В 5 часов утра 18 марта с борта «Эль Сида», входящего в эстуарий Ла-Плата, на разведку взлетели две «Гидры». Оба гидросамолёта практически сразу обнаружили по английскому крейсеру-скауту, «пасшему» Нашу эскадру весь путь от залива Сан-Матиас до Ла-Платы. Далее одна «Гидра» пошла строго на запад, к БА, вторая получила задачу осмотреть весь эстуарий, вплоть до Монтевидео. Ни к одному из портов самолёты не приближались, дабы не привлекать к себе внимание. В обоих портах вполне хватало агентурной разведки. И она сообщала, что никаких сюрпризов нет.

После отдыха и трёхдневной пьянки с элементами разврата, экипажи кораблей, пришедших в БА должны были начать ремонт и обслуживание механизмов. Три бывших штатовских, а теперь аргентинских броненосца, выгрузив боезапас, приступили к ремонту и модернизации. Один зашёл в док для ремонта и чистки подводной части, два других просто стали у достроечной стенки. Самым главным результатом модернизации должна была стать установка лицензионных 1,75дюймовых Орудий Прямой Наводки на зенитном станке и 5линейных зенитных пулемётов. В связи с тем, что Наша морская пехота 4дня назад ограбила столичный арсенал и временно вывела из строя заводы, орудия и пулемёты изымались из частей, куда они поступили с заводов. После аргентинских получить зенитное вооружение должны были французские корабли.

И только получив полноценное зенитное вооружение, объединённый флот должен был начать своё движение к Нашему Внутреннему Морю. При трёхсменной работе с участием экипажей кораблей выходило по 3 дня на корабль. Впрочем, док был всего один, да и крановое оборудование у достроечной стенки не позволяло полноценно заниматься тремя кораблями одновременно. Так что реально сроки удлинялись, как будто одновременно шли работы на 2х, а не на 3х кораблях. Так что 15 кораблей объединённого флота должен был получить зенитную артиллерию через 24 дня. В случае прихода ещё 4х французских крейсеров сроки удлинялись ещё на 6дней.

Казалось бы… Однако Мы тогда ещё не знали, что подойдут дополнительно ещё 7 новых броненосцев (ещё минимум 12 дней) . А 17 эсминцев тоже вместо 5 47мм пушек должны были получить 44мм зенитки и 12, 7 пулемёты. Но их наличие на сроках готовности всего флота влияло не сильно. Ибо ими занимались бы верфи для мелких кораблей. И потребовало бы 18 дней, но не дополнительно, а параллельно к тем 12ти. Ибо переоборудованием миноносцев занималась бы не большая, а средняя верфь в БА, с доком для кораблей до 100 метров длиной. Так что полностью готовым объединённый флот стал бы только 5мая.

Но тут была другая сложность. Аргентинский годовой объём производства ОПН должен был составить менее 700 штук. За февраль успели наклепать 34штуки ОПН и по 256снарядов на ствол. К лету месячный выпуск должен был вырасти до 70 стволов в месяц. Так ведь ОПН нужды были не только флоту, но и войскам! Их ставили на новые танки, ими перестволяли старые зенитные бронеавтомобили. Наконец, по 2 ОПН поступало в обычные пехотные батальоны как противотанковые орудия. И тут датская компания «Даниш виапонс» («дочка» голландской фирмы «Датч армс»), объявляет о продаже Франции 300 произведенных у Нас ОПН! Понятно, совсем не дёшево, в четыре раза дороже нормальной цены, но, тем не менее… Причём, сделка оплачена, и датские корабли с ОПН вроде как совершенно случайно зашли в БА для загрузки угля и продовольствия…

Выясняется, что Наши внешторговцы , озабоченные количеством ОПН на Наших складах, понемногу распродавали излишки. В принципе, за 1907 год ОПН было произведено 2707штук. Столько не нужно ни Нашей армии и флоту, ни Нашим союзникам и вассалам. Тем более, в 1908году производилась дальнейшее развитие ОПН -1, 75дюймовая зенитная пушка, а в этом году – такая же батальонная. Так что ОПН всё равно подлежала постепенной замене. За два предыдущих года (не считая прямых поставок союзникам) иностранные посредники купили 1100 этих не совсем удачных орудий. Причём купили довольно дорого. А вот продали только несколько небольших ознакомительных партий, а то и вовсе единичных экземпляров. И цена на них упала ниже плинтуса.

