнике называли триариев богатыми, а принципов или гастатов бедными. Но везде мы видим только одно отличие: молодые-опытные-ветераны. Это очень разумно, с военной точки зрения рукопашного боя. А учитывая изначальное денежное состояние римских солдат (ценз), вряд ли им было слишком обременительно приобрести поножи и лишнее копье…

Третья линия легиона, триарии, имела существенное отличие от первых двух, она была вооружена копьями. В случае необходимости (исторические источники), триарии обычно выстраивались фалангой, плотным построением копьеносцев, прорвать которое было крайне проблематично в те времена. Отказавшись от сплошного ряда длинных копий греческой фаланги, римляне избавились и от её важного минуса-отсутствия маневренности. Триарии могли достойно встретить атакующих по фронту и легко отразить фланговые атаки кавалерии, что тогда было фактически синонимом разгрома. Перестроить армию в бою было почти невозможно.

Теоретически, военная служба в римской армии составляла 20 лет, на деле же, редко какой легион не распускали после 5-6 лет до Гнея Помпея. Почему так?! Со школьных времён мы привыкли видеть понятные карты, где чётко обозначены границы государства и зависимых территорий. Реальность далека от этого. Римская республика даже в довольно позднее время, это лишь союз нескольких полисов (городов-государств) греческого типа, при верховенстве Рима. Большая часть конфликтов этого времени не требует не то что сильной армии, но и вообще военного присутствия. Обычная римская армия составляет порядка 20 тысяч в период войны, по два легиона каждому консулу. Рим мог выставить тогда около 200 тысяч воинов, согласно переписи, но этого конечно не требовалось.

И такого количества оружия просто не существовало в природе. Очевидно, что в «мирное время» оставался лишь костяк легионов. Те самые ветераны, которым «на гражданке» и делать особо было нечего. Все изменилось в противостоянии с Карфагеном. Пунические войны потребовали огромное количество ресурсов. Главным образом-человеческие, опытных воинов. Когда говорят о римских легионах, воображение сразу рисует огромные казармы, где тысячи воинов обучаются правильно маршировать, перестраиваться и бить мечом. Конечно, все было иначе.

Обучение новобранцев целиком зависело от конкретного полководца и слагалось из нескольких факторов.

1. Личный авторитет. Очень важно! Именно он сильно влиял на все остальное. Во-первых, к удачливому полководцу гораздо охотнее шли ветераны и опытные офицеры. Во-вторых, процесс «выбивания» из Сената значительных расходов сильно упрощался.

2. Имело значение и наличие солидных денежных средств. Ветеранов приглашали в формирующиеся легионы за отдельную плату, которая минимум вдвое превосходила обычное жалование. Эти расходы нередко покрывались из личных сбережений полководца. В свое время, Марк Красс, не обладая особыми военными талантами и авторитетом, буквально купил тысячи ветеранов, которые обеспечили ему победы над войском гладиаторов, например.

3. В полевом лагере начиналось собственно обучение новобранцев. Чем выше требования полководца, тем дольше длится муштра, тем больше умеют солдаты. Но и затягивать тоже не стоит, ведь враг, возможно, уже ведет боевые действия там, где и нужны войска. Опять на первый план выходят опытные ветераны и офицеры. Чем их больше, тем быстрее идет обучение армии, тем раньше она сможет выступить.

Но с началом Пунических войн с Карфагеном, система начала давать серьезные сбои. Потребности в людских резервах, в связи с крупными потерями, сильно возросли. Появилась необходимость набора более крупных армий. Прослойка ветеранов оказывалась «размазанной» по многочисленным подразделениям. Риму срочно требовались военные реформы. Они начались с существенного понижения ценза для службы в армии, до 4000 ассов, что позволило набирать куда больше мужчин на службу. Впоследствии, военный ценз снизили уже до 1500. Видимо, именно с этим фактором связано появление легко вооруженных велитов в римских легионах. Их количество нередко стало приближаться к количеству тяжелой пехоты.

Велит

Триарии-ветераны стали слишком ценным ресурсом и нередко их стали оберегать от участия в битве. В тоже время, введение их в бой приобрело колоссальное значение, способное перевернуть весь ход сражения. Видимо, именно с этим периодом определенного упадка военного качества легионов и связаны столь восхищенные отзывы современников о триариях (хотя нужно делать скидку на литературные преувеличения). Более того, их активно начинают использовать не просто как третью линию обороны или атаки, исключительно как прикрытие гастатов и принципов, а для маневрирования по полю боя и самостоятельных ударов по врагу. Эти изменения связывают обычно с именем Сципиона Африканского.

В это же время появляется упоминание когорт в легионах (хотя считается, что когорты появились лишь после реформ Мария). Первые построения когортами, вместо манипул, приписываются союзникам римлям-италикам. Якобы у них и позаимствовали это военное новшество. Обычная римская армия времен республики состояла из двух легионов римлян и двух легионов союзников. Но все исторические источники однозначно заявляют: римский строй был единым для всех! Перевод легионеров-италиков (союзников из других полисов) в разряд неких «вспомогательных сил» или «отдельных формирований) не только необоснован, но и противоречит военным понятиям ведения войны.