«Даниш виапонс» вовремя сориентировалась и ухитрилась скупить зависший товар ДО уничтожения флота Чилийского Союза Нашей авиацией. После чего все резко прозрели. И поняли необходимость оснащения флота достаточным количеством зенитной артиллерии. А чуть ли не единственным находящимся в свободной продаже образцом, более-менее пригодным для установки на корабли в качестве зенитного, да ещё и в серьёзных количествах, является ОПН!

Ещё хуже было положение с 5тилинейными пулемётами. За 1909 год аргентинский завод должен был произвести по Нашей лицензии 1600штук. Соответственно, за февраль было произведено 80 штук. Но на внешнем рынке они наличествовали, причём тоже в довольно не слабых количествах. Но «Даниш виапонс» и тут вовремя подсуетилась! Так что акционеры (в числе которых, по слухам, были даже представители Датского Королевского Дома и какие-то высокопоставленные голландцы, бельгийцы и латиноамериканцы) должны радоваться, предвкушая прибыли!

В последний момент выяснилось, что французский адмирал, не согласившийся с ролью подсадной утки, передал (вроде бы как временно) командование заместителю, а сам отбыл вроде как в гости местному скотопромышленнику. Ещё 17 марта одна боливийская газетёнка в вечернем спецвыпуске сообщила, что адмирал подал в отставку, не желая участвовать в оплате жизнями французских моряков барышей биржевых спекулянтов. И обозвал весь французский парламент «гнездом немецких шпионов», вместо войны за возврат Эльзаса и Лотарингии, втравливающих Францию в ненужную ей авантюру в другом полушарии. Но информация об этом ещё не стала общеизвестной в Аргентине – она должна была появиться только в утренних газетах. Впрочем, вся Франция, из-за разности в поясном времени уже обсуждала эту новость.

В 5-45 утра «Гидра», отправившаяся в строну Монтевидео, была в 100км западнее этого порта, недалеко от Ла-Платы. С её борта пришла радиограмма «11 вымпелов, головным «Демократи». Коронадо обалдел. Французская эскадра перекрывала ему выход из Ла-Платы! Однако он не бросил тихоходные тральщики и транспорты, а продолжил движение к БА. Только отправил радиограмму о перенацеливании второй волны «Хомбре-Лобо» («Оборотней») на новую цель.

Вчера вечером, сразу после 23часов с дополнительных полос аэродрома севернее Кармен-де-Патагонес начали взлетать передислоцированные из Южной Патагонии новейшие истребители. К этому времени их было произведено больше 350штук, так что Мы реально могли укомплектовать ими 8 из 16ти наших истребительных полков. Однако часть всё равно поставлялась союзникам и Вассалу, да и против чилийского союза нужно было оставить достаточное количество самолётов. Кроме всего прочего, двигатели выпуска первой половины этого года имеют ресурс при установке на истребителе всего 30 часов.

Так что двигатели истребителей, выпущенные в начале февраля, использовавшиеся для обучения пилотов и боевых действий, уже давно выработали свой ресурс. И подлежали замене. Часть успели заменить, а часть – нет. И не надо забывать, что при годовом плане 18271шт. до середины марта было произведено 1461 новый 81л.с. двигатель. С учётом того, что для истребителя нужно 2 двигателя, а для бомбардировщика – 4шт, плюс некоторые машины получили уже даже не первый, а третий комплект двигателей, планирование воздушных операций было связано с очень большими проблемами ещё и по соображениям количества двигателей. И штабам и службе тыла приходилось проявлять чудеса изобретательства, чтобы операция вообще состоялась.

Так что реально в воздух поднялось 24эскадрильи по 12 машин. Каждую из эскадрилий сопровождали по 4 бомбардировщика. Головной выполнял роль лидера, три замыкающих прикрывали эскадрилью с хвоста. Впрочем, после пролёта зоны досягаемости аргентинских истребителей хвостовые повернули назад и отбомбились в районе аргентинских аэродромов. Как ни странно, несмотря на ночное время, было даже несколько попаданий по ВПП и сгорело три аргентинских самолёта. Впрочем, всё это сделал самый молодой экипаж, несколько отколовшийся от своей группы. Основная задача была выполнена – аргентинцы решили, что основной целью налёта были аэродромы возле границы.

В 6 00 с уже привычным жутким воем «Оборотни» начали пикировать на французские корабли, которые спокойно стояли на якорях возле БА. Одновременно с борта другого лёгкого линейного крейсера «Дигнидад» стартовали ещё три «Гидры», получившие задачу на разведку на восток, северо-восток и север от флота Коронадо.

Вообще-то от аэродромов возле Кармен-де-Патагонес до БА 700км. Тактический радиус «Оборотня» (по результатам испытаний поставленного для Альфонсо Санчеса опытного триплана -185км) Впрочем, серийные «Оборотни», пикирующие сейчас на французов, были бипланами. Ибо, как было заявлено, это был не палубный вариант, который имел длину разбега в 145м, заточенную под длину палубы авианосца (150 (?)м). А сухопутный вариант, с длиной разбега в 191метр.

Впрочем, реально металлическая ячеистая часть полос была полукилометровой, ибо взлетать приходилось в перегрузочном варианте. Сухопутный вариант имел ещё меньший тактический радиус – всего 105км. Но благодаря перегрузке в данный момент он нес 250кг бомбу и дополнительно 350 кг бензина. В один конец он мог перенести бомбу более чем на 1000км. Разумеется, назад на свой аэродром он уже не мог вернуться. На картах, выданных за два часа до вылета, было указано место посадки в 73 км на юго-восток от БА, на трассы столичного автоклуба.

А между тем «Гидра» зависшая над Второй французской эскадрой, уточнила её состав. Кроме 7 новых броненосцев и 4 броненосных крейсеров, в неё входили почти все новые французские эсминцы. Два стареньких типа «Фоконе» и 15 типов «Кляймор» и «Фанфар». Если старые имели скорость 26узлов и несли 2 380мм торпедных аппарата, то новые 27-28узлов и 450мм торпедные аппараты. Линейные крейсера и дредноуты Коронадо могли дать минимум 30 узлов, но так как они уже зашли в Ла-Плату, то эсминцы, в принципе, имели шанс перехватить их. Тем более, пытаться сейчас выйти из Ла-Платы на такой скорости означало бросить на растерзания тихоходные боевые корабли и суда с десантом. Так что эскадра Коронадо продолжала неторопливо (10узлов) двигаться к БА, быстро (16узлов) настигаемая французами.

В 6 30 стало ясно, что большая часть эскадры в БА уничтожена или серьёзно повреждена авиацией. В 6 35 сообщение об этом получил Коронадо. Приблизительно в 6 45 французы тоже поняли, что что-то пошло не по плану. Однако курс пока не меняли, занявшись переговорами по радио. В 7 00 одна из «Гидр» с «Дигнидада» обнаружила причину прежнего курса и адресат переговоров. «8 дредноутов, головным “Инвинсибл”», срочно передал пилот и продолжил облёт английской эскадры. Далее шли “Инфлексибл” и “Индомитебл”, затем «Сент-Винсент», «Беллерофон», «Темерер» и «Сьюперб». Замыкал колонну сам «Дредноут». Крейсера –скауты и эсминцы сосчитать было ну просто нереально… В 7 15 об этом знал Коронадо. Больше всего в этой ситуации «радовало» то, что 2 из трёх Наших недостроенных дредноутов вообще не имели никакой артиллерии, кроме орудий Главного Калибра. Так что вражеские эсминцы могли вполне безнаказанно приближаться к ним на дистанцию торпедного залпа.

В это время морская пехота начала высадку у яхт-клуба, а пилоты первых из севших на полосы автоклуба «Оборотней», посетив туалет, рассаживались за обеденными столами. Вторая волна «Оборотней» должна была настигнуть вторую французскую эскадру в 8 00. В принципе, можно было успеть перенацелить её часть или всю её на английскую эскадру. Но в этом случае «Оборотни» уже не смогли бы добраться до автоклуба. До берега – да. Но пришлось бы садиться на вынужденную посадку, не долетая аэродрома. При этом часть машин обязательно бы пострадала. Не исключались и травмы, а то и гибель пилотов.