Чем отличаются манипулы от когорты, а манипулярная тактика от когортной? Манипула-это воинское подразделение от 60 до 180 человек. Когорта, от 300 до 600 бойцов. Классическая версия гласит, что с реформой Гая Мария появилось одинаковое оружие для всех легионеров, поэтому необходимость в манипулах отпала и появились когорты. Утверждение довольно странное. Во-первых, переход к унифицированному вооружению на тактику построения легиона повлиять никак не мог. Во-вторых, еще и через тысячелетие павших воинов обдирали буквально до нитки, настолько ценилось железо. Обеспечить едиными доспехами и оружием десятки тысяч солдат, это трудновыполнимая задача и в средние века, что уж говорить о Древнем мире. В-третьих, переход армии к новой формации и вооружению даже сегодня затягивается на долгие годы, а тогда он просто обязан был занять десятилетия, если не перешагнуть за рубежи века!

Собственно, именно это мы и увидим, стоит отказаться от классической версии «мгновенного перехода». Когорты начинают упоминаться около 200 г. до н.э. Но еще при Цезаре встречаются построения манипулами, а это примерно 150 лет спустя! Но тогда в чем причина замены манипул на когорты? Ответ достаточно легко можно найти в военной истории. ВСЕГДА, мы видим одно и тоже: чем больше масса войск, тем плотнее строй! Даже войны XIX века поражают «глупыми» маршами плотных колонн буквально на убой. Но иным способом невозможно удержать атаку крупных сил. Классический пример: битва при Изандлване, между англичанами и зулусами. Наличие самого совершенного на тот момент оружия, тактики, организации войск не спасло тонкую цепь британских стрелков от рукопашного натиска «дикарей», вооруженных дубинами… Теперь представьте, что линию манипул атакуют многочисленные враги, вооруженные не хуже легионеров. Никакие триарии и перестроения не спасут!

Отсюда и вытекает простейшее военное решение-увеличить концентрацию своих солдат на условном квадратном метре боя. В этом случае, строй имеет гораздо больше шансов устоять под натиском и даст возможность полководцу проявить свои таланты. Такая тактика актуальна и поныне. Но если учесть, что подобное построение было новым даже для ветеранов, то легко понятно, почему в случаях применения противником сравнительно небольших сил, римляне еще очень долго возвращались к манипулярной тактике, ведь она имеет и свои несомненные плюсы, по сравнению с когортной. Ввязавшуюся в рукопашный бой когорту невозможно разделить на отдельные подразделения, это своеобразная утопия дилетантов «военной тактики». Даже если против 500 легионеров только 300 врагов. Сражающиеся воины перемешаны, связи нет, собрать хотя бы декурию (римское подразделение в 10 человек) в горячке боя, представляется слишком малореальным. В то же время, если у вас не одно подразделение в бою, а только два из пяти, то вполне можно оставшиеся три использовать для обходного маневра или отражения фланговой атаки.

В связи с этим, крайне сомнительно, что триарии быстро исчезли из римского войска. Во время Союзнической войны римлян с другими италиками ( 91-88 до н.э.), триарии еще упоминаются в описаниях боев. Хотя все чаще их имя заменяется обычными «ветеранами». Но триариями они были не потому что применялись при использовании манипулярной тактики, а потому что стояли в третьей линии легиона! Принципиальных изменений в структурах легионов не произошло. Военные реформы Гая Мария скорее закрепили де юре то, что давно существовало де факто, но не распространяли автоматически новые положения на все римское войско. Весь его реальный вклад в «формирование профессиональной армии» состоял в наборе буквально нескольких тысяч солдат из нижних слоев римского общества. Опыт был довольно неудачный. Оружие за счет государства легионеры стали получать еще при братьях Гракхах. Новый порядок перемещения, когда солдаты несут большую часть поклажи на себе, тоже не «реформа». Знаменитые «мулы Мария» лишь акцент внимания историков. Были ровно такие же «мулы Сципиона» и «мулы Суллы»…

Барельеф с «колонны Траяна»

Скорее всего, окончательное исчезновение триариев из легиона связано с именами Гнея Помпея и Юлия Цезаря. Их вклад в реальное реформирование римской армии гораздо внушительнее.

Помпей и Цезарь

Помпей Великий впервые начал формирование легионов на постоянной основе, то есть они не распускались после войны, как это было до него. Таким образом была решена постоянная проблема с высокооплачиваемыми ветеранами, которые превратились либо в обычных легионеров, либо в сравнительно крошечную прослойку эвокатов, сверхсрочников. Это была солидная экономия финансов, за счет которой Цезарь увеличил жалованье легионеров и поднял престиж военной службы, как и массовыми раздачами земель. Кроме этого, талантливейший полководец отказался от многих шаблонов в военном искусстве, а положение диктатора позволило внедрить новый подход по всей римской армии. Хотя военная машина Рима еще долго «скрипела» различными военными анахронизмами. Лишь эпоху Октавиана Августа можно считать завершающим этапом военных реформ.

Октавиан Август

Грозные воины «третьей линии обороны» навсегда исчезли из истории. Но само имя триариев стало нарицательным, что говорит о многом. Во все времена, любой полководец имел при себе «последний батальон», состоящий из отборных ветеранов. Они держались у Фермопил и при Пуатье,  штурмовали Чертов мост и умирали под Ла-Э-Сент, прорывали линию Мажино и брали Кёнигсберг, до последнего стояли в долине Йа-Дранг и на высоте 776. В военной истории любой страны были свои «триарии». Но начали они свое шествие в Вечном городе, тяжелой поступью римского легиона…

 

 

Loading...