Поэтому Коронадо не стал второй раз дёргать вторую волну, меняя ей цель. А просто связался с Заместителем Начальника ВВАУ, Нашим Французом, самолёт которого в данный момент уже приземлился. Было решено готовить «Оборотни» к новому вылету. Впрочем, для этого всё давно было готово. Четыре дня назад, перед уходом из БА, Наша морская пехота доставила сюда по железной дороге достаточное количество ящиков. Кроме 250кграммовых авиабомб там было недостающее оборудование для обслуживания самолётов. Остальное, которое можно было закупить под видом автомобильного, было закуплено ещё в момент строительства автоклуба.

Иринуца Трондайк, сеньора Маркес, была девочкой хотя и жадноватой, но скрытной и умненькой. И очень внимательно прислушивающейся к словам Леонсио Санчеса и его приятеля барона Бау, приезжающего в Аргентину минимум пару раз в год. Да и пасынок её двоюродной сестры, Альфонсо Санчес тоже был немного в курсе. Так что он ещё 4дня назад перегнал сюда свой «Оборотень» — триплан. И механики гаражей все эти дни тренировались в быстрой заправке, обслуживании и вооружении. Так как самолёт был всего один, то тренировки шли в ангаре круглосуточно. Менялись только бригады механиков. Было объявлено, что через три дня будут соревнование на скорость обслуживания. А победившая бригада получит крупный приз и будет участвовать в обслуживании «Оборотня» во время турне по Европе. Часть механиков была из России, так что возможность посетить Родину за чужой счёт была даже более серьёзным стимулом, чем просто деньги. Впрочем, и поощрительные призы были достаточными, чтобы замотивировать всех механиков.

В районе автоклуба было 8 трасс для кольцевых гонок. Соответственно, при их использовании получалось 16 взлётно-посадочных полос. На каждой трассе было по 8 бригад автомехаников. К 8: 13 к вылету было готовы все 144 «Хомбре-Лобо» первой волны. Основная проблема была в том, что к 15 марта было произведено 801 250кг авиабомба. 192 было потрачено во время налёта на флот чилийского союза. Для разрушения опор мостов использовались практические авиабомбы прошлого года изготовления. Их головная часть, изготавливаемая из бракованных корпусов 12тидюймовых снарядов, прошла тепловую обработку. И имела нереальные прочностные характеристики. А посему не разрушалась при попадании в железобетонные или кирпичные опоры мостов. Остальные – 288шт обычных 250кг авиабомб были использованы сегодня, на чилийский и французский флота. Так что сейчас в автоклубе была 341 авиабомба, которые морская пехота тайно завезла в автоклуб перед уходом из БА… Остальные или были использованы или находились не здесь. Так что перед Коронадо и Замначальника лётного училища стояла задача – как распределить цели и задачи между авиацией и флотом, имея ввиду, что английские дредноуты могут тоже принять участие в войне? Единственное, чего было навалом – так это 10килограмовых (4000шт) и 100кг (1500шт) бомб.

Кроме 8ми трасс для автомобилей был ещё и километровый бассейн для гонок на катерах. С одной стороны его были трибуны, а с другой — бетонная полоса такой же длины. Почему-то ориентировались трассы и бассейн на северо-запад, прямо вдоль преобладающих здесь ветров. Разумеется, механики гаражей для катеров тоже все эти дни занимались тренировками в обслуживании проданной Леонсио Санчесу «Гидры», которая, в общем-то тот же бомбардировщик, с прошлого года строившийся для на Наших авиазаводах для Чили, только поставленный на поплавки. Так что все 14 бомбардировщиков, севших на полосу вдоль бассейна, были обслуженные ещё раньше. И ещё в 7: 45 первый из них вылетел в сторону английской эскадры. Остальные выпускали в воздух через каждые 15 минут, чтобы они могли заменить «Гидры» с линейных крейсеров, когда те выработают топливо. Каждый нёс по 10 10килограммовых бомб.

Loading...

предыдущая Глава 95. Продолжение «сказки про скотобойни сеньора Санчеса» Часть третья. http://xn—80aaf2btl8d.xn—p1ai/?p=20987
продолжение следует